IT ManagerИТ в бизнесеИнфраструктура

Перемен, мы ждем перемен!

| 03.04.2010

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Козьма Петрович неоднократно предостерегал, что «никто не обнимет необъятного». Отчего же я с усердием, заслуживающим лучшего применения, пытаюсь донести до вас свое видение ситуации, сложившейся с ИТ в российском машиностроении?

Не от того ли, что сфера сия сколь интересна, столь и противоречива, сложна и разномастна? И описать в одной статье симптомы всей отрасли не намного проще, чем верблюду пройти в игольное ушко. Но «усердие все превозмогает!».

Как мы докатились до жизни такой?


Судьба-злодейка распорядилась так, что я связал свою жизнь с российским машиностроением, и, что еще страшнее ( только тс-с-с.., никому не говорите), пытаюсь оное автоматизировать и повысить его (машиностроения) эффективность. Один раз пытался завязать, но не смог – вернулся. Итак, с моим местом в ИТ разобрались, поговорим теперь о месте ИТ в машиностроении.

Отечественная машиностроительная отрасль представляет собой объединение существенно различающихся по степени зрелости и способу ведения бизнеса (хочется добавить — и целям существования) предприятий, с ярко-выраженным преобладанием огромных заводов-монстров (так строили бизнес в СССР), и практически нулевым присутствием мелкого бизнеса (так строили бизнес начиная с 90-х). Несмотря на кардинальные различия в мироустройстве отдельно взятых предприятий, можно выделить несколько общих симптомов,  сигнализирующих о недуге пациента.

Была ли у вас эйфория по поводу развития и расцвета отечественного бизнеса (и промышленности в частности) в предкризисные годы? У меня была. Сейчас эйфория есть? И у меня нет. И развития нет. Попробую сформулировать причины двумя словами: неконкурентоспособность и неэффективность. Продукция отечественных предприятий (за редким исключением) давно не интересна как внутри страны, так и за ее пределами. Не интересна потому, что мы неэффективно делаем плохие товары. Кредитные инъекции ботокса во времена дешевых кредитов разгладили морщины на лице производств, но умертвили внутренние клетки. Попытки реорганизации, наткнувшись на тотальную неготовность предприятий к изменениям и непонимание менеджментом целей (или наличие целей, отличных от повышения эффективности), разбились о рифы при первом же отказе в продлении кредитной задолженности.

На этом сказка не заканчивается: падение в кроличью нору продолжается. Наше социальное правительство, пытаясь спасти рынок труда, вернуло его цену на докризисный уровень. Что, вкупе с просевшим товарным выпуском, чудовищно обвалило производительность и усугубило проблему низкой эффективности экономики. Время бросило нам вызов, и мы не можем его не принять. Для выхода из пике необходима слаженная работа всего организма.

Поговорим о нервной системе, передающей информацию. Как-то само собой разумеющимся было признано, что в жизни предприятия наступает момент (вызванный как внешними, так и внутренними факторами), когда оно не может не внедрять ИТ в свои процессы. Мол, есть такая точка бифуркации, при достижении которой — хлоп, и нет жизни без ИТ. Видимо, для создания такой благостной картины из поля зрения были исключены производственные предприятия с 4 компьютерами, не соединенными в локальную сеть. И прикрыты глаза на производства, где с приходом кризиса свернулись, подобно шагреневой коже, ИТ, и вместе с маркетингом были отправлены на дальнюю полку самых бесполезных и неактуальных инструментов. А может, эти заводы пока не подошли к точке фазового перехода? Отчего же тогда они умирают? Значит, все же дозрели, но медленно тлеть проще, чем ярко гореть. Так и встает перед глазами картина: предприятия, неровным строем бредущие к пропасти, им по статусу уже положено научиться летать, и даже крылья им протягивает стюард… Они подходят к обрыву, лениво отмахиваются от крыльев, делают последний шаг, и… Кто-то успевает достать парашют, сотканный из накопленных ранее активов и банковских кредитов. Иных  поддержали руки административного ресурса и монополизма. Но результат один — все рухнули к подножию горы.

Лекарства

Так поговорим же о крыльях, которые позволили бы взлететь и красиво парить в рыночной экономике. Крылья – это, как вы догадались, эффективность (т.е. низкая себестоимость, высокое качество, дизайн… и, самое главное, прибыльность). Из областей развития эффективности выделю, в первую очередь, ИТ. К сожалению, ИТ в отечественном машиностроении никогда не были приоритетным направлением. Все, что произошло со страной в конце 80-х и в 90-е, заставило машиностроителей не развиваться, а выживать. И делали они это как могли, отдавая предпочтение сдаче помещений в аренду, а не автоматизации учета.

Пришли сытые «нулевые», дышать стало легче, и мудрые предприниматели задумались о том, что было бы неплохо:
•    создать общую картину функционирования предприятия;
•    снизить себестоимость и повысить контроль затрат;
•    повысить управляемость предприятия;
•    ускорить вывод на рынок новых продуктов.

