УправлениеБезопасность

Красная кнопка

Игорь Мялковский | 02.10.2014

Красная кнопка

Почему вы не в состоянии, наконец,

сделать так, чтобы при нажатии кнопки все правильно считалось?!

Из разговора системного администратора с главным бухгалтером

Когда мы о чем-нибудь думаем, нам, как правило, кажется, будто все остальные мыслят так же, как и мы. Или почти так же. Даже если понимаем, что так не бывает. Поддерживая и устанавливая контакты с людьми, мы приобретаем опыт общения, получаем новые знания, нам интересны чужие мнения о волнующих нас вопросах.

И тут выясняется, что чужие мнения, вроде бы предельно очевидные и абсолютно бесспорные, оказываются неожиданно совсем другими. Хочется сразу поспорить и что-то доказать. И обязательно переубедить. Понимание того, что переубеждать не обязательно и часто не нужно, а иногда и вредно, приходит не сразу. Даже когда предельно ясно, что одинакового отражения окружающей действительности не бывает. Практика различного, противоречивого отражения окружающей реальности в конечном счете иногда заметна даже на лице. Но некоторым руководителям хочется, чтобы абсолютно все присутствующие не только вслух, но и в глубине души поддержали нужное решение. Зачем необходимо такое единодушие — другая тема. Нет уверенности, что так везде. Не исследовано. Но предположение о том, что у других так, основанное на похожести чувств и потребностей людей, существует. Получается, все люди хотят примерно одного и того же. Но в разное время. Поэтому мешают друг другу редко. Но чаще, чем того требует развитие.

Единая красная мечта

Итак, всем одинаково, хотя и в разное время, хочется, чтобы у них все было, и им за это ничего плохого не было. Хорошего обычно хочется много. Сразу. Его мало не бывает. Значит, нельзя считать парадоксальной самую распространенную мечту пользователей ИТ о пресловутой «красной кнопке». Нажав ее, тут же можно решить все свои проблемы. Обязательно и, конечно же, только автоматизированным способом. Человек принимает решение и нажимает, а кнопка сама, бесконечно долго и всегда по-разному действует дальше. В бытовом эквиваленте такая кнопка — «золотая рыбка», старик Хоттабыч, джин из сосуда, разные астрологические и религиозные формы. Например, святой Исидор Севильский — покровитель Интернета, или Иоанн Сочавский — покровитель торговли. К слову, даже у этих мифических или религиозных персонажей количество исполняемых желаний ограничено. Есть бездушные варианты: волшебная палочка, посох Морозко и т. д. У них количество исполняемых желаний, как правило, не ограничено. Но большей частью все такие бездушные «кнопки» опасны. Или рискованны. Причем управление рисками позволительно только хозяину, то есть собственнику «Изделия». Поэтому и любая безопасная красная кнопка должна иметь конечное количество нажатий и ограничений. Впрочем, будучи сформированной в виде мечты, она, эта кнопка, имеет тенденцию так или иначе трансформироваться в единодушное пожелание без ограничений. И за таким цепным желанием приходится следить. Отсюда у ИТ-служб любовь к людям часто обратно пропорциональна количеству обслуживаемых рабочих мест.

Разные области действия

Как-то при обмене опытом во время переговоров выяснилось, что мечта о красной кнопке существует не только в ИТ. Выяснилось, красная кнопка как мечта давно сформировалась и в службах информационной безопасности (ИБ). Наверное, нужно обратить внимание на то, что она формировалась от пользователей к службам, их обеспечивающим, а не наоборот и не сверху вниз по административной лестнице. Вероятно, так произошло потому, что эти люди — именно те, которым не все удается сделать самим. Не исследованы подобные процессы формирования желаний у самих руководителей, у юристов, у подрядчиков, фрилансеров и работников физического труда.

Итак, на инстинктивном уровне мечта о красной кнопке чаще всего встречается у работников так называемых фронт-офиса и бэк-офиса и распространяется на сферы действий ИТ и ИБ.

Возможная причина единодушия

В любом случае инстинктивные и граничащие с ними желания пользователей происходят от единства с природой. По той причине, что природа едина и взаимосвязана, мы на практике сталкиваемся с невозможностью рассмотреть эту самую природу только с одной стороны. Например, с точки зрения физики или с точки зрения математики. Так и в ИТ и ИБ. Невозможно, как оказалось, заниматься исключительно информационной безопасностью, не увязывая ее с безопасностью экономической, физической, пожарной и специфическими другими (ядерной, биологической и т. д.). Только отдельно взятая наука временно позволяет нам смотреть на стороны одного и того же объекта раздельно. Так легче нам. Но не легче тем, кто видит или хочет видеть «безопасность» в целом, от всего. И совсем не легче самой природе. Ей-то как раз приходится все делать одновременно, не обращая внимания на наши раздельные взгляды.

