IT ManagerИТ в бизнесеИнфраструктура

Мобильная революция закончилась. Что дальше?

Стас Макаров | 25.12.2014

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Мобильная революция закончилась. Что дальше?

Начало любой революции всегда знаменует какое-то яркое, запоминающееся событие, которое становится вехой в истории: взятие Бастилии, «Бостонское чаепитие», штурм Зимнего, атака на казарму Монкада. 9 января 2007 года Стив Джобс представил публике новое устройство – iPhone, и эту дату можно считать началом мобильной революции. Хотя тогда так вовсе не казалось – подумаешь, еще один мобильный телефон. Но с революциями всегда так.

Формула мобильной революции была чрезвычайно проста: соединить возможности компьютерных и телекоммуникационных технологий, сделав все максимально удобным, чтобы дать людям новый опыт взаимодействия и работы с информацией. Вроде бы ничего нового, по отдельности все компоненты были доступны потребителям. Однако же наблюдая сегодня последствия этого события, мы понимаем, что с рождением нового класса мобильных устройств не просто появилась новая рыночная ниша, а коренным образом изменились наши представления об информационных технологиях и весь пейзаж отрасли ИКТ.

Все революции когда-то заканчиваются. При этом финал не обязательно отмечен конкретной датой, как, например, 9 термидора. Чаще бывает, что, когда цели достигнуты, революционная активность угасает и общество возвращается на путь эволюционного развития, начиная использовать достижения революции в повседневной жизни. Мобильная революция в этом плане не исключение – ее технологии стали настолько привычны, что уже не воспринимаются как суперинновационные.

Итак, мобильная революция завершилась, добро пожаловать в мобильное общество!

Почему столько разговоров о мобильности? Да потому, что она оказывает прямое влияние на экономику. В ходе исследования, инициированного в рамках проекта Internet.org (февраль 2014), обнаружено, что расширение доступа в Интернет в развивающихся странах до уровня развитых экономик может вызвать рост продуктивности не менее чем на 25%, сгенерировать $2,2 трлн ВВП и более 140 млн новых рабочих мест, вызволив 160 млн человек из нищеты.

Четыре сигнала завершения революции

Мобильность победила – об этом говорит несколько фактов. Прежде всего уровень проникновения мобильных технологий достиг почти 100%, причем многие развивающиеся страны приблизились по этому показателю к развитым. Мобильный телефон, давно перестал быть только средством связи – мобильные платежи, банковские и другие сервисы вполне успешно работают даже в сетях 2G.

img

(Источник: http://www.pewresearch.org/fact-tank/2014/02/13/emerging-nations-catching-up-to-u-s-on-technology-adoption-especially-mobile-and-social-media-use/)

В то время как глобальная индустрия ПК ежегодно переживает спад примерно на 10% (продажи за 2013 год составили 316 млн штук против 351,1 млн в предыдущем), продажи планшетов продолжают расти. В частности, в России в 2013 году планшеты обошли ноутбуки: в мае в количественном выражении, а к декабрю – и в денежном. По оценке Gartner, в глобальном масштабе планшеты должны почти сравняться с ПК в 2014 году (270 и 277 млн штук соответственно), а в 2015-м уйти в отрыв окончательно. Это второй сигнал о победе мобильной революции.

img

http://qz.com/212575/post-pc-revolution-charts/

Наверное, каждый помнит свое изумление, когда он впервые открыл для себя мир мобильных приложений. Это ж сколько всего и сразу, и почти все бесплатно! Хотелось экспериментировать, сравнивать разные варианты, следить за новинками, радоваться особенно удачным находкам и делиться ими с друзьями. Было замечательно каждый день пробовать что-то новое. Мобильные разработчики выдают на-гора одно iOS-приложение за другим, практически не снижая темпа с 2008 года.

img

В Google Play динамика аналогична: на текущий момент доступно около 1300 тыс. приложений для Android. И оказалось, что потребители устали от этой гонки. По данным исследования ComScore, в июне 2014 года 65,5% обладателей мобильных устройств не загрузили за месяц ни одного нового приложения. Из оставшихся 34,5% энтузиастов крайне мало – более восьми приложений загрузили только 2,4%.

img

Вероятнее всего, энтузиасты – это новые пользователи, только что приобретшие смартфон или планшет. У остальных уже сформировался пул приложений, который их устраивает и покрывает все текущие потребности. Да и память наших гаджетов не резиновая – чтобы поставить что-то новое, нужно удалить что-то старое.

