УправлениеИТ Директор

Когда молчание - золото

Григорий Рудницкий | 01.04.2015

Когда молчание - золото

Американское издание Wall Street Journal пару месяцев назад затронуло очень интересную, на наш взгляд, тему: CIO местных компаний объясняли, какие термины они не хотели бы слышать в новом, 2015 году и почему. 

Не будем подробно пересказывать материал, тем более что он доступен не только на портале Wall Street Journal, но и на сайте нашего журнала в русском изложении. Напомним лишь, что у американских CIO под раздачу попали такие штампы, как «облачные вычисления» (за слишком большое число значений, ведущее в конечном итоге к расплывчатости); «выравнивание позиций ИТ и бизнеса» (это давно должно быть свершившимся фактом, а не целью, к которой надо стремиться), «место CIO за столом» при решении стратегических задач управления компанией (также устаревшее понятие, уже ставшее незыблемым правилом для любого бизнеса); «следующее поколение» (современная модель разработки исключает понятие статичных «поколений»). Помимо того в списке нелюбимых терминов оказались «большие данные», «всеканальность» и «носимые гаджеты». 

Будучи уверены, что данная тема не менее интересна российским CIO и ИТ-экспертам, мы решили поинтересоваться, какие именно слова и выражения из современного лексикона маркетологов, технических писателей, менеджеров по продажам, журналистов, а также всех, чья работа на ИТ-рынке воплощается в словесном выражении, их не устраивают. 

У каждого слова своя окраска

Один из постоянных авторов нашего издания, ИТ-эксперт Александр Башкиров, отмечает, что ИТ и бизнес, взаимодействуя, так или иначе вынуждены использовать устоявшиеся выражения, которые должны иметь общий смысл для всех. «Ключевое слово – “должны”, однако многие из них его не имеют, – уверяет он. – Потому что термины, особенно высокого уровня, являются контекстно зависимыми. А кроме того, несут свою окраску и свой смысл, которые для каждого уникальны. Так, два человека могут говорить про “облако”, и при этом каждый будет подразумевать свое. Более того, собеседники еще и договориться могут – и тоже каждый о своем», – подчеркивает он. 

«Для меня критически важно, что и как говорят собеседники в процессе делового общения. “Что” – это используемые слова и способ структурирования мысли, а “как” – это интонации, мимика, жесты, эмоции, – рассуждает Павел Потеев, руководитель департамента управления организационными изменениями ENRC BTS. – Слова – это отражение мыслей, а мысли определяют приоритеты, решения, действия. Фраза “и что же внутри этой головы находится, если из нее наружу такое лезет” не на пустом месте появилась». По мнению Павла, термины-клише, на первый взгляд хорошо и красиво звучащие, при ближайшем рассмотрении не несут выраженного бизнес-смысла, причем встречаются как в русской, так и англоязычной деловой лексике. При этом реакция на такие термины везде одинаковая. 

«Buzzwords (“громкие слова”) могут прозвучать на переговорах, в ходе презентации, в личной беседе. Но, рискуя злоупотребить такими терминами, помните о возможной реакции слушателя – руководителя высокого уровня, – предупреждает Павел Потеев. – Мышление таких людей отличает ряд особенностей. Они быстро думают и обрабатывают информацию. Несколько минут их времени – это очень много, и от выступающего ожидается фокус на главных темах, на предложении решений и преимуществах, которые эти решения несут. В случае злоупотребления этими самыми buzzwords вы рискуете получить в ответ ироничный комментарий типа “vortex of incomparable beauty” (“ну и фонтан красноречия”) либо "you sound very expensive» (“дорого звучит”). Вероятен еще один риск: избыточное употребление таких терминов может быть воспринято как наивная попытка речевой манипуляции. Ирония слушателей – это, кстати, мягкий вариант ответной реакции. Жесткий – потеря доверия, контракта, карьеры. И все из-за слова».

Что же касается русского языка, то и в нем, по словам Павла Потеева, немало слов, звучащих громко и эффектно, но при этом не несущих конкретного значения. «“Курировать”, “вовлечение”, “внедрение эффективной системы” – звучит хорошо, но при ближайшем рассмотрении вызывает вопросы: а где за этими словами реальные цели, планы, действия, приоритеты, результаты? Следите за речью», – заключает он. 

