УправлениеИТ Директор

2020-й глазами ИТ-директоров. Часть первая: удаленная реальность

Ольга Мельник | 29.12.2020

2020-й глазами ИТ-директоров. Часть первая: удаленная реальность

Всем приходится подстраиваться под условия работы в пандемию, идти на меры, которые были бы вряд ли реализуемы «в мирное» время.

Написание обзоров по итогам года в ИТ-отрасли чаще всего бывает довольно скучным: ключевые тренды меняются нечасто, а искать их «на ровном месте» неинтересно. Уходящий год был уникальным: новые тенденции действительно дали себя знать. Более того, как пишет Олег Апанасик, директор ИТ-департамента «Атоммаша» – филиала ЗАО «АЭМ-технологии» в Волгодонске, «для меня лично и для моих коллег из ИТ-отдела 2020 год был трудным и опасным в личных и бытовых вопросах и безумно интересным и адреналиновым в рабочих. Я думал, что в служебных делах меня уже ничто не сможет удивить, но в этом году произошло столько неожиданных событий, что стало ясно: мы живем в очень интересно время».

Олег Апанасик, директор по ИТ АО "АЭМ-Технологии"
Олег Апанасик, директор по ИТ АО "АЭМ-Технологии"
Часть иностранных заказчиков отменила личное пребывание на территории предприятий и очную приемку продукции. Приемка проводилась дистанционно с применением видео.

Удаленная работа: реальность и планы

COVID-19 существенным образом изменил не только формат работы офисов и обслуживания клиентов, но и закрепил в нашем сознании необходимость изменения модели ведения бизнеса, хотя и до пандемии у каждой компании был формализованный или примерный план цифровой трансформации, считает Александр Леднев, ИТ-директор НПФ «Благосостояние». Не было бы счастья, да несчастье помогло: наконец были опробованы модели и методы работы, применить которые раньше мешал в основном менталитет, а не уровень зрелости ИТ-решений.

Александр Леднев, финансовый директор НПФ «Благосостояние»
Александр Леднев, финансовый директор НПФ «Благосостояние»
При работе из дома сотрудники стали самостоятельно искать ответы при работе с техникой. Это позволило значительно сократить затраты Фонда на поддержку пользователей.

Однако о счастье ли идет речь? Есть ли изменения в поведении сотрудников и клиентов: снятие психологических барьеров в отношении удаленной работы, готовность к изменениям в методологии управления проектами и технологиях коммуникаций?

Ответы на этот вопрос не были единодушными. Олег Смирнов, директор проектного направления ГК «Аскона», этот тезис подтверждает: да, изменения есть как за счет роста онлайн-трафика и конверсии у клиентов, так и за счет готовности партнеров общаться удаленно, заменяя очные встречи коммуникациями через онлайн-инструменты. Не все клиенты рады этому, но понимают, что мир меняется и надо следовать происходящим изменениям, замечает Роман Блонов, директор службы IT NAI Becar.

Сергей Голубицкий, президент клуба ИТ-директоров Новосибирска, весьма пессимистичен во всех своих оценках: психологические барьеры, наоборот, все больше давят на сотрудников, в том числе на клиентов и партнеров, уверен он. «Привыкшим коммуницировать лично очень сложно перестроиться на иной вид общения и работы. На это нужны даже не месяцы, а годы. Как только происходит любое ослабление, многие сотрудники сами хотят вернуться в офис. А руководители (по отношению к сотрудникам) – тем более. Пока не будет создана культура и возможности (не все могут дома полноценно уединиться и отделиться от домашней обстановки) удаленной работы – эффективность «удаленки» будет намного ниже офисной», – заключает он.

Сергей Голубицкий, президент клуба ИТ-директоров Новосибирска
Сергей Голубицкий, президент клуба ИТ-директоров Новосибирска
Для одних проектов пандемия стала стимулом к их развитию, для других — могильщиком, и это нормально.

О важности культуры удаленной работы говорит и Николай Гегамов, ИТ-директор компании «Лудинг»: эпистолярный жанр, только аудио и даже видео несут гораздо больше недопониманий и ошибок, чем прямой человеческий контакт, считает он. По его мнению, эти ошибки и надо стараться минимизировать.

Владимир Соловьев, CIO Финансового университета при Правительстве РФ, не согласен с Сергеем Голубицким в оценке продуктивности: «Многие наши партнеры и заказчики работают удаленно, они существенно пересмотрели свои коммуникации. И это, конечно, повышает эффективность».

