УправлениеИТ Директор

В ИТ главное – не технологии…

Ольга Попова, Алексей Комов | 24.01.2012

В ИТ главное – не технологии…

До сих пор в России бытует стереотип, что менеджмент в сфере информационных технологий – прерогатива мужчин, мол, только они могут добиться значимых результатов в этой области. Однако начальник ИТ-отдела ООО «КНАУФ Гипс» Татьяна Плотникова своей биографией убедительно опровергает это заблуждение. В интервью корреспонденту IT-MANAGER она рассказала, как проходило становление и развитие ее ИТ-карьеры.

Татьяна, вы одна из немногих российских женщин, добившихся выдающихся результатов в сфере ИТ-менеджмента. Если не секрет, к каким дисциплинам вы тяготели в школе?

Насчет выдающихся результатов спешу поспорить, в ИТ-менеджменте немало женщин с гораздо более внушительным портфолио проектов самого разного масштаба. А касательно школьных предпочтений – их в общем-то не было, мне одинаково легко давались и гуманитарные, и технические предметы. Пожалуй, только английский язык шел с трудом. Аналитический склад ума фактически предопределил будущую техническую направленность, несмотря на то что мне больше по душе были биология, медицина и… режиссура. Да-да, хотелось быть режиссером кино, моими кумирами были Эйзенштейн и Амосов. А еще хирургом хотела стать… Родители же видели меня инженером.

С чего же начиналась ваша карьера ИТ-специалиста?

Так получилось, что в том году, когда я поступала в институт, вступительные экзамены в московские вузы на дневные и вечерние формы обучения совместили по времени – из-за Олимпиады, и у всех абитуриентов была лишь одна попытка их сдать. Я окончила среднюю школу с золотой медалью и собиралась поступать в МАИ, предварительно отучившись два года в вечерней физико-математической школе при этом институте. Казалось бы, ничто не предвещает неудачу, тем более что успешно окончившим эту школу полагались некоторые преференции при поступлении. Выбирала между прикладной математикой и системами управления. В итоге остановилась на факультете автоматизированных систем управления. Но судьба распорядилась иначе. Из-за юношеского максимализма я неожиданно для всех в институт не пошла, а вместо этого поступила на работу простым оператором в Главный вычислительный центр Центрального статистического управления СССР (ЦСУ).

То есть решили поставить крест на учебе?

Отнюдь. Год спустя я поступила, но уже в другой институт – МАДИ, на факультет гидравлики и систем управления, по специальности «автоматизация производственных процессов». Поскольку к тому моменту у меня уже была собственная семья и был достаточно большой опыт вечернего обучения, я практически сразу перевелась с дневного отделения на вечернее. На первом же курсе стала мамой, дальнейшие годы пролетели как во сне: подъем в пять утра, детей – в ясли или сад, к восьми утра на работу, потом институт, ночами домашние задания, черетежи, проекты… Успешная защита диплома, увы, совпала с крахом семейной жизни. Не всякий мужчина готов принять женскую независимость и непокорность.

А как складывалась карьера во время и после института?

Я ушла из ЦСУ, отработав всего год. Совсем короткий период поработала бухгалтером в централизованной бухгалтерии управления профтехобразования, единственным достоинством которой была непосредственная близость к дому. Как только дети немного подросли, перешла на предприятие, на котором всю свою жизнь отработали мои родители – в отдел вычислительной техники тушинского машиностроительного конструкторского бюро «Союз». Это было типичное КБ при оборонном заводе. Начинала оператором и только на третьем курсе перешла в бригаду инженеров-электроников и электромехаников ЭВМ, оказавшись единственной женщиной в мужском коллективе. Мне это очень понравилось: я окончательно поняла, что с мужчинами гораздо проще находить общий язык, чем с женщинами. Потому что, как мне кажется, в отношениях между женщинами на первое место выходят эмоции, а в отношениях с мужчинами – компетенции. Меня вдохновляли на изучение новых для меня областей, и мне, в свою очередь, не хотелось ударить в грязь лицом. Тем временем в стране шла полным ходом перестройка. В оборонной отрасли становилось все хуже и хуже, перспективы практически не было. Я тогда уже освоила программирование и работала инженером-программистом. Скорее всего, это и стало бы венцом моей карьеры, но хотелось чего-то большего. Я стала активно искать новую работу, что оказалось совсем не простым делом.

Чем приходилось заниматься в тот период?

Лучше спросите, чем не приходилось! Но к ИТ все это практически не имело отношения. В самом начале 1991-го один мой знакомый, работавший в подмосковном Комбинате теплоизоляционных и гипсовых изделий по какому-то подряду, связанному с поставкой компьютеров на предприятия, порекомендовал меня молодому генеральному директору Алексею Александровичу Горовому в качестве кандидата на должность руководителя создаваемого там айтишного подразделения. С самого нашего первого разговора мы с ним отлично поняли друг друга. Все, чего я добилась дальше, достигнуто именно благодаря этому удивительному человеку и слаженной команде профессионалов, которую он создал.