Это третий сигнал, свидетельствующий о замедлении динамики спроса на мобильные приложения, сигнал очень тревожный для мобильных разработчиков. Уже недостаточно просто написать хорошее приложение и даже продвинуть его в магазине – нужны очень веские аргументы, чтобы пользователи захотели его установить. Похоже, что модель рынка и доставки мобильных приложений, хорошо работавшая на стадии запуска и во время экстенсивного роста, подошла к логическому пределу. Налицо конфликт между ограниченностью ресурсов устройств и динамикой роста мобильных приложений. Возможно, нас ждет своего рода кризис перепроизводства, в результате которого либо многим разработчикам придется уйти с рынка, либо владельцы платформ каким-то образом изменят модель доставки.

В этой связи можно было бы подумать об облачных сервисах, когда приложения фактически доступны через веб и не хранятся в памяти устройства, но тут другой момент: мобильные пользователи четко ориентируются на нативные приложения, отвергая работу через браузер.

img

Наконец, четвертый сигнал: появились новые фавориты инноваций. Интернет вещей, биотехнологии (включая биопринтинг), нанороботы и робототехника в целом, генное программирование, альтернативные источники энергии – все это новые огромные рынки стоимостью в десятки миллиардов долларов. Именно эта тема была в фокусе внимания на форуме «Открытые инновации», а отнюдь не разработка мобильных приложений как таковых и даже не новые гаджеты. Собственно, смартфоном сегодня никого не удивишь – iPhone 6 уже не привлек такого внимания, как первые модели, его восприняли просто как улучшенную версию хорошо всем известного устройства.

В 1986 году журналом The Economist для сравнения паритета покупательной способности был изобретен индекс «Биг Мака», который показывал, сколько минут нужно отработать человеку в той или иной стране, чтобы заработать на «Биг Мак». Эта «бургерномика» широко использовалась как универсальный бенчмарк в течение почти четверти века. А сейчас с той же целью используется индекс iPhone, измеряемый в количестве часов, которые надо отработать, чтобы купить iPhone 4S 16GB. (Берется средневзвешенное значение почасовой оплаты по 15 профессиям.) Выходит, что iPhone стал новым символом потребления и мерилом паритета покупательной способности. Мобильность – уже не инновация, а вполне привычная технология повседневного использования, как электричество и водопровод.

Что будет с мобильностью дальше

Возможно, самое интересное только начинается. На протяжении первых пяти-семи лет мобильность была интересной фичей для индустрии ИКТ, особенно в корпоративном сегменте, где к ней относились с опаской. Сейчас мобильные технологии стали системообразующим фактором. Принцип Mobile first («сначала мобильные») применим не только к дизайну интерфейсов, но и к архитектуре информационных систем вообще – требования мобильности должны закладываться с самого начала во все бизнес-приложения.

Таким образом, мы скорее всего увидим формирование целой экосистемы мобильности, где у каждой компании будет свое место, обусловленное набором специфических компетенций. Невозможно быть просто врачом – можно быть терапевтом, хирургом, психиатром, стоматологом, фармацевтом и при этом работать в больнице, поликлинике, НИИ, преподавать в институте. Так же точно нельзя быть просто специалистом по мобильности: одного умения программировать под iOS или Android мало, нужно иметь конкретную специализацию.

img

В итоге вокруг мобильных платформ должна сформироваться экосистема компаний, которые можно условно разделить на две группы: производство и взаимодействие с рынком. К производственной деятельности относится все, что касается создания мобильных приложений и устройств, а к рыночной – все, что обеспечивает продвижение мобильных технологий.