Происходит не устранение, а слом психологических барьеров, уверен Николай Гегамов: «Когда (и если) все вернется на крýги своя, многие останутся на удаленной схеме. Постепенно сформируется культура удаленной работы, а если и статистика покажет равную или большую эффективность «удаленки», то «оковы тяжкие падут», а с ними и психологические барьеры».

Дело, разумеется, не только в психологии. «Мы сами стали чаще использовать инструменты управления проектами, трекеры, причем все больше и больше во взаимодействии с внутренними заказчиками», – отмечает Владимир Лебединский, генеральный директор «ИМС». Были обновлены требования к ведению Service Desk для инженеров поддержки с целью отражения текущей ситуации по заявкам. «Видим, что активно применяются онлайн конференции между пользователями без участия ИТ сотрудников» -говорит он.

Владимир Лебединский, генеральный директор «ИМС»
Владимир Лебединский, генеральный директор «ИМС»
У нас уже были выстроены все необходимые решения по удаленному доступу. С марта месяца мы стали использовать такие решения чаще чем раньше, единственное что пришлось делать – расширять каналы связи.

Есть изменения и более глобального характера. Всем приходится подстраиваться под условия работы в пандемию, идти на меры, которые были бы вряд ли реализуемы «в мирное» время, подчеркивает Михаил Петров, директор департамента цифровой трансформации Счетной Палаты РФ, и поясняет: «Многие объекты дают нам доступ к своим информационным системам, на что ранее они шли неохотно». Проблемы межведомственного обмена информацией хорошо известны, но пандемии уступают даже они.

Николай Гегамов называет трех китов удалёнки – ключевые факторы, определяющие возможность такой формы работы. Это, во-первых, качественный и быстрый удаленный доступ к корпоративным ресурсам, его прозрачность, скорость и надежность, в том числе и со стороны ИБ. Во-вторых, коммуникации между сотрудниками должны быть легко доступны и удобны во всех своих многочисленных способах: почта, мессенджеры, телефон, самое актуальное – конференц-связь. Многим подразделениям нужны системы обучения. Третий фактор – среда, платформа работы. Должна быть досконально отработана «Система Выдачи Заданий и Контроля их Исполнения». Программы для Servicedesk и HelpDesk, средства управления проектами, можно объединять в платформы Digital Workplace, но это вторично. Первично – среда, уверен Гегамов.

Николай Гегамов, ИТ директор компании «Лудинг»
Николай Гегамов, ИТ директор компании «Лудинг»

Необходимо выстроить единообразную схему подключения к корпоративным ресурсам. Ключевым фактором является ИБ.

Digital Workplace – цифровое рабочее место

Сергей Голубицкий считает концепцию Digital workplace хайпом, и не более того. Явной потребности в цифровых рабочих местах не видит и Владимир Лебединский: в его компании только наблюдают за развитием таких решений и их экономической эффективностью. Роман Блонов строит Digital workplace на базе уже развернутого КП «Битрикс». Михаил Петров считает, что эту концепцию Счетная Палата уже реализует. «У нас давно все ИТ-решения доступны с любых устройств. Это и есть цифровое рабочее место», – уверен Владимир Соловьев. Технологии уже давно позволяют бесшовно переключаться между офисной и удаленной работой, уверен он. «Мы провели такую трансформацию еще в 2012–2013 годах. Уже тогда у нас сформировался стек технологий, позволяющий преподавателям и студентам использовать университетское ПО не только в компьютерных классах, но и с любых устройств, сложилась культура использования работниками видеосовещаний. Поэтому переход сотрудников на удаленную работу произошел практически бесшовно: они смогли с домашних компьютеров использовать все необходимые технологии, а преподаватели и студенты по ссылкам из расписания попадали в виртуальные аудитории, где шли занятия». Соловьев отмечает, что работа преподавателей по обеспечению очного учебного процесса в удаленной форме оказалась намного сложнее, чем в традиционных аудиториях, поскольку потребовала существенной индивидуализации заданий для студентов и их контроля. Однако, по его словам, у подразделений, обслуживающих учебный процесс, эффективность на «удаленке» даже повысилась за счет существенного сокращения очных совещаний и времени на передвижение к ним.

Владимир Соловьев, CIO, Финансовый университет при Правительстве РФ
Владимир Соловьев, CIO, Финансовый университет при Правительстве РФ
Мы активно начали новые проекты в связи с тем, что появилось больше времени, поскольку фактически у нас рабочие места уже давно бесшовные и не нужно было тратить ресурсы на организацию удаленного доступа.