Задумались, конечно же, еще много о чем, но я выделил основные, на мой взгляд, стратегические задачи, для которых поддержка со стороны ИТ наиболее важна.
Мечта об общей картине поглотила всех и сразу. Те, у кого хватило денег, немедленно купили ERP-систему небезызвестной немецкой (и иже с ней) фирмы и на десятилетие нашли себе занятие, в котором всегда есть место подвигу – «внедрение ERP в машиностроении». Попутно (реже — заранее) досконально разбираясь в унаследованных от советского режима бизнес-процессах, меняя их под мировые стандарты и приучая сотрудников и поставщиков жить по-новому. Ох, и устойчивые же оказались системы! Какое невероятное сопротивление оказывали изменениям! И хоть редкая птица долетела до середины Днепра, и по-настоящему успешных внедрений не так уж много, это послужило хорошим толчком к движению навстречу ясности финансового состояния предприятия. Собрать воедино все данные и понять, а с прибылью ли мы работаем — дорогого стоит.

В двери тех, у кого труба пониже, стучится целый легион гостей с предложениями на любой вкус, возглавляемый «1С» с системой «Машиностроение».
Но не в целях данной статьи описывать программные продукты, посему перейдем к задаче повышения управляемости производства и рассмотрим незаслуженно забытые и не попавшие в ранг «модных» системы управления производством на цеховом уровне (MES-системы в западной классификации). Подобные продукты позволяют максимально быстро разложить цех на атомарные составляющие, получить доступ к каждому станку и рабочему. Выгоды от использования максимальны, затраты минимальны. Такие системы, на мой взгляд, лучше создавать самим, учитывая специфику и потребности конкретно вашего производства, диспетчеризации и оперативно-календарного планирования.

Еще одним вызовом времени стал вывод на рынок новых продуктов. Нередки случаи, когда возможность исполнения того или иного заказа рассматривается предприятием месяцами, а его исполнение может занимать до полугода. Бюрократизация и косность прямо пропорциональны размерам предприятия. Конечно, при такой «оперативности» клиент пройдет мимо. Ускорить процесс моделирования, навести порядок в конструкторско-технологической документации, организовать процесс проработки заказа и дать возможность контролировать процесс подготовки производства призваны системы автоматизированного проектирования  и управления жизненным циклом продукта.

При разговоре о ценовой конкуренции нельзя обойти стороной эффективное управление незавершенным производством, учет остатков сырья и НЗП. Попробуйте в режиме реального времени получать сведения о выполнении сменных заданий, контролировать выполнение плана и своевременно корректировать ход процесса, не нагружая при этом цех излишней «бумажной» работой. От вас потребуется все ваше мастерство, но получаемая информация того стоит!

Только с помощью эффективных процессов и ИТ вы сможете не замораживать активы в незавершенке, ваши склады не будут ломиться от пылящейся невостребованной продукции. Без ИТ весьма затруднительно (на грани фантастики) быстро и точно планировать загрузку оборудования и расшивать узкие места в производстве.

Что делать?

Так бы все и шло в верном направлении, но рецессия подготовила для ИТ в машиностроении суровый экзамен на зрелость. Задачей ИТ-директора является сохранить и не развалить то, что было создано неимоверным трудом. О движении вперед и развитии думают единицы. По текущему положению вещей, у России есть два пути: свалиться в длительный застой или раздуть новый пузырь, который вытянет некоторые отрасли и даст толчок к развитию смежников. Пузырь неминуемо лопнет, и все повторится. 

Но есть и третий путь,  путь модернизации экономики (автор — Д.А. Медведев) и повышения эффективности производства. Страна не сможет выжить, перепродавая китайские товары,  нам необходимо создавать добавленную стоимость самим. И на нас с вами, уважаемые директора по ИТ, ложится неимоверно трудная, но почетная задача участвовать в этом процессе. Оптимизировать деятельность каждого отдельно взятого хозяйствующего субъекта, исправлять ошибки организации бизнес-процессов, налаживать взаимодействие подразделений, предоставлять корректную информацию… И не просто участвовать в процессе, а боюсь, и возглавить. Ведь кто-то должен о модернизации говорить, а кто-то должен ее делать…

Денис Савенков, ИТ-руководитель

Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Другие материалы рубрики

Компании сообщают

Мероприятия

23.10.2018
Северо-Западный форум Cisco

Санкт-Петербург, Гостиница Астория

24.10.2018
Как построить маршруты торговых представителей и увеличить продажи на 15-20%?

Москва, Москва, Ленинградский проспект, 39, строение 14, офис 203-204, Центр логистики.

26.10.2018
Цифровая трансформация для Руководителей и Собственников бизнеса

Москва, Озерковская наб. 26, отель «АКВАМАРИН» (М. Новокузнецкая, Третьяковская), конференц-зал «ЭМЕРАЛЬД» (1 этаж)