С неизбежностью произойдет сегментация рынка. Эпоха «бури и натиска», когда можно было выпускать банковские или медицинские приложения, мало что понимая в банкинге и медицине, прошла. Для успеха на рынке нужна экспертиза в конкретном бизнесе. И тут заложено одно противоречие, которое потребует разрешения: традиционные лидеры вертикальных и горизонтальных рынков в общем-то проспали мобильную революцию и не могут быстро нарастить экспертизу в мобильной разработке, с другой стороны – мобильные студии с еще меньшей вероятностью могут в разумные сроки наработать отраслевой опыт.

В связи с этим нам предстоит наблюдать интересные процессы. Вероятны слияния и поглощения, развитие аутсорсинга и разнообразные альянсы между компаниями мобильной разработки и поставщиками отраслевых и профессиональных решений или компаний традиционных сфер бизнеса. Например, недавно крупный аутсорсер Maykor поглотил мобильного разработчика Antares Software Group из Новгорода, а компания RedMadRobot создала совместное предприятие с издательством «Альпина Паблишер».

Первый водораздел произойдет по типам рынка – потребительскому или корпоративному. Преуспеть сразу на обоих трудно, потому что клиентами будут востребованы очень разные навыки и компетенции разработчиков. Если потребительский сегмент уже хорошо освоен мобильными разработчиками, то проникновение в корпоративный мир, в B2B (Business-to-Business), B2C (Business-to-Consumer) и B2E (Business-to-Employee, иначе говоря, корпоративная мобильность), потребует от молодых компаний из мира мобильности серьезных усилий и внутренних перемен.

Потребительский сегмент и B2C – не одно и то же. К первому относятся игры, развлечения, утилиты, средства личной продуктивности, «читалки» книг и прочие приложения для индивидуального использования, не требующие взаимодействия с каким-либо бизнесом. B2C – это банковские, страховые, приложения, госуслуги и прочие сервисы, то есть обязательно есть взаимодействие с какой-то бэк-энд-системой и встраивание в бизнес-процессы.

Портрет мобильного разработчика

Мобильные разработчики первой волны пришли в основном из веб-студий: заказчикам понадобились мобильные версии сайтов, и надо было осваивать новые платформы. Бросились осваивать новые платформы и разработчики компьютерных игр, увидев открывшееся окно возможностей. Тем более что с точки зрения программирования писать под iOS и Android оказалось не бог весть как сложно.

Приложения были простыми, зато много внимания стало уделяться дизайну и пресловутому «вау-эффекту»: пользователя необходимо было поразить в самое сердце с первого знакомства с продуктом, чтобы удержать. Ведь конкуренция в мобильном мире даже в первые годы была жесткой. Чтобы набрать критическую массу пользователей и вывести свой проект в зону прибыли, нужно было находиться в топ-листе в своей категории и/или стране. В это время мало кто из разработчиков думал о бизнес-процессах, документировании, архитектуре, информационной безопасности, интеграции с бэк-энд-системами и прочими вещами, общеизвестными в корпоративном мире. Когда мобильные приложения были нужны бизнесу, их заказывали в одной из студий мобильной разработки, и бывало, что проекты срывались из-за несходства менталитета мобильных и корпоративных разработчиков.

img

Постепенно рынок мобильной разработки повзрослел. К числу необходимых компетенций, кроме знания платформ, умения на них программировать и, конечно же, креативного дизайна, добавилась серьезная экспертиза в области ИБ. Плюс гибкие процессы управления разработкой и коммуникациями с заказчиком. Ведь в отличие от массового рынка, когда продукт выставляется в маркет и живого пользователя никто не видит (только счетчик скачиваний), на корпоративном рынке нужно сдавать свою систему реальным заказчикам, учитывать их требования, отвечать на вопросы, исправлять ошибки.