К этому можно прибавить известный вопрос: «Что хочет бизнес от ИТ?» Применительно к ИБ вопрос можно переформулировать так: «Что хочет бизнес от ИБ?» И ответы на оба вопроса, возможно, будут похожими. Но все же разными. Даже противоположными. В первом случае с ИТ все сводится именно к тому, чтобы «все было» (эффективно). А во втором случае — чтобы нам за это ничего плохого не было (безопасно). Впрочем, эффективность второго случая тоже требуется и зависит от отрасли. В банках про нее помнят с начала времен. В коммерческой структуре вспоминают так или иначе через какое-то время, когда появляется угроза или бюджет. Эти две немного разные «хотелки» вызваны пожеланиями бизнеса и связаны с одной и той же природой одного фактически неразделимого автоматизированного объекта защиты. ИТ-инфраструктуру логично изначально проектировать и строить безопасной.

Как можно это представить?

«Люди имеют право мыслить не так, как мыслите вы, и не делать того, что вы от них ожидаете. Они, вероятно, любят вас. Но их любовь может проявляться не так, как бы вам этого хотелось. И если вы не готовы видеть большего, чем видите, вы не увидите ничего» (Рут Бернхаус).

Итак, попытаемся представить то, о чем рассказывают на разных курсах по защите информации. Начнем с множественной попытки изобразить рисунком автоматизированную систему защиты информации — АСЗИ, состоящую согласно СТР-К и ГОСТ 34.003-90 из людей (персонала, допущенного к ней) и комплекса средств автоматизации его деятельности. АСЗИ реализует информационную технологию выполнения установленных функций. Беда в том, что АСЗИ «не изображается», как хочется и как написано про нее в руководящих документах. В том смысле, что АСЗИ получается настолько сложной, что представлять ее на конкретном объекте в виде взаимосвязанной единой системы очень трудно, даже если этого хочется единодушно. Множество технических подсистем и комплексов защиты (элементов АСЗИ) выполняют взаимопересекающиеся функции. Например, межсетевые экраны нового поколения или подсистемы контроля съемных носителей содержат антивирусные средства и средства шифрования. Встроенные средства шифрования (например, в Cisco) целенаправленно ограничиваются в применении (блокируются) и заменяются другими, возможно даже медленными, но сертифицированными ФСБ. В этом переплетении непросто разделить и сделать значимыми, а возможно, и единственными функции технических средств и комплексов защиты АСЗИ в то время, когда другие функции отключены из-за проблем совместимости. Не однозначный получается рисунок. Но какой бы ни был, он нужен.

img

На рисунке изображен один из возможных подходов, позволяющий определиться с тем, что есть на объекте из средств обеспечения безопасной деятельности организации. Пересекающиеся функции, в том числе унаследованных систем, можно при таком подходе увидеть и во время отключить. При этом АСЗИ следует рассматривать как одну из взаимодействующих между собой систем защиты. «Безопасники», вероятно, именно так хотят видеть защиту объекта, то есть в целом. Ведь с их точки зрения цели системы защиты информации ничем не отличаются от целей системы финансовой или физической защиты. Пожарная безопасность здесь несколько сбивает с общего подхода тем, что уж очень она специфическая. Но для бизнеса, в сущности, между ними всеми нет разницы: все они для защиты чего-то. Как и в природе. Все эти системы — частные подсистемы общей метасистемы безопасности организации.

Такое обобщение всей защиты в одну общую необходимость было, признаться, для меня первоначально неприемлемым. Ни в одном проекте мы не занимались другими видами безопасности, кроме защиты информации. Тем не менее, проводя очередной аудит ИБ, мы вынуждены условно фиксировать состояния элементов других систем, а именно то, как построена физическая безопасность объекта. Хотя бы лишь в части доступа в помещения. А как принимают на работу лиц, имеющих судимость, как обеспечивается защита от действий конкурентов в финансовой сфере и многое другое — не наше дело. Тем самым, решая, по сути, только часть задач защиты объекта, мы всегда понимали, что волшебства не бывает: красной кнопки для всех видов защиты бизнеса не получается. В принципе достаточно иметь общее представление об объекте, чтобы заниматься его частью. В этом смысле статья решает свою задачу увидеть безопасность всю, как есть в природном, первозданном виде. Но время красной кнопки, видимо, пока еще не пришло.

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 09/2014], Подписка на журналы


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Мысли вслух

Даже если электронная запись не работает, всегда найдется возможность пройти вакцинацию.
Как бизнес и учебные заведения адаптируют образование к новым реалиям экономики?
Попробуйте представить ощущения, когда ты занимаешься, вроде бы, прорывными вещами, а тебе объясняют "это, парень, тенденция вчерашнего дня".
Возникает понятное желание поразбираться, иногда на это нужны несколько лет.

Компании сообщают

Мероприятия