Потребность в Digital workplace Николай Гегамов считает вполне реальной, но замечает: «По сути, подобные площадки в основном объединяют процессы, которые уже существуют. Чем плоха схема: терминальный доступ к рабочему компьютеру – далее, работа, как в офисе; мобильный, SIP-телефония, Skype for business, Zoom, MS Teams – для связи и конференц-связи. Для ИТ-отдела система для Servicedesk и HelpDesk типа Итилиум, JIRA и т. д., система для проектного офиса типа или на основе MS Project Manager, ADVANTA и другие».

Вопрос управлениям заданиями и контроля во многих организациях оказался ключевым. Руководители просто не готовы управлять вне офиса. Работать иначе, чем по поручениям, сиюминутным и личным указаниям начальства, не умеют ни отдельные сотрудники, ни целые организации. Удаленная работа очень ясно высветила эту проблему, однако ее решение не может быть простым и быстрым, как терминальный доступ. Нужно менять систему управления в целом, а средства такого управления органично встраивать в цифровое рабочее место. Есть компании, где сотруднику не нужны каждодневные указания начальства: в своем личном кабинете он видит как задания проектного управления, так и оперативные задачи из системы документооборота. Можно предположить, что именно наличие или отсутствие таких инструментов окажется ключевым в распространении удаленной работы. Олег Смирнов отмечает: «Большинство подразделений и раньше у нас работали на понятный и прозрачный результат, так что можно сказать, мы и не заметили глобально перехода на удаленный формат работы».

Кто останется на удалёнке

«В организациях, с которыми я сотрудничаю, почти все удаленщики уже возвращены в офис. Единицы в какие-то дни работают из дома», – свидетельствует Сергей Голубицкий. «После снятия ограничений у нас не планируются сотрудники, работающие только удаленно. Для гибкости у нас работают «24×7» собственные коворкинги в Санкт-Петербурге и Москве», – рассказывает Роман Блонов.

Роман Блонов, директор службы IT NAI Becar
Роман Блонов, директор службы IT NAI Becar
У нас очень много сотрудников, которые работают “в полях”: брокеры, мобильные службы, руководители и многие другие. Простота, удобство и безопасность удаленного доступа всегда были ключевыми требованиями.

В государственных организациях (Финансовый университет при Правительстве РФ не исключение) отношение руководства даже к теоретической возможности удаленной работы сотрудников было скептическим, напоминает Владимир Соловьев. «Однако 2020 год показал, что вполне возможна слаженная работа коллектива, когда его значительная часть находится на удаленных рабочих местах. Сейчас у нас сложилось понимание, присутствие каких работников жизненно необходимо в офисе, а какие сотрудники, и даже целые подразделения, могут эффективно работать удаленно. Предполагаю, что после снятия ограничительных мер 20–30% университета, не связанных непосредственно с обеспечением очного учебного процесса и жизнедеятельности организации, останутся работать удаленно. Это значительная часть управленческих и сервисных подразделений».

Изменился основной фактор, влияющий на модель взаимодействия, считает Олег Смирнов: «Если раньше драйвером использования удаленной работы был дефицит сотрудников в регионах, то сейчас активно принимаются во внимание и внешние обстоятельства». Также вынужденный переход на удаленный формат работы снял все страхи, что персонал будет валять дурака дома, не сможет обеспечить эффективную работу компании, отмечает он. При этом требования к мобильному доступу в компании резко снизились, потому что объем командировок сократился минимум на порядок. Стратегически, считает Смирнов, компания стала рассматривать сотрудников на удаленный формат работы не только там, где жесткий дефицит кадров, но и на большинство всех остальных позиций.

Владимир Лебединский оценивает перспективы работы ИТ-департамента: «Около 30% сотрудников 98% своего времени стали проводить, работая удаленно, приезжая в офис один-два раза в месяц, и то не на весь день. Это разработчики и сотрудники, поддерживающие информационные системы. Остальная часть специалистов работает в режиме, близком к «50 на 50» между работой в офисе и удаленно – это техническая поддержка, администраторы и административный персонал». Лебединский не видит провалов по эффективности удаленщиков, сохранение параметров SLA по обслуживанию это наглядно показывают. «Мы сократили размер офиса вдвое, реализовали свой собственный коворкинг с возможностью занять любое рабочее место», – сообщил он.

«На удаленную работу переведено более 50% офисного персонала, в ИТ в офис ходит только физическая техподдержка/склад, и не каждый день», – рассказывает Олег Смирнов и поясняет: – Часть ИТ-персонала как ушла на удаленку в марте, так и остается на таком форме работы по сей день. Сейчас трудно точно сказать, что будет (да и когда это будет) после снятия ограничений, но уже очевидно, что в офис на 100% не вернутся даже те, кто ранее работал в нем. Конечно, есть персонал, которому условия не позволяют работать из дома полноценно по разным причинам, но сейчас и они работают удаленно». Олег Смирнов считает перспективной гибридную модель, когда основная часть персонала появляется в офисе время от времени – на один-два дня в неделю. Он полагает, что в дальнейшем станет еще проще преодолевать сомнения HR-служб при приеме сотрудников полностью на удаленную работу, а до пандемии такие сложности были».

