IT ManagerИТ в бизнесеУправление

Импортозамещение — не самоцель

Григорий Рудницкий | 20.12.2016

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Импортозамещение — не самоцель

Мы всегда радуемся, когда российская компания, выпускающая то или иное оборудование, укрепляет свои позиции на отечественном рынке, успешно конкурируя с зарубежными производителями. Однако НПО «Стример», изготовляющее устройства молниезащиты, активно продвигает свою продукцию не только в нашей стране, но и на зарубежных рынках, в том числе и в Китае. Это стало возможным благодаря научному подходу к производству продукции, грамотному использованию бизнес-аналитики, а также продуманной ИТ-стратегии. О чем нам и рассказал Роман Ашихмин, директор по информационным технологиям НПО «Стример».

С чего началась ваша карьера в ИТ?

Моя дорога в ИТ начался еще в детстве, когда отец купил мне компьютер Spectrum 64, а профессиональная карьера стартовала в ходе учебы в Норильском индустриальном институте —приятель пригласил меня поработать эникейщиком в «Почту России». Это был уже 1998 год. Там я прошел путь от специалиста по поддержке до руководителя группы. А после — в «Норильскгазпром», и также начал с должности инженера по технической поддержке, потом за 10 лет дорос до руководителя службы ИТ. Но Норильск — не самый лучший город для жизни с точки зрения природных условий. И мы с женой переехали в Санкт-Петербург. В процессе поиска работы мне пришлось потрудиться консультантом и экспертом по оценке проектов электронного правительства, в том числе и в Москве. Департамент информационных технологий НПО «Стример» я возглавляю уже четыре года. У меня не так много сотрудников в подчинении, поскольку многие задачи у нас переведены на аутсорсинг.

Какие ИТ-проекты вы реализовали за эти годы в компании «Стример»? Какие системы внедрили?

Я не очень люблю слово «внедрили», поскольку оно имеет оттенок какого-то чужеродного вторжения, поэтому скажу, что мы реализовали систему управления бизнес-процессами, кстати, отечественного производства от компании ELMA. В первую очередь она нам нужна для документооборота, для работы с договорами. Эту систему также использует наше техническое подразделение для управления конструкторской документацией. Решение очень гибкое и в нем можно настроить любые процессы. Следующий проект был посвящен CRM-системе. У нас задействовано две CRM. Одна от компании «Мегаплан», а вторая — разработка уже упомянутой ELMA. Собственно, речь идет не просто о CRM, а о полноценном корпоративном портале, где предусмотрены все процессы, с которыми приходится сталкиваться сотрудникам — прием на работу и увольнение, взаимодействие с внешними заказчиками, обсуждения и многое другое.

Еще один интересный опыт — автоматизация зарубежной дочерней компании. У нас есть офисы в Швейцарии, Гонконге, Китае, в процессе открытия офис в Латинской Америке. Наша компания поставляет оборудование молниезащиты, позволяющее клиентам экономить немалые средства. Зарубежные офисы позволяют компании более плотно общаться с локальной целевой аудиторией, более активно участвовать в формировании потребительского спроса, учитывать локальные технические особенности для формирования продуктового предложения в каждом из регионов. Чтобы понять местную специфику, необходимо тратить значительные усилия на продвижение продукции, обязательно присутствовать физически со своим местным персоналом. Удаленно возможно лишь оказывать услуги по ИТ-поддержке для сотрудников местного офиса.

Вы занимаетесь ИТ-поддержкой всех офисов?

Да. Конечно, на местах есть только аутсорсинг предоставляющий услуги, которые невозможно оказать удаленно – например, ремонт копировальной техники. В этом году мы провели проект по автоматизации зарубежных офисов. Был автоматизирован финансовый учет подразделений в двух странах, сейчас ведется работа по автоматизации складского учета.

Взаимодействие с иностранными пользователями само по себе интересно, а автоматизация их бизнес-процессов интересна вдвойне.

Иностранные пользователи тоже работают на российском ПО?

Нет. Для них выбрано облачное решение, поскольку адаптация российских приложений была признана нецелесообразной в данном случае. А потому мы остановились на решении от американского облачного провайдера Zoho Corporation.

А в России вы используете облака?

Дело в том, что всегда существует некий «хвост» наследуемого ПО, избавиться от которого не очень просто. Но, конечно, облака мы используем для новых сервисов, например, видеоконференцсвязи и бизнес-аналитики.

Вообще BI — это отдельный проект, о котором следует особо рассказать. Основоположником визуализации данных Стивеном Фью выделены три типа дашбордов (информационных панелей) — стратегические, аналитические и операционные. Последние, как правило, предназначены для аналитики в реальном времени, но у нас они не применяются. Аналитические панели позволяют обрабатывать данные на уровне транзакций, фильтровать, сортировать, анализировать тенденции. Стратегические панели ориентированы на руководство компании. Они демонстрируют показатели верхнего уровня, соответствие фактов продаж планам, например. Мы в основном используем стратегические панели. Наше руководство придает очень большое значение региональной экспансии, и топ-менеджеры часто бывают в командировках. Для того чтобы держать руку на пульсе, им не нужно звонить или постоянно открывать какие-то таблицы Excel — достаточно просто запустить наше BI-приложение. Мы используем сервис Microsoft Power BI.

Почему выбрали именно этот сервис?

Начинали мы с другого, с Zoho Reports, он проще по функциональности. Но уже тогда мне казался очень перспективным Microsoft Power BI, который еще находился в стадии бета-тестирования. Кстати, BI-системы всегда очень дорогие, а компания Microsoft предоставила возможность пользоваться бесплатной версией тем, кому это нужно. При умелой настройке возможностей бесплатной версии достаточно для большинства компаний из сегментов малого и среднего бизнеса.

