УправлениеБезопасность

Сестры «Большого Брата»

Рустэм Хайретдинов | 21.04.2014

Сестры «Большого Брата»

Чем больше контроля и чем меньше свободы — тем эффективнее компания
Моему товарищу, бригадиру в канадской строительной компании, работодатели сделали шикарный новогодний подарок — всем членам коллектива подарили смартфоны и еще на бригаду выделили новенький микроавтобус. Задача бригады — инспектировать системы защиты жилья (видеонаблюдение, датчики движения, открытия дверей, таймеры периодического включения света и т. п.), которые устанавливает компания, — сильно облегчилась, и теперь можно сфотографировать, например, погнутое крепление видеокамеры и тут же отправить снимок в колл-центр, где по базе с геопривязкой пробьют необходимую запчасть и пришлют бригаду для ее замены. На смартфонах было установлено большое количество полезных приложений, способных облегчить тестирование систем безопасности, определить мертвые зоны видеонаблюдения или сымитировать разбитое окно, передавая сигнал на датчик, наклеенный на окно. Теплый минивэн, напичканный различной техникой и в качестве бонуса снабженный кофейником-термосом на бригаду из трех человек, — тоже отличный рабочий инструмент. Трудиться стало намного комфортнее.

Радость от новых игрушек закончилась в первую же зарплату — чек был существенно меньше ожидаемого. В списке штрафов — многочисленные нарушения трудовой дисциплины. Такого-то числа осмотр системы безопасности проводился не полчаса, как положено по инструкции, а восемнадцать минут. Другого числа рабочий день был закончен на двадцать минут раньше, хотя диспетчеру было сообщено о штатном окончании. Эти лишние двадцать минут были проведены в закусочной. Автомобиль совершил незапланированную остановку у супермаркета по пути к месту инспекции. Более того, он простоял одиннадцать минут с заведенным двигателем, при том, что предельное время работы двигателя на парковке без движения в озабоченной экологией Канаде — три минуты (если бы рядом находился полицейский, был бы большой штраф). И такие нарушения по нескольку раз в день.

Подарки оказались с секретом — они полностью контролировали перемещения и рабочую активность своих пользователей, сообщая все результаты владельцам компании. «Большой Брат» прибыл, не предупредив.

Новые возможности «Большого Брата»

С появлением носимых устройств возможности контроля увеличились. Теперь, если понадобится, работодатель будет знать не только твое местоположение и скорость перемещения, но и твой пульс, расход калорий, температуру тела и частоту дыхания. Если, конечно, ему это для чего-то нужно. Устройства принадлежат ему, он может делать с ними то, что ему заблагорассудится, а сотрудников может просто обязать носить датчики, «умные часы», «умные очки» или смартфон. Когда речь заходит о Google Glass, все почему-то считают, будто видеть изображение будет только тот, кто их носит, а неотключаемая лампочка укажет на то, что идет запись. Но разве никто из руководителей не мечтал вот прямо сейчас посмотреть на то, что делает его подчиненный, да еще глазами самого подчиненного?

Уже сегодня с помощью простых карт доступа в разные помещения можно контролировать время, которое сотрудник проводит в столовой, курилке или туалете. А значит, можно вводить нормы на бесплатное время курения, еды и отправления естественных надобностей, а сверхлимитное — вычитать из зарплаты. И это только благодаря картам доступа, что же тогда будет сделано с помощью носимой электроники! 

День сегодняшний

Не отстает от носимой электроники в плане контроля действий пользователя и программное обеспечение. Можно мерить скорость нажатия клавиш у оператора информационной системы, а можно — и частоту проговаривания слов и даже тон голоса оператора колл-цента. Можно считать количество скомпилированных за час или день строчек у программиста или количество просмотренных страниц у корректора. С помощью встроенной в большинство современных мониторов камер можно даже измерять время, какое оператор смотрит на монитор. На основе огромного количества всех этих данных можно находить корреляции поведения и производительности, вводить нормы интенсивности работы и нещадно штрафовать тех, кто в них не укладывается. 

Сбывается мечта работодателей — уже технически возможен полный контроль над сотрудниками, легкое вычисление передовиков и лентяев. Где же та грань, за которой заканчиваются права работодателей на контроль подчиненных и начинается вмешательство в личную жизнь?

Нам в России это пока еще только предстоит, однако про юридические и морально-этические аспекты такого контроля нужно задумываться уже сейчас. 

Юридические тонкости

На моей памяти проходило уже две мощных волны, связанных с потенциальным нарушением прав сотрудников работодателями. Первая — в середине нулевых, связанная с мониторингом электронной переписки сотрудников с корпоративного рабочего места. Может ли работодатель, оплачивающий и рабочее место, и лицензии на почтовые программы и интернет-трафик, пусть даже и в целях безопасности и противодействия утечкам информации, просматривать электронную почту своих сотрудников? Ведь в ней, несмотря на запрет пользоваться рабочей почтой в личных целях, может оказаться информация личного характера. Не будет ли это нарушением конституционных прав на тайну связи? Вроде договорились, что при определенных условиях нарушения конституционных прав не будет — если сотрудник предупрежден о ведущемся наблюдении, знает регламент использования предоставленных ему средств связи и правила обращения с предоставленной ему для выполнения служебных обязанностей информацией и письменно согласился с наблюдением, регламентом и правилами. Согласие должно быть добровольным, а каким ему еще быть, если сотрудник стоит перед выбором: «нет согласия — нет доступа к информации и средствам ее обработки — нет работы».