Те компании, которые смогли этому научиться, выстроить свою работу, не потеряв свободный дух мобильности и в то же время в соответствии с популярными методологиями управления разработкой (crum, Kanban, LEAN, сейчас и доминируют на рынке.

Нужны новые каналы продаж

При таком изобилии мобильных приложений, как сейчас (по 1,3–1,4 млн в популярных маркетах), просто выставить свой продукт на витрину и бежать пришивать большие карманы для денег, как это было в начале мобильной революции, уже не получится. Едва ли кому удастся повторить феноменальный успех Angry Birds хотя бы потому, что со времени релиза этой игры в 2009 году количество приложений в AppStore выросло в 40 раз – даже хорошую вещь стало труднее заметить.

В корпоративном секторе мобильность перестала быть преимуществом. Сегодня все мобильны, поэтому магические слова «у нас есть мобильная СЭД, CRM, BI и др.» не работают. Скорее отсутствие мобильного доступа, например к банку, есть лишний повод посмотреть на конкурентов. С другой стороны, мобильное приложение стало не просто еще одним каналом взаимодействия с клиентами, а еще и каналом лидогенерации – новые клиенты приходят в страховую компанию или банк, попробовав мобильное приложение.

Исходя из этого, компаниям придется пересмотреть подходы к маркетингу своих разработок в мобильной среде. Продвижение в AppStore и GooglePlay вслед за контекстной рекламой, SEO и SMM становится самостоятельным видом бизнеса.

Корпорации победившего BYOD со штатом в несколько десятков, а то и сотен тысяч человек создают свои магазины приложений, куда помещают только то, что сочтут полезным и безопасным для своих сотрудников. Конечно, разработчики были бы счастливы попасть в такие локальные маркеты, ибо здесь заведомо высокая конверсия, но это будет классическая B2B-продажа, механизм которой им придется осваивать. Разумеется, соцсети тоже должны рассматриваться как канал продвижения.

Мобильная безопасность

«Ни сама Apple, ни ИТ не предвидели, что iPhone станет стандартом делового смартфона, хотя именно это и произошло», – пишет Гален Грумен (Galen Gruman), редактор InfoWorld. Соответственно никто особо не думал о безопасности в том смысле, как ее понимают корпоративные ИБ (и уж тем более как написано в документах ФСТЭК и ФСБ). Корпорации неожиданно для себя столкнулись с серьезной проблемой и не смогли решить ее привычным методом «запретить и не пущать», потому что первыми адептами мобильности стали сами руководители, получившие iPad на Рождество в 2010 году.

Хотя риски использования мобильных устройств в корпоративной среде отнюдь не исчезли, за прошедшее время было наработано достаточно много решений по мобильной безопасности, среди них даже сертифицированные. Если следовать всем рекомендациям вендора, допустим Apple, то можно написать вполне безопасное приложение, которому будет не страшно доверить даже свой банковский счет. Кстати, ЭЦП для iOS от «КриптоПро» получила сертификат ФСБ еще в 2013 году, поэтому вполне можно развивать на мобильных платформах юридически значимый документооборот, пользоваться госуслугами и другими сервисами, где требуется надежная аутентификация.

Некоммерческая организация Open Web Application Security Project (OWASP) занимается улучшением безопасности программного обеспечения, в том числе и на мобильных платформах. В 2013 году на основе широкого анализа статистики уязвимостей ею была разработана (говоря по-нашему) модель угроз – выявлены десять наиболее серьезных рисков для мобильных приложений. На рынке появились инструменты автоматической проверки кода приложений на наличие уязвимостей из списка OWASP, в частности IBM AppScan, HP Fortify и др.

img

Кроме контроля безопасности кода приложений, нужно еще подумать о защите всей мобильной инфраструктуры, и здесь скептики, ранее торжествовавшие, теперь тоже будут посрамлены. Решения класса MDM (Mobile Device Management) доросли до корпоративного уровня и трансформировались в EMM (Enterprise Mobility Management), а с 2014 года Gartner даже стала выпускать новый магический квадрант по EMM вместо MDM.

img

Лидируют в новом квадранте AirWatch, MobileIron, Citrix, IBM и Good Technology. Есть еще несколько вполне достойных решений в других секторах магического квадранта, так что выбор у заказчиков богатый.

