УправлениеИТ Директор

Сети революции

Александр Куприянов | 24.03.2011

Сети революции

Иногда дистанция между поколениями бывает огромной…
Тогда говорят об историческом кризисе (1).

Не укладываются арабские революции в привычную философскую схему: бытие дисциплинированно определяет сознание, а последнее, в свою очередь, благонамеренно отражает бросившееся в глаза.

Попытки социологов докопаться до социально-экономических корней происходящего обнаруживают малопригодность обычного инструментария не только в части предсказания будущего, но и объяснения свершившегося. Журналисты Wall Street Journal не сумели втиснуть Тунис, «зажигалку» революционного пожара, выше 21 места в сформированном на стандартных социально-экономических показателях рейтинге (2) , не учитывающем самый высокий на севере Африки уровень развития телекоммуникационной инфраструктуры (3)  и 34%-ную (в России — 29%) распространенность Интернета среди населения страны.

Сознание настойчиво рвется определять и формировать общественное бытие. Произошедший сдвиг парадигмы социальной жизни оказывается в общественном мнении связанным с новыми технологиями, воплощенными в Интернете и социальных сетях, что выражается не только в разномастных публикациях, но и в оценках высокопоставленных политиков, таких, как И. Сечин: «…надо пристальнее изучить происшедшее в Египте. Посмотреть, что делали в Египте, скажем, высокопоставленные руководители Google, какие там были манипуляции с энергией народа» (4) . Последуем совету Игоря Ивановича и посмотрим.

Сети и классы

Жизнь — это деятельность, устремленная вперед,
а прошлое и настоящее раскрываются потом,
в связи с этим будущим.

Революция подготавливается и осуществляется сетевыми структурами — утверждал сто десять лет назад В. Ленин, полагавший необходимейшим делом с помощью общерусской политической газеты «…создать сеть местных агентов единой партии, агентов, находящихся в живых сношениях друг с другом, знающих общее положение дел, …пробующих свои силы на организации тех или иных революционных действии… Эта сеть агентов будет остовом именно такой организации, которая нам нужна…» (5) . Сформированная в ту пору сеть действует и поныне. Когда в 90-е годы прошлого века в курском местечке Свобода, знаменитом монастырем «Коренная Пустынь» краеведы-энтузиасты попытались вернуть поселку историческое название, население проголосовало «против». Сработала агитация местных коммунистов, испытанными методами, от двора ко двору по цепочке привычных контактов втолковавших селянам, …собственно, не важно, что именно, давшее нужный им результат.

На рубеже тысячелетий представители прогрессивной и авторитетной стокгольмской экономической школы провозгласили зарождение в недрах постиндустриального общества нового общественного порядка: netократии (6) , двух основных классов — netократов и подчиненного консьюмериата (потребителей). Новые технологии, Интернет и возникающие на его фундаменте социальные сети, в полном соответствии с известным тезисом Г. Маркузе (7) , что «…технологическое общество является системой господства, которое заложено уже в концепции и структуре техники», вызывают изменение общественного устройства. Именование слоя лидеров «креативным классом» (8) , фиксирующее внимание на творческом, а не властном основании гегемонии, звучит приятнее, хотя и уводит в сторону от его явно сетевого происхождения.

С провозглашением, впрочем, вышла даже не одна, а несколько незадач, обычных для социальных откровений.
В завершившем этап коммунистического эксперимента глобальном мире, опережая концептуальные упражнения теоретиков, сформировалась сугубо сетевая организация «Алькаида», как нельзя лучше приспособленная к современным информационным системам, с 11.09.2001 играющая заметную роль в глобальном мироустройстве.
Всеобщая netократическая революция, вместо того, чтобы дисциплинированно, хоть по Марксу-Энгельсу, хоть по Барду-Зодерквисту происходить во всем, прежде всего высокотехнологичном, мире, питбулевой хваткой вцепилась в слабое звено современного общества, по-ленински прагматично выбрав своей целью арабские страны.

Распространяемая социальными сетями революционная волна 2011 г. двигалась в культурно ограниченном пространстве арабоязычного виртуального мира, в котором государственные границы не играют почти никакой роли. Ее мощность при уровне проникновения интернета 24% и выше, как в Тунисе и Египте, оказалась достаточной для мирного свержения действующей власти, а ливийских 5,5% оказалось маловато (9)  для мирного решения конфликта без гражданской войны.

