IT ManagerИТ в бизнесеУправление

Корпоратизация мобильности

Стас Макаров | 30.03.2016

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Корпоратизация мобильности

Корпоратизация — это консьюмеризация наоборот, когда технологии, разработанные для потребителей, вдруг оказываются востребованными бизнесом. «Ни сама Apple, ни ИТ-департаменты компаний не предвидели, что iPhone станет стандартом делового смартфона, хотя именно это и произошло», — заметил Гален Груман (Galen Gruman), исполнительный редактор InfoWorld.

Раньше все было иначе: технологии создавались для военных и только потом попадали в руки всяким гражданским. Возьмите хоть микроволновку — это же побочный продукт разработки радаров. Когда инженеры возились с очередным магнетроном, один из них случайно заметил, что лежавший рядом бутерброд нагрелся. Идею тут же запатентовали и стали выпускать бытовые СВЧ-приборы, столь привычные сегодня. «Конверсия» — слово из лексикона 90-х, ныне почти забытое, как раз и обозначает процесс адаптации военных разработок для потребительского сектора. В общем, чтобы перековать мечи на орала, сначала все-таки делали мечи.

Недолгая, но яркая история мобильности демонстрирует движение в обратном направлении, от развлечений к серьезным вещам. Но прежде чем мир увидел iPad и iPhone, в 2001 году появился iPod, который кроме проигрывания музыки ничего делать не умел, поэтому вполне понятно, что он никак не мог быть использован для автоматизации бизнес-процессов. Тем не менее благодаря iPod появился новый пользовательский опыт, а с выходом более продвинутых устройств под iOS изменилось все. Смартфоны и планшеты превратились в такие же атрибуты успешного бизнесмена, как дорогой костюм и швейцарские часы, только в отличие от них гаджеты не просто подчеркивают статус человека — они выполняют полезные функции.

Стихийная мобилизация сверху

Первые устройства были дороги, и поэтому ими сначала обзавелись топ-менеджеры. Быстро привыкнув к их удобству, «топы» захотели сначала читать с планшета корпоративную почту, а потом и вовсе управлять своей компанией. «Когда на Рождество 2010 года руководители получили в подарок iPad I, а после праздников принесли его на работу, мир изменился», — в 2012 году написал в своем манифесте OccupyIT Джон Манчини (John Manchini), президент AIIM (When senior executives got an iPad 1 for Christmas in December 2010 and then brought them into work after the holidays the world changed).

Пышным цветом расцвели всевозможные «мобильные АРМ’ы руководителей» — все поставщики ERP, СЭД и других управленческих систем наперебой начали предлагать мобильные версии своих приложений, позиционируя их исключительно для больших начальников. Апофеозом стал «планшет Миллера», когда Газпром объявил тендер почти на 120 млн. рублей с формулировкой задания: «разработка мобильного автоматизированного рабочего места председателя правления ОАО «Газпром». (Кстати, какой-либо внятной информации, чем дело закончилось, обнаружить не удалось.)

Несмотря на то, что функциональность этих АРМ’ов была довольно ограниченной по сравнению с десктопными и веб-версиями тех же приложений и узок круг их пользователей, это сильно повлияло на корпоративную культуру. Следом за «топами» и средний менеджмент обзавелся гаджетами, а сегодня уже любой сотрудник может позволить себе приобрести какой-нибудь смартфон. То есть в интервале примерно пяти лет все сотрудники, сверху донизу, стали мобильными. Конечно, было бы странно не использовать новые открывшиеся возможности коммуникаций в бизнесе — и мир заговорил о корпоративной мобильности.

Не BYOD'ом единым

Ставить знак равенства между понятиями «корпоративная мобильность» и «концепция BYOD» (Bring Your Own Device — использование на работе сотрудниками личных устройств) было бы неправильно, хоть они и неразрывно связаны. В широком контексте корпоративная мобильность — это трансформация бизнес-процессов под влиянием мобильных технологий. То есть гораздо более фундаментальные изменения, нежели просто доступ к ERP, CRM, ECM, BI, почте, порталу и другим известным корпоративным приложениям при помощи различных гаджетов. Ведь когда в моду вошли ноутбуки — по сути, тоже мобильные устройства — подобных разговоров не было.