Появились предложения и по аутсорсингу управления мобильной инфраструктурой. Первым на российском рынке реализовал такой сервис «Билайн» на базе продукта SAP Afaria, причем для любых заказчиков, а не только своих абонентов. Приход операторов мобильной связи в этот сегмент выглядит логичным – у них есть экспертиза и технические возможности для предоставления такого рода услуг.

Бизнес-кейсы мобильности

Давайте рассмотрим несколько успешных примеров использования мобильных технологий.

«Старбакс» в цифре

Все бренды стремятся выйти в цифровое пространство, открывая для этого страницы в соцестях и выпуская мобильные приложения. Но не у всех это получается одинаково хорошо. Чаще всего подобные инициативы ложатся дополнительными издержками на бюджет маркетинга – если не задумываться одновременно и о трансформации своих бизнес-процессов с учетом возможностей новых технологий, то это вполне закономерно.

«Старбакс» в очередной раз всех удивил, показав, что мобильные технологии могут приносить бизнесу реальную прибыль, а не быть источником затрат. Сработал комплексный подход: привлечение аудитории в соцсетях, программа лояльности, мобильное приложение и мобильные платежи. Не стоит забывать и о реальном мире: офлайн-элементы обязательно должны поддерживать всякие виртуальные конструкции, и «Старбакс» наладил выпуск карт лояльности и оборудовал кофейни средствами NFC.

Что же в сухом остатке (по данным за 2012 год)? Во-первых, $3 млрд платежей по картам лояльности – и это фактически предоплата, клиенты беспроцентно прокредитовали «Старбакс» на эту сумму. Во-вторых, 3 млн мобильных платежей в неделю, из них 20% – это платежи по картам лояльности. В-третьих, 30% всех транзакций в кофейнях совершается по предоплаченным картам, что улучшает денежный поток. И в-четвертых, каждый мобильный платеж или платеж по предоплаченной карте экономит 10 секунд на обслуживании покупателя, что дает в год 900 тыс. часов.

Акции «Старбакса» выросли с $8 в 2009 году до $73 в 2013-м. ($81,21 на 28 ноября 2014 – NASDAQ:SBUX). Конечно, этот впечатляющий результат нельзя отнести только на счет мобильных технологий, но нельзя не признать, что они сыграли значимую роль.

img

img

img

Источник: CapGemini

Умный город Сеул

В рейтинге электронных правительств ООН (UN e-Government Survey) Корея лидировала последовательно пять раз – в 2003, 2005, 2007, 2009 и в 2012 ггг. Говоря более точно, в исследовании ООН рассчитываются два показателя: e-Government Development Index, отражающий уровень развития инфраструктруры электронного правительства, и e-Participation Index, показывающий, насколько активно граждане пользуются госуслугами. Иначе говоря, мало просто настроить портал госуслуг – надо еще вовлечь людей в пользование ими, только тогда можно говорить, что электронное правительство работает.

img

В 2014 году Корея снова возглавила рейтинг e-Government Development Index и разделила первенство с Нидерландами в e-Participation Index. Этот успех, ставший традиционным, достигнут во многом благодаря мобильным технологиям – ведь обычный веб-доступ к госуслугам требует наличия как минимум, компьютера, а это далеко не для каждого гражданина необходимая вещь, тогда как мобильный телефон разной степени продвинутости есть почти у каждого.

В Корее проживает около 50 млн человек, из них свыше 10 млн в Сеуле. К февралю 2012 года число пользователей смарт-устройств в стране превысило 25 млн – это половина всего населения Кореи и 78% жителей Сеула. В 2011 году была объявлена инициатива “Smart Seoul 2015”, цель которой – укрепить репутацию корейской столицы как глобального лидера в ИКТ. Ключевыми пунктами этой программы стало повсеместное предоставление высокоскоростного доступа в Интернет, обеспечение граждан мобильными устройствами и обучение пользованию ими, развитие мобильных платежей. Само собой разумеется, вопросы безопасности также имеют весьма высокий приоритет.