Потенциал современных ИТ в подходящих условиях социальной среды обеспечивает проведение революционной мобилизации масс за часы и минуты, в буквальном смысле «из ничего» создавая способные коллективно действовать группировки без участия сформированных в прежней исторической парадигме политических партий, как это происходило, в частности, в Египте.

Итак, Египет

Единственно ложная перспектива - это та,
которая полагает себя единственной.

В январе 2011 г. перспективный (MBA с отличием в американском университете) тридцатилетний маркетолог Google, Ваэль Гоним (Wael Ghonim), взяв отпуск «по семейным обстоятельствам», направился из Дубаи в родной Каир. Руководство созданной им антиправительственной Facebook-группой, названной в честь новомученика режима Х. Мубарака, программиста по образованию, Халеда Сайеда We Are All Khaled Saeed, и ранее бывшей популярной (автор — маркетолог-отличник Google, положение обязывает), судя по всему, потребовало физического присутствия в гуще событий (10).  В период наибольшей революционной активности страницу группы посещало свыше восьмидесяти тысяч человек в день.

Размещенное в Facebook страстное видеообращение двадцатипятилетней девушки, сотрудницы ИТ-компании и, по совместительству, одного из лидеров молодежного движения «6 апреля» Асмаа Мафуз (Asmaa Mahfouz ) (11), сетевого авторитета YouTube и Twitter, вдохновило восстание и сыграло огромную роль в его организации, срежиссированной по справочнику суперстратега ненасильственных революций Дж. Шарпа (Gene Sharp  ) (12).
Эта молодежь, локальная netократия арабского мира, обладающая «…возможностями привлекать внимание, другими словами, те, кто обладает знанием и сетью полезных связей, которые могут быть полезны для данной конкретной сети» (13),  получила в своих действиях солидарную поддержку глобальной netократии, руководящей компаниями Facebook (разрешившей, вопреки общепринятой практике, анонимную регистрацию на странице We Are All Khaled Saeed), Twitter и Google, организовавшими в экстренном порядке работу качественно нового голосового сервиса Speak2Tweet для поддержки управления восстанием в период правительственного отключения Интернета в стране (14).

Представляется знаменательным, что ни сами египетские сетевые гуру, ни последовавшие их призывам вышедшие на площадь Тахрир народные массы не устремились к захвату государственной власти, ограничившись требованиями отставки деятелей действующего режима (15).  Зыбкая и непрочная сетевая власть-влияние, netократия, требующая от своих вождей непрерывного доказательства собственной состоятельности, оказалась привлекательней государственных постов.

Изумляет обеспечиваемая современными информационными системами скорость процессов консолидации революционной массы. Для создания устойчивой, способной к действию национальной сети В. Ленину понадобилось около пятнадцати лет, Бен Ладену (технологическое, не политическое сравнение) свыше десяти лет, считая с момента национального признания в 1987 г., а В. Ганиму — всего лишь около полугода с начала анонимного(!) формирования группы We Are All Khaled Saeed.

Технологии позволяют свести время формирования и мобилизации активно действующих групп до суток и часов, как это происходило в период прошлогодних беспорядков на Манежной площади в Москве или при оказании помощи пострадавшим в период летних российских пожаров.

Netократические революции, равно как и российская (1917-го г.), произошли не в самых развитых странах. Естественной областью распространения революционной волны оказались области виртуального пространства, сцементированные культурной и языковой общностью. Она притормозила на установленных персидским языком и шиитской культурой иранской или очерченной урду/английским пакистанской государственных границах к удивлению аналитиков, ориентирующихся на традиционные социометрические показатели. Мятежное вдохновение может проникнуть и в эти страны, но по относительно слабым несетевым каналам, не самой волной революционного цунами, а вызванным ей ветром.

В США и странах–технологических лидерах netократы, судя по всему, успешно интегрируются в постиндустриальный истеблишмент, причем не только такие глобальные, как С. Брин, и М. Цукерберг, но и рангом пониже, свидетельством чего является, в частности, бурное развитие деловых социальных сетей (16) . Следы netократической адаптации можно обнаружить и в исконно российском бизнесе Сбербанка, старательно и грамотно выстраивающего собственную социальную сеть.

Революция молодых

Быстро старится тот, кто хочет стареть,
точнее, не хочет жить, ибо не способен
отдаться бешеной жажде жизни.