Термины, скрывающие недостатки

Алексей Максимачев, директор по ИТ ГК «Бюллетень Недвижимости», больше всего не любит фразу «исторически сложилось», которая зачастую оправдывает нежелание, а иногда и саботаж изменений внутри организации. «Этой формулировкой нередко маскируют незнание или отсутствие понимания, как работает тот или иной инструмент. Компания должна меняться, и кому, как не ИТ, проводить эти изменения, оптимизируя процессы и внедряя новые инструменты. Традиции и опыт, конечно, должны сохраняться, но эти дежурные слова никакого отношения к традициям чаще всего не имеют. В одном из отделов департамента, которым я руковожу, выражение “исторически сложилось” строго запрещено», – объясняет Алексей.

На втором месте в черном списке Алексея Максимачева фразы «это просто» и «сделаем быстро». По его мнению, они не дают представления о конкретных сроках выполнения той или иной задачи. Вдвойне плохо, когда эти фразы относятся к другому сотруднику или даже другому подразделению компании. «В каждом направлении должен быть специалист, внутри компании или приглашенный извне, который способен оценить правильность, варианты, сроки решения той или иной проблемы», – отмечает он. 
И еще одна фишка, режущая слух Алексею Максимачеву, – «просто купим каждому iPad» – часто сопровождает так называемые простые внедрения только что приобретенного ПО с «нулевой настройкой», для того чтобы максимально использовать «самые лучшие технологии», разработанные кем-то где-то в другом месте. В большинстве подобных случаев компания получает совсем не то, что хотела, и проблема при этом не решается, а только усугубляется. 

Слишком туманно

Александру Башкирову очень не нравится слово «бизнес-требования», под которым может скрываться что угодно – от реальных запросов бизнеса до замков на песке. Таким же всеобъемлющим и одновременно лишенным конкретного смысла воспринимается им термин «большие данные». «Даже в небольшой учетной системе данные непременно большие. И с ними обязательно надо что-то сделать», – комментирует он. А говоря «стратегия», часто имеют в виду не корреляцию стратегической линии бизнеса и ИТ, а всего лишь необходимость закупки компьютеров и оргтехники, полагая, видимо, это направление стратегическим, сетует Александр. 

«Поддержка бизнеса» не по душе Марине Аншиной, председателю комитета по стандартам СОДИТ. «Ясно представляю, как бизнес, находясь на грани выживания, хватается за ИТ как за последнюю соломинку. Но сомневаюсь, чтобы в последний момент что-то можно было сделать, так как проекты ИТ требуют, помимо инвестиций, которых в такой ситуации трудно ожидать, еще и определенного времени, – говорит она. –  Мне кажется, сейчас смешно обсуждать поддержку бизнеса со стороны ИТ. Мы давно должны были научиться это делать. Сейчас ИТ все больше становятся двигателем самых разных бизнесов, и современный ИТ-директор обязан именно с этой точки зрения рассматривать свою роль в компании». 
Не жалует Марина Аншина и такие фразы, как «это невозможно» и «это не получится». Технологические возможности современных ИТ, по ее убеждению, воистину безграничны, и если что-то не получается, то это чаще всего просчеты управления. «Контрфраза, которую я часто применяю: “Не отказывай себе сам, пусть тебе откажут другие”. Мы можем ждать от этих других, что они откажут, а те возьмут и согласятся. Поверьте, так очень часто бывает», – говорит она. 

«Это для нас слишком дорого», – часто слышит Марина Аншина. При этом речь идет не только о приобретении «тяжелого» бизнес-решения, но и обычного принтера. «В ответ я давно приучилась спрашивать: “А сколько, вы считаете, это стоит?» Обычно собеседник затрудняется дать более-менее содержательный ответ, у него заведомо стойкое ощущение, что в ИТ все, что хорошо, дорого. А это не совсем так. И уж совершенно точно неверно утверждение, что все дорогое в ИТ обязательно хорошее. Часто удавалось показать, что нужное решение не только не будет стоить дороже уже используемого, но с учетом выгод, которые оно несет, может сэкономить бюджет»,– заключает Марина Аншина.

Америка и Россия – не одно и то же

Интересно, что относительно терминов, не любимых американскими ИТ-директорами, многие из российских коллег настроены не столь категорично. Марина Аншина, к примеру, не видит ничего плохого в «облаках» и «больших данных». Первое, говорит она, означает оперативный доступ к ИТ-сервисам по запросу с оплатой только того объема услуг, который был потреблен, а под вторым подразумеваются колоссальные возможности накопленных данных (по аналогии с «большой нефтью» или «большой рудой»). 