Для реализации намеченного была построена городская сеть Wi-Fi, доступная бесплатно в общественных местах (в том числе парках, на транспорте, в госучреждениях). Самое интересное: власти Сеула организовали бесплатную раздачу б/у смарт-устройств малоимущим, предоставляя налоговые льготы в размере $50–100 всем, кто пожелал отдать свои старые смартфоны и планшеты. Чтобы люди начали активно пользоваться госуслугами, развернута программа обучения, пройти которую к 2015 году должны более миллиона человек.

Кения: когда люди не доверяют банкам

Парадоксально, но факт: Кения входит в число лидеров мобильных платежей, обогнав многие развитые страны. Дело в том, что мобильная связь пришла в страну раньше, чем банки, и местный оператор Safaricom оперативно отреагировал на возникшую потребность быстрого перевода денег между людьми: в марте 2007 года стартовал сервис “M-Pesa” (pesa на языке суахили значит «деньги»). Сначала это был обычный P2P-сервис, позволяющий работающим мужчинам отправить деньги женам в деревню, но во время опытной эксплуатации появились и другие сценарии использования. Сейчас через “M-Pesa” можно осуществлять переводы в 70 стран мира, снимать деньги в банкоматах 25 банков-партнеров, оплачивать поездки в такси и даже овощи на рынке.

На момент запуска “M-Pesa” уже действовала широкая сеть агентов Safaricom (более 40 тыс. по всей стране), через которых абоненты могли легко вносить и получать деньги. Такая мощная поддержка в офлайне, фактически шаговая доступность мобильных денег, и обеспечила успех проекта. Пользователями “M-Pesa” стали более 17 млн человек (свыше 2/3 взрослого населения), ими было совершено переводов на сумму €12 млрд. На сегодняшний день система мобильных платежей действует еще в девяти странах – Танзании, Фиджи, ЮАР, Конго, Индии, Мозамбике, Египте, Лесото и Румынии. В 2011 году “M-Pesa” признана лучшим в мире небанковским сервисом мобильных платежей, удостоена GSMA Global Mobile Awards и множество других призов.

Для справки. Население Кении составляет 44 млн человек, 75% из них заняты в сельском хозяйстве. По уровню жизни республика занимает 147-е место в мире. Около 14 млн жителей (32% населения) имеют доступ в Интернет – 129-е место в мире. При этом Кения занимает 31-е место в мире по числу используемых мобильных телефонов – к мобильной связи подключен 71% населения страны.

img

Еще не все мобилизовано

Активная фаза мобильной революции завершилась. Преимущества мобильности очевидны бизнесу, правительствам и обычным людям. Многие категории приложений уже мигрировали с десктопов на мобильные устройства, другим этот путь еще предстоит. Сами мобильные платформы тоже будут развиваться.

img

Ведь пока только 2,7 млрд человек из 7 млрд населения Земли имеют доступ в Интернет. Задача – подключить оставшиеся 4,3 млрд. Проще всего это сделать при помощи мобильных технологий. Так что есть над чем работать!

Сокращенная версия материала опубликована в журнале IT Manager №12, 2014

Журнал IT-Manager № 12/2014    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторах

Стас Макаров

Стас Макаров


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Другие материалы рубрики

Компании сообщают

Мероприятия

20.11.2018
Intel® Innovation Day – Осень 2018

Москва, Россия, г.Москва, Новинский бульвар, 8, стр.2 Лотте Отель Москва

20.11.2018
Oracle Cloud Day 2018

Москва, Технопарк «Сколково» Большой бульвар, д. 42, стр.1.

22.11.2018
Передача Audio, Video и KVM по IP: решения, опыт, истории успеха

Казань, пр. Фатыха Амирхана, 1A, комплекс «Казанская Ривьера».