Вторая волна прошла с появлением концепции B(P)YOD (Bring/Pick Your Own Device). Может ли работодатель устанавливать собственный специальный агент класса MDM (Mobile Device Management) на мобильное устройство, являющееся собственностью сотрудника. Ведь агенты подобного класса способны получить доступ к личной информации сотрудника — переписке, фотографиям, геопозиции, документам. И получение такой информации работодателем может привести к нарушению права на частную жизнь сотрудника. Решение было похожим: хочешь пользоваться удаленным доступом к корпоративным ресурсам со своего устройства — ставь на него корпоративный агент и добровольно соглашайся со всеми неудобствами. Не хочешь ставить агент и добровольно соглашаться — не получишь доступа, будешь работать только из офиса или таскать с собой трехкилограммовый ноутбук с батареей, которой хватает только на два часа работы.

Выход из непростой ситуации

Обе ситуации довольно долго обсуждались, да и сейчас время от времени обсуждаются корпоративными юристами. Против нарушения прав сотрудников выступают те из них, кто считает такие «добровольные согласия на отказ от конституционных прав» сделанными под давлением, а значит, не имеющими юридической силы. Те, кто считает, что значение прав на частную жизнь в такой ситуации сильно преувеличено, ратуют за более свободное применение средств мониторинга. Показателен пример, который они приводят, демонстрируя ограниченность области применения понятия «частная жизнь».
Если человек раздевается у себя дома и кто-то подглядывает за ним без его согласия, то наблюдатель вполне может быть подвергнут наказанию за нарушение права на частную жизнь. Однако если тот же человек будет раздеваться в публичном месте — в кино, на вокзале, в метро — то вряд ли он может претендовать на то, чтобы засудить всех, кто увидел его наготу. Публичное место — не место для частной жизни. Опустим тот факт, что за обнажение в публичном месте наказание грозит самому обвинителю, сейчас вопрос о другом. По словам приверженцев того, что корпоративная информационная система — аналог публичного места, то есть право на частную жизнь в ней ограничено по определению, права на мониторинг корпоративной переписки или снятия данных с мобильного устройства, подключенного к корпоративной сети, может осуществляться беспрепятственно.

Есть еще одно исключение, к которому апеллируют корпоративные юристы, — в ограниченном времени и месте даже неотъемлемые конституционные права (то есть те, от которых нельзя отказаться даже самому субъекту этих прав, а права на неприкосновенность частной жизни и тайну связи именно такие) могут быть ограничены по согласию сторон. Даже право на жизнь может быть ограничено таким образом — боксер, случайно убивший противника на ринге, не будет судим, однако он же, нанесший тому же противнику такой же удар за пределами ринга или на ринге, но не во время поединка, будет обвинен в убийстве. Поэтому, по мнению юристов, даже неотъемлемое право может быть локально ограничено. 
Вероятно, с появлением носимых средств контроля сотрудников нас ждет третья волна обсуждений правомочности их использования, но схема, по которой их станут легализовать, скорее всего, будет выглядеть, как и две предыдущих — «добровольное согласие на мониторинг» в обмен на возможность выполнять свою работу. Ни одного суда, рассматривающего претензии сотрудника, «добровольно» согласившегося на мониторинг и контроль еще не было, поэтому такую схему легализации средств наблюдения можно пока считать рабочей.

Морально — значит неэффективно

Однако в пылу юридических баталий как-то была пропущена моральная сторона дела. Морально ли низводить своих сотрудников до уровня контролируемых средств производства, не видеть в них партнеров, способных принимать самостоятельные решения, а не слепо под контролем выполнять раз и навсегда написанные инструкции. О плохом моральном климате, атмосфере подозрительности и недоверия в компаниях, которые практикуют тотальный мониторинг, много говорили, но статистика — вещь неумолимая. 

Чем больше контроля и чем меньше свободы — тем эффективнее компания. Речь сейчас не идет о дизайнерах, архитекторах и других креативных сотрудниках, хотя и тех не мешает ограничить в сроках «поиска вдохновения», а о менеджерах и сотрудниках, чью деятельность легко измерить в понятных повторяющихся единицах. Да, текучесть кадров выше, моральный климат хуже, но эффективность все равно выше, чем у «творческих компаний», бесконтрольно разрешающих сотрудникам работать в приятном им темпе и измеряющих только ключевые показатели. Даже корпоративные продавцы, количество встреч которых контролируется, начинают чаще встречаться с клиентами, сначала для галочки, для выполнения «дурацкой» нормы, но потом, к своему удивлению, начинают в среднем продавать больше, поскольку правило «больше встреч — больше продаж» никто не отменял. Что уже говорить о людях с более измеряемой эффективностью?

Вопрос «быть или не быть тотальному контролю сотрудников с помощью носимой электроники?» уже не стоит — быть. Остался лишь вопрос «каким ему быть?». Где остановятся руководители, почувствовавшие новый инструмент повышения эффективности бизнеса?

Безопасность Мобильные приложения

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 04/2014], Подписка на журналы

Об авторах

Рустэм Хайретдинов

Рустэм Хайретдинов

Генеральный директор компании "Атак Киллер". VP ИнфоВотч.


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Мысли вслух

Сейчас мы вступаем в следующую фазу выздоровления и восстановления, но гибридный мир никуда не денется
Почему бы при «смартовании» цели не подумать о некоторой геймификации?
В России опрос показал: 48% составляют технооптимисты, а больше половины – технофобы и техноскептики.

Компании сообщают

Мероприятия

Конференция «Российское ПО – драйвер развития цифровой образовательной среды»
Москва, ул. Радио, д. 10А (здание Московского государственного областного университета)
Бесплатно
20.04.2021
10:00–17:30
Онлайн-конференция «Открытые дни Directum»
ОНЛАЙН
Бесплатно
21.04.2021 — 22.04.2021
10:00–13:30
Blockchain Life 2021
Москва, Music Media Dome
2 390 руб
21.04.2021 — 22.04.2021
08:00–20:00