Какие задачи решаются у вас с помощью бизнес-аналитики?

Прежде всего, это необходимость для руководства постоянно быть в курсе дел, причем особое внимание уделяется экономии времени на составление отчетности и максимальной точности предоставляемых данных. Мы обеспечиваем бизнес информацией для принятия решений.

На рынке электрооборудования критически важным параметром является качество. Как ИТ помогают поддерживать его на высоком и конкурентоспособном уровне?

В данный момент у нас реализовано управление конструкторской документацией, которая очень часто меняется. Раньше не так просто было понять, насколько актуальна та или иная версия чертежа. Если производство выпустит продукцию по устаревшему чертежу, это чревато срывами планов, потерями комплектующих и человеческого времени. Вот почему сейчас у нас реализовано управление документацией с автоматическими оповещениями, с заранее запрограммированными процессами, с поддержкой версионности и т. д. Все это непосредственным образом влияет на качество.

Насколько серьезная конкуренция на вашем рынке?

Особенность нашей компании и продукции - значительная часть научной составляющей как в деятельности самого предприятия, так и в конечном продукте. Более трети персонала работает в научно-технической сфере, у нас своя уникальная лаборатория, множество патентов. Можно сказать, что компания обладает уникальной научной компетенцией, признанной во всем мире. Конкуренты, конечно же, у нас есть, но мы стараемся создавать новое, в том числе и новые рынки. Например, существующий продукт, активно применяемый в США, не решает проблемы, и экономика штатов теряет порядка 4-6 млрд долларов в год из-за перебоев в электроснабжении, вызванных ударами молнии. Наш продукт технически принципиально отличается от конкурентов, поэтому мы чувствуем себя уверенно, выходя на конкурентные рынки.

Для нас важно не просто создать продукт, а сформировать и поддерживать научную экосистему вокруг него. Например, наша компания является организатором Российской конференции по молниезащите, в которой принимают участие ведущие эксперты из 12 стран.

В вашей компании очень широко используется видео-конференц-связь. Какие задачи вы решаете с ее помощью?

Для нашей компании ВКС просто необходима. Генеральный директор должен иметь возможность, находясь где угодно, например в арендованной машине в другой стране, принять участие в совещании со своего iPad. При этом мы используем популярный в мире облачный сервис Cisco WebEx. Затраты на оборудование, кстати, минимальны. Сегодня без ВКС вообще трудно представить работу компании, особенно такой, как наша.

«Стример» активно продвигает продукцию на китайском рынке. Вы производите ее там или только продаете?

Китай для нас является фокусным и очень перспективным с точки зрения продаж рынком. Есть планы и по локализации производства. И мы откроем его, как только продажи дойдут до определенного уровня.

Насколько актуальной задачей для вашей компании является импортозамещение в ИТ?

Импортозамещение для нас не самоцель. Но фактически получается, что если мы выбираем, например, конструкторскую систему, то на рынке есть САПР SolidWorks зарубежного происхождения, а есть еще и российская САПР T-Flex, реализованная на том же самом ядре и стоящая в несколько раз дешевле, причем она не подорожала после падения рубля, как это произошло с SolidWorks. Поэтому мы выбираем российский продукт исключительно из конкурентных соображений, а не ради импортозамещения как такового.

У многих российских ИТ-продуктов есть проблемы, связанные с дальнейшей поддержкой. Кроме того, если речь не идет о фактических монополистах типа «1С», на рынке проще найти специалистов по западным продуктам, чем по отечественным. Как вы минимизируете подобные риски?

Риски есть всегда. Риском можно назвать и выросшую вдвое за последние два года стоимость зарубежных продуктов. Но, как я уже говорил, у T-Flex и у SolidWorks используется одно и то же ядро Siemens ParaSolid. Так что системы не совсем разные. T-Flex — просто российская оболочка для того же самого ядра. Переучиваться конструктору особой необходимости нет, поскольку системы достаточно похожи друг на друга. По поддержке я тоже не слышал никаких нареканий.

Еще одна немаловажная деталь. Подготовка чертежей в соответствии с российским законодательством в западных продуктах реализована в виде опции, а в российском ПО она включена в базовые возможности.

Конечно, что касается системного ПО на рабочих станциях, здесь уже никаких альтернатив Microsoft, на данный момент, мы не видим.

Есть ли сложности при защите ИТ-бюджетов?

Прежде всего, я сам стараюсь понять, есть ли в компании деньги. Мы очень сильно связаны с госкомпаниями и очень чувствительны к любым изменениям экономической ситуации в стране.

И последний вопрос. Вы получили степень MBA в сфере ИТ. Насколько она вам помогает в практической деятельности?

Возможно, я поддался моде. Но в целом айтишнику, работавшему в техподдержке, сложно перейти на одну плоскость с бизнесом. MBA — один из наиболее качественных способов получить недостающие знания в достаточно сжатые сроки.

Ключевые слова: импортозамещение, Business Intelligence, управление проектами

Журнал IT Weekly

Об авторах

Григорий Рудницкий

Григорий Рудницкий

Историк по образованию. В ИТ-прессе – бумажной и онлайновой – с 2002 года: публикуется в изданиях, ориентированных как на домашних, так и на корпоративных пользователей. Любимые темы: гаджеты, мобильность, облачные сервисы, свободное программное обеспечение.

Мероприятия

18.10.2018
Форум РосТИМ в Новосибирске

Новосибирск, Отель "Мариотт"

23.10.2018
Северо-Западный форум Cisco

Санкт-Петербург, Гостиница Астория