Вернемся к BYOD: конечно, людям нужны смартфоны и планшеты, чтобы работать с приложениями, однако с точки зрения бизнес-процесса совершенно неважно, кому такие устройства принадлежат. Главное — чтобы был результат. Если сотрудники приносят на работу свои девайсы — да, пожалуйста, лишь бы работали. Согласно исследованию Gartner, к 2017 году почти половина компаний в мире введет в действие программы BYOD. Альтернативным решением является ограничение выбора только из фиксированного списка моделей (Choose Your Own Device, CYOD) — сотрудник может принести свое устройство, если его модель в списке. Это несколько уменьшает головную боль службы поддержки, но не снимает проблем с безопасностью, а потому CYOD следует считать некой вариацией на тему BYOD, чуть более строгой политикой. Если немного интерпретировать знаменитую фразу Генри Форда, она будет выглядеть примерно так: вы можете использовать на работе любой планшет при условии, что это iPad.

Риски и ограничения этой «мобильной вольницы» также стали очевидны, а потому 15% компаний заявляют, что они никогда не разрешат работать с личными устройствами в офисе, и предпочитают закупку корпоративных устройств (Corporate-Owned, Personally-Enabled, COPE), а 40% склоняются к смешанной политике, позволяя одним категориям сотрудников использовать персональные устройства и выдавая другим корпоративные. Например, для проведения заседаний совета директоров компания вполне может приобрести планшеты и полностью их настроить, чтобы минимизировать риски. Кстати, лучше купить специальные мобильные терминалы для «полевых» сотрудников, которым приходится работать в тяжелых климатических условиях, а не полагаться на обычные смартфоны.

Троянский конь для бизнеса

Впрочем, при всех своих преимуществах мобильные технологии для бизнеса — это один большой троянский конь. Потому что они изначально создавались для потребительского рынка и никто не думал об их использовании в корпорациях. Здесь речь пойдет не об уязвимостях как таковых а о том, что вся мобильная экосистема фактически контролируется извне — владельцами платформ.

Отдельно взятое устройство, тот же iPhone, может быть отлично защищено. Мы же наблюдаем сейчас развитие истории, как Apple противостоит давлению спецслужб и отказывается взломать устройство, принадлежавшее преступнику. Но точно так же и для служб безопасности корпораций мобильное устройство сотрудника остается черным ящиком, причем без ключей (что их совсем не радует). Но это лишь половина дела. Гораздо больше корпорации (и государство) волнует то, пользователи загружают приложения только из App Store или Google Play. Теоретически есть варианты развертывания собственных магазинов приложений: можно за $299 в год подписаться на программу iOS Enterprise Distribution или зарегистрировать Google Play Private Channel, но они все равно находятся под контролем вендоров.

Недавно появилась и альтернатива глобальным монополистам, как всегда со стороны open source — в лице мобильной ОС Tizen, поддержанной Samsung, Intel, LG, Huawei, Orange, Vodafone и другими компаниями. Общий магазин приложений Tizen тоже есть, но это не главное — по умолчанию любой корпоративный заказчик может развернуть собственный магазин, поместить туда только то, что считает нужным, и полностью контролировать свои мобильные устройства на данной ОС. Поскольку это open source, ни с кем договариваться и покупать лицензию не надо. Пока трудно прогнозировать, насколько успешной будет подобная инициатива, однако радует, что вызов тотальному контролю брошен.

На примере облаков мы видели, что попытка выманить бизнес в public cloud фактически провалилась. Бизнес предпочитает частные облака или в лучшем случае гибридные, когда в публичную часть выносятся какие-то некритичные вещи, скажем, тестовые среды. Сейчас вся мобильность завязана на публичные облачные сервисы, и, вероятно, это может измениться, особенно с развитием «Интернета вещей». Ведь, согласитесь, странно загружать ПО управления, например, аэронавигационным оборудованием с какого-то внешнего источника, пусть даже самого безопасного.