Олег Смирнов, ГК Аскона, директор проектного направления
Олег Смирнов, ГК Аскона, директор проектного направления
Основное требование у нас — это выполнение количественные показатели и выполненные задачи. Для техподдержки время реакции на инцидент, скорость его разрешения, для аналитиков оценка выполненных задач согласно плану.

В Счетной Палате, как рассказывает Михаил Петров, уже в среднем меньше 20% сотрудников ходят в офис, а на пике карантина было меньше 5%. «Мы сделали все, чтобы удаленная работа была такой же эффективной, как офисе: организовали удаленный доступ ко всем необходимым системам по защищенным каналам, электронную цифровую подпись в документообороте, чаты, системы удаленных конференций, частное облако для обмена файлами, подготовили инструкции, усилили серверы доступа и каналы связи, выдали сотрудникам ноутбуки, подключились к десяткам новых информационных систем и сделали многое другое. Даже не очень представляю себе, чего нам не хватает еще для удаленной работы», – говорит Михаил Петров. – Может быть, высококачественных видеосредств или средств обмена информацией с различными грифами секретности». Он предполагает, что дома после снятия ограничений останутся сотрудники, которые готовят данные, работают с информационными системами.

Михаил Петров, директор департамента цифровой трансформации Счетной Палаты РФ
Михаил Петров, директор департамента цифровой трансформации Счетной Палаты РФ
Полноценная стратегия удалённого и мобильного доступа была у нас еще до пандемии, и то, что мы уже начали ее реализовывать, очень помогло нам в начале карантина.

В офисе или дома, но главное – это люди. «Самая главная моя гордость как руководителя в 2020 году – это моя команда, – говорит Александр Леднев. – Даже в таких эмоционально напряженных условиях все мои коллеги успешно справлялись с поставленными задачами и всегда поддерживали друг друга. В условиях нехватки живого человеческого общения такая поддержка и взаимовыручка является самой главной ценностью в любом коллективе».

Минутка футуризма

Смешно утверждать, что в типовом российском жилье семейный человек может нормально работать дома. Однако можно предположить, что три обстоятельства изменят ситуацию, причем довольно быстро. Одно – миграция тех, кто может себе это позволить, за пределы городов, жизнь в коттеджах постоянно, а не «дачный вариант». Второе – появление множества коворкингов «шаговой доступности». Третье – гибридные офисы с незакрепленными рабочими местами, офисы для переговоров и встреч, а не для повседневной работы.

Такие изменения могли бы иметь серьезные урбанистические последствия: снижение трафика, в том числе автомобильного, интенсивное развитие инфраструктуры пригородов, превращение офисных центров в коворкинги и уменьшение их загруженности. Более того, удаленная работа может заметно изменить рынок труда как в смысле мобильности, так и с точки зрения цен. В некоторых профессиях, в том числе копирайтинге и графическом дизайне, удаленная работа уже считается нормой, потому что менеджеры, наконец, научились управлять такими сотрудниками, не видя их перед собой. Это приводит к снижению зарплат: в них уже не закладывается аренда квартиры в столице. Разработка ПО остается пограничной областью, но с ней происходит то же самое. Можно предположить, что число специальностей, где удаленная работа – норма, будет быстро расти, а цена таких сотрудников – снижаться.

Удаленная работа Цифровизация Кадры

Темы: Удаленная работа

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 12/2020], Подписка на журналы


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Все жалуются на нехватку времени. Особенно обидно, что его не хватает на самые важные вещи. Совещания, созвоны, подготовка внутренних отчетов, непонятно, насколько нужных, но которые начальство требует так, как будто это именно то, ради чего мы работаем.
Сейчас мы вступаем в следующую фазу выздоровления и восстановления, но гибридный мир никуда не денется
В России опрос показал: 48% составляют технооптимисты, а больше половины – технофобы и техноскептики.

Компании сообщают

Мероприятия

Юникон & гейм экспо минск / unicon & game expo minsk
Минск, пр. Победителей, 20/2 (футбольный манеж)
14.05.2021 — 16.05.2021
12:00
SAS Global Forum 2021
ОНЛАЙН
18.05.2021 — 20.05.2021