Олег Вайнберг, много лет проработавший CIO, а ныне бизнес-консультант, также вполне лоялен к «облаку», советуя лишь отсечь от него все маркетинговые эпитеты типа «внутреннего» и «частного». «Все, что в периметре организации, – в периметре, остальное – в облаке», – считает он. Примерно такая же ситуация и с «выравниванием позиций» и «местом за столом». По словам Олега, для многих российских компаний все это еще очень актуально. Ну а что касается «следующего поколения», поясняет: «Время от времени разработчики делают кардинальные изменения, и меняется парадигма. При этом теряется обратная совместимость, то есть совместимость со старыми разработками. Это и есть “следующее поколение”».

В угоду политике

Часто опрошенные нами эксперты негативно отзывались о пресловутом «импортозамещении». «Мы не производим отечественных чипсетов, процессоров, периферийных устройств, накопителей и многого другого, – сетует Олег Вайнберг. – Поэтому речь должна идти о надежных разработках, известных и востребованных не только в России, но и во всем мире. ПО “1С” и “Лаборатории Касперского”, печатные платы “Пантес” и многое другое – эти разработки надежны, и их нужно покупать. В остальных случаях импортозамещение нам не нужно». 
По словам Алексея Лукацкого, эксперта по ИБ компании Cisco, импортом почему-то называют только американскую продукцию, а ее «заместителем» – либо open source (обычно разработанный там же), либо решения другого заклятого друга России – Китая. «Ни то ни другое не может считаться полноценным импортозамещением, что не мешает экспертам использовать это клише к месту и не к месту»,– резюмирует он. И еще Алексей совершенно не понимает слова «санкции», когда оно произносится в контексте ИТ и ИБ. «Особенно странно слышать “компания имярек ввела санкции”. Это вопиющий пример некомпетентности тех, кто делает такие заявления. Я понимаю, что текущая геополитическая ситуация непростая и находится немало желающих оседлать этого коня и состричь купоны на ИТ-патриотизме, но зачем же подменять понятия?» – недоумевает эксперт. 

========================================
img
Павел Потеев, руководитель департамента управления организационными изменениями ENRC BTS:
«?К?у?р?и?р?о?в?а?т?ь?»?,? ?«?в?о?в?л?е?ч?е?н?и?е?»?,? ?«?в?н?е?д?р?е?н?и?е? ?э?ф?ф?е?к?т?и?в?н?о?й? ?с?и?с?т?е?м?ы?»?.?


img
Алексей Лукацкий, эксперта по ИБ компании Cisco:
«?И?м?п?о?р?т?о?з?а?м?е?щ?е?н?и?е?»?

img
Марина Аншина, председатель комитета по стандартам СОДИТ:
«?Э?т?о? ?н?е?в?о?з?м?о?ж?н?о?»? ?и? ?«?э?т?о? ?н?е? ?п?о?л?у?ч?и?т?с?я?»?.

img
Алексей Максимачев, директор по ИТ ГК «Бюллетень Недвижимости»:
«?П?р?о?с?т?о? ?к?у?п?и?м? ?к?а?ж?д?о?м?у? ?i?P?a?d?»?,? ?«?и?с?т?о?р?и?ч?е?с?к?и? ?с?л?о?ж?и?л?о?с?ь?»?.?

img
Олег Вайнберг, независимый ИТ эксперт:
«?В?с?е? ?м?а?р?к?е?т?и?н?г?о?в?ы?е? ?э?п?и?т?е?т?ы?»? ?

img
Александр Башкиров, независимый ИТ экперт:
«?Б?и?з?н?е?с?-?т?р?е?б?о?в?а?н?и?я?»?.? ?


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Мысли вслух

Даже если электронная запись не работает, всегда найдется возможность пройти вакцинацию.
Как бизнес и учебные заведения адаптируют образование к новым реалиям экономики?
Попробуйте представить ощущения, когда ты занимаешься, вроде бы, прорывными вещами, а тебе объясняют "это, парень, тенденция вчерашнего дня".
Возникает понятное желание поразбираться, иногда на это нужны несколько лет.

Компании сообщают

Мероприятия