Это была идеальная работа или в ней все-таки присутствовали какие-то минусы?

Главная сложность лежала в психологической плоскости: очень непросто, родившись и живя в Москве, решиться на работу в Подмосковье. Это сейчас во многих пригородах уровень инфраструктуры не ниже, чем в крупных городах, а тогда, чтобы попасть на работу, надо было ехать с тремя пересадками, машины у меня еще не было. Но в этом, собственно, и был единственный минус. Как-то очень быстро я оказалась вовлеченной во все бизнес-процессы компании. Здесь все было иначе, чем в неповоротливой и бюрократизированной системе оборонного ведомства. С самого начала все руководители в равной степени участвовали в развитии бизнеса. Это было время становления рыночных отношений, приватизации и акционирования. Компания преобразовывалась стремительными темпами. В 1993 году большой пакет ее акций был приобретен иностранным инвестором –  немецкой фирмой КНАУФ. Нашему руководству была жизненно необходима работающая управленческая информационная система. Вот тогда я впервые почувствовала, что успех возможен лишь в том случае, если в процесс вовлечены бизнес-пользователи и, что особенно важно, топ менеджмент…

Как я понимаю, вы положили глаз на этот проект.


Конечно! Однако у меня явно не хватало компетенций и ресурсов, чтобы взяться за эту задачу. И мы пригласили в помощь разработчиков из вычислительного центра тогдашнего главка «Моспромстройматериалы». Именно с этой командой – а со временем они все перешли работать к нам – мы и строили собственную ИС, состоящую из комплекса интегрированных друг с другом АРМов. Нашему детищу суждено было просуществовать почти десять лет, и расставание с этим ладно скроенным на заказ и органично вписанным в бизнес-процессы предприятия продуктом было очень болезненным. Хотя все сознавали, что он устарел… С каждым новым внедрением мы учились и учили других. Искали способы решения задач и осваивали новые бизнес-процессы и новые информационные системы. Поначалу моим программистам было трудно перестроить свое сознание на работу в новом качестве. Но они справились и остались не только квалифицированными разработчиками, а стали центрами компетенции по различным направлениям деятельности компании. И при внедрении SAP взяли на себя роль первого уровня технической поддержки, которая решает 80 процентов вопросов и проблем пользователей, не эскалируя их на следующий уровень. Именно пользователи подчас способствуют развитию и освоению все новых возможностей системы.

Когда вы ощутили потребность в бизнес-образовании?

Я сознательно пошла на бизнес-курс, когда на предприятии сменился директор, потому что понимала: чтобы выстраивать отношения с новым топ-менеджером, мы должны говорить с ним на одном языке. Кроме того, у меня явно не хватало знаний по менеджменту, экономической теории и бухгалтерскому учету. Сейчас-то всему этому учат в институте, а в советское время такого не было. В какой-то момент устройство бизнеса стало интересовать меня больше, чем информационные технологии.

Что, на ваш взгляд, проще: научить ИТ-специалистов разговаривать на языке бизнеса или научить собственников общаться на ИТ-сленге?

На мой взгляд, проще обучить ИТ-специалистов, более того, они должны ощущать в этом потребность, чтобы не чувствовать себя «тормозом» бизнеса. ИТ-задачи всегда плотно переплетаются с потребностями бизнеса.

Кто для вас идеальный поставщик ИТ-услуг?

Это должна быть компания с безупречной репутацией на рынке, не имеющая проблем ни с таможней, ни с налоговыми органами. При этом она должна быть надежным партнером и выполнять все взятые на себя обязательства точно в срок, не списывая свои ошибки на какие-то внешние обстоятельства. Помимо этого мне нужен один адекватный менеджер со стороны этой компании, способный отвечать за свои действия и за весь наш проект в целом. С точки зрения консалтинга для меня, конечно же, важна компетенция партнера. Кроме того, у нас на предприятии внедрена система менеджмента качества, по которой стандартизированы все бизнес-процессы, включая ИТ. Поэтому для меня очень важно, чтобы поставщик ИТ-услуг вписывался в наш тендерный коридор, удовлетворяя всем критериям выбора, и был способен глубоко разобраться во всех тонкостях наших бизнес-процессов.

На всех конгрессах постоянно обсуждается одна и та же тема: CIO – это  “career is over” или все-таки у ИТ-директора есть будущее? А как считаете вы?