Большинство netократов очень молоды. Самому старому из уже упомянутых сетевых властителей-айтишников, создателю Google Сергею Брину, нет и сорока; прочим, включая основателя Facebook М. Цукерберга, — менее тридцати. Социальные возмущения 2011 г. молодостью своих вождей и активистов схожи с мировой революционной волной 1968-го, проходившей под отдававшими марихуаной лозунгами личной свободы и сексуального раскрепощения. Песни The Beatles «All you need is love» в сочетании с психотропно-наркотической «Lucy in the Sky with Diamonds» (17) — символы той эпохи. Но на молодости сходство и заканчивается. Движение 1968 г., не искавшее и не получившее поддержки масс, сошло на нет, походя, ветром перемен, спровоцировав череду заметных исторических событий на поверхности глобуса от США и Франции до Чехословакии и СССР.
«Они думают, что делают революцию?! Идиоты! Революцию делаем мы!» — эти слова приписывают некому студенту-математику, который из окна своего университета смотрел на очередной митинг протеста и писал компьютерную программу (18).

Именно в 1968 г. был основан Intel, и закон Мура (19)  начал свою кропотливую работу по наращиванию вычислительной мощи человечества. В 2011-м продолжатели дела того самого, наблюдавшего из окна уличные беспорядки революционера-программиста, смогли с помощью созданных в последние годы информационных технологий управлять мятежной энергией народных масс.

В новый подчиненный класс потребителей — консьюмериат, жизненные стандарты которого и призваны определять сетевые авторитеты, человек «прописывается» не по возрасту. Глава Apple Стив Джобс, явный глобальный netократ, показывает пример того, что возраст и смертельные болезни не умаляют netократической мощи. У него своя революция, совершаемая преданными фанатиками iPAD, iPhone...

Время — вперед!

Наша жизнь — это, прежде всего, столкновение с будущим…
Жизнь — это будущее, то, чего еще нет.

Технологический взгляд на свершающиеся в арабском мире революции обнаруживает в них явные признаки борьбы за достойную жизнь и влияние нового социального слоя — netократии, устремленной к созданию в регионе привлекающих народные массы сетевых центров, опирающихся на поддержку глобальных сетевых лидеров.

В обществе развивающейся netократии успех в бизнесе все в большей степени будет принадлежать компаниям, способным быть привлекательными и создавать сети своих приверженцев, в полной мере использующим быстро растущие возможности виртуальных объединений людей. Интеграция netократов в систему общественного устройства в границах культурно-языковых кластеров — залог устойчивого эволюционного развития без социальных потрясений.

1) Здесь и далее в качестве эпиграфов приведены цитаты из работ Х. Ортега и Гассета «Что такое философия» и др.
2) A.Mattich. Introducing the Revolting Index. WSJ, February 25, 2011.
3) Данные OpenNet Initiative.
4) Грегори Уайт. «Изменилось все. Мы — другая страна!, — Игорь Сечин, заместитель председателя правительства России». «Ведомости», 22.02.11.
5) В. Ленин. «С чего начать». 1901.
6) Бард, Я. Зодерквист «Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма».
7) Г. Маркузе «Одномерный человек».
8) Р. Флорида «Креативный класс: люди, которые меняют будущее».
9) D. Wallman. Internet traffic in Libia goes dark amid upheaval. AP 04.03.11, WP.
10) Wael_Ghonim, wiki
11) Asmaa_Mahfouz, wiki 
12) Gene_Sharp, wiki 
13) А. Бард, Я. Зодерквист «Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма».
14) J. Robinson. Washington Post: Google complicated role in Egypt revolution. AP 09.02.11
15) http://globalvoicesonline.org/2011/02/10/egypt-a-list-of-demands-from-tahrir-square/
16) Gartner. Emerging Technology Analysis: Social CRM for Customer Service. 2011
17) Первые буквы образуют аббревиатуру LSD, ЛСД-25 — название сильнейшего психотропного вещества, наркотика.
18) Г. Тарасевич и др. «1968: год великого перелома». 01.05.08.
19) Эмпирическое правило, согласно которому число транзисторов на кристалле будет удваиваться каждые 18-24 месяца.

Социальная сеть


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Мысли вслух

Даже если электронная запись не работает, всегда найдется возможность пройти вакцинацию.
Как бизнес и учебные заведения адаптируют образование к новым реалиям экономики?
Попробуйте представить ощущения, когда ты занимаешься, вроде бы, прорывными вещами, а тебе объясняют "это, парень, тенденция вчерашнего дня".
Возникает понятное желание поразбираться, иногда на это нужны несколько лет.

Компании сообщают

Мероприятия