В западной практике ИТ-директор и CIO это две разные должности. CIO решает исключительно стратегические задачи: это скорее идеолог. То есть он вообще не связан с операционным менеджментом, это топ-менеджер. И, как правило, он бывает один на компанию, даже если она транснациональна, и всегда работает в центральном офисе. Все остальные ИТ-руководители, решающие операционные задачи, как бы они ни назывались: ИТ-директора или ИТ-менеджеры – должны быть подчинены CIO. В России очень мало «чистых» CIO, у нас преобладают ИТ-директора. У СIO, на мой взгляд, достаточно много возможностей сменить «ориентацию», из них прежде всего получаются хорошие директора по развитию бизнеса, инновациям и корпоративному управлению, и путь к СЕО для них не закрыт. У ИТ-руководителя (сознательно не говорю «ИТ-директора», поскольку не важно, как он называется внутри компании) рангом пониже есть как минимум три пути: оставаться тем, кто ты есть, принимая это как возможность реализовать себя в чем-то еще, кроме ИТ; основать собственную ИТ-компанию; уйти в независимые консультанты. Как мне кажется, во что все это выльется дальше, зависит только от личности ИТ-руководителя: это может быть конец карьеры или ее взлет, но в совершенно ином качестве. В любом случае, точку ставить еще рано.

Не было ли за все эти годы соблазна сменить место работы?

Для меня самое главное в работе – интерес, я очень не люблю рутинную  монотонность. За двадцать лет мы сделали столько всего интересного с точки зрения ИТ: строили сети, централизовались, интегрировались, подстраивались под требования бизнеса, разрабатывали собственную управленческую информационную систему, внедрили несколько стандартных решений – «Магнат», «1C», Scala, Boss Kadrovik, DocsVision, и наконец, SAP. Такое разнообразие проектов явно не дает повода задуматься о смене деятельности. Кроме того, менялся масштаб ответственности, менялось количество людей в подчинении. Но несколько лет назад, после очередной реорганизации, я все-таки подумала о смене места работы, причем настроена была довольно решительно.
Но, уже практически согласившись на одно из предложений, вдруг задумалась: а может быть, я неправильно истолковываю предоставленную мне возможность? Ведь, что скрывать, все последние годы были отданы работе, а то немногое, что оставалось, – семье. И вот у меня появилась возможность ослабить вожжи, получить немного свободного времени для себя самой. Ох как непросто далось тогда мне решение, но я осталась. Осталась и кардинально перестроила весь свой внерабочий распорядок, оставив в нем место тому, чего давно хотелось, но не складывалось… Так в мою жизнь вернулись старые увлечения – театр, классическая музыка, добавились новые, весьма неожиданные для самой: батик, вышивка бисером, роспись стекла и… литературное творчество.

Несмотря на занятость, вы участвуете в жизни московского клуба «4CIO», ведете блог, пишете лирические рассказы. Расскажите об этой неайтишной стороне вашего бытия.

Клуб появился в моей жизни после окончания первого MBI в АНХ. Мне остро необходимо было восполнить дефицит постоянного общения с коллегами. Рождались новые технологии, в головах мелькали неожиданные идеи… Нужна была площадка для общения профессионалов – и клуб «4CIO» оказался идеальным решением. Атмосфера в самом начале в нем была потрясающая! Живой, активный разговор на взаимно интересные темы, такой особый «студенческий» дух, где все «сотворители», а не конкуренты. А потом, какая женщина откажется провести вечер в компании умных, образованных и состоявшихся мужчин? Три года назад мы снимали шуточный фильм «Основные правила клуба», там это было замечательно обыграно. Пусть это шутка, но в каждой шутке, как известно, лишь доля шутки... А  блог появился стараниями ныне ушедшего от нас Миши Елашкина, он долго убеждал меня, что мысли, которые возникают в моей голове, могут быть интересны не только мне…И не ошибся.

А лирические рассказы вообще родились из длинных смс, которые я рассылала друзьям для того чтобы передать свое настроение или атмосферу, чтобы заставить их поднять глазу и увидеть все то, что смогла увидеть я. Через некоторое время появилась идея современных сказок (первыми и самыми благодарными моими читателями, как ни странно,  стали мои коллеги по клубу) о замотанных работой людях, которые не успевают жить, боятся чувствовать, несоответствовать,  и временами выглядеть глупо со стороны. Им важно быть серьезными, собранными, реализованными в профессии и поэтому они  не верят самим себе прежде всего. Тем временем мимо проходит их собственное счастье, но нет времени не то что разглядеть, почувствовать…Что технологии в нашей жизни  не главное – главное люди.



Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Мысли вслух

Как бизнес и учебные заведения адаптируют образование к новым реалиям экономики?
Попробуйте представить ощущения, когда ты занимаешься, вроде бы, прорывными вещами, а тебе объясняют "это, парень, тенденция вчерашнего дня".
Возникает понятное желание поразбираться, иногда на это нужны несколько лет.
Как культура поведения удаленных пользователей влияет на кибербезопасность организации

Компании сообщают

Мероприятия