Работать по-новому, не расставаясь со старым

Apple совершила революцию в интерфейсах, сделав компьютер (а смартфон и есть наладонный компьютер) по-настоящему удобным для пользователя. Но при всем нашем уважении к гению Стива Джобса не будем забывать, что iPhone был создан для потребления контента, тогда как вся корпоративная жизнь направлена больше на его создание — люди пишут и редактируют документы, отправляют электронные письма, заполняют формы в ERP или CRM. Даже работу руководителя нельзя свести к пользованию «одной большой красной кнопкой», руководители тоже участвуют в создании контента.

Индустрия пытается реагировать на требования бизнеса: новый iPad Pro поставляется с клавиатурой, а в первоначальном дизайне планшета сама мысль об этом выглядела бы крамольной. Google выпустила планшет Pixel C, тоже с клавиатурой. Фактически это уступка пользователям, которые хотят не только развлекаться, но и работать. Нужно учесть еще один момент: первые смартфоны и планшеты обладали довольно слабым процессором по сравнению с обычными ноутбуками, из-за чего пришлось отказаться от многозадачного режима. Сейчас, когда вычислительные мощности мобильных гаджетов подросли, мы снова возвращаемся к многозадачности и многооконности — уже упомянутый Pixel C обладает такими возможностями; iOS 9 тоже поддерживает работу нескольких приложений и разделение экрана.

На этом фоне остается загадкой драматический провал мобильных устройств на базе Windows — казалось бы, там есть все, к чему привыкли корпоративные пользователи, плюс все новые фишки из мира мобильности. Виноват ли только маркетинг или были какие-то инженерные недоработки, сейчас трудно сказать. Но есть и хорошие новости: при том, что глобальный рынок планшетов за 2015 год упал на 11%, доля Windows на 5% выросла и к 2019-му достигнет 18% в основном за счет iOS и меньше за счет Android, говорится в отчете Strategy Analytics.

Пожалуй, самое интересное, что за минувший год продажи устройств «2-in-1», ноутбуков с отделяемым экраном-планшетом увеличились на 379%! Определенно, это поворот в сторону продуктивности. Люди наигрались с планшетами и хотят на них работать. Только теперь мало одного «железа», нужно еще предоставить пользователю удобную среду, чтобы на мобильном устройстве были доступны все привычные корпоративные сервисы — аутентификация через Active Directory, файловые хранилища на сервере, приложения для редактирования офисных документов, почта и все это в привычном многооконном режиме, как, например, реализовано в российском продукте WorksPad, который намеревается завоевать мировой рынок, пользуясь открывшимся окном возможностей в связи с трендом на продуктивность мобильной работы.

Корпоративная мобильность — 2016

Безопасность и еще раз безопасность. Мобильность бизнесу нужна, но преодолевать генетические дефекты консьюмерского происхождения мобильных платформ приходится за счет дополнительных инвестиций в MDM/EMM-решения — AirWatch, MobileIron, Good Technologies, SOTI. К тому же на этом поле играют и глобальные вендоры — Microsoft, SAP и Citrix. Так что сектор мобильной безопасности в текущем году будет развиваться очень динамично.

Но одной безопасностью сыт не будешь — бизнесу нужны мобильные приложения, причем нативные. Аналитики полагают, что в 2016 году наконец-то начнет работать декларированный уже несколько лет назад подход mobile first, то есть когда при разработке новых приложений приоритет отдается мобильным платформам, а веб-доступ и толстый клиент пишутся потом. По данным отчета компании 451 Research, уже 40% бизнес-заказчиков предпочитают начинать с мобильных приложений. Это должно оживить сектор аутсорсинга мобильной разработки, потому что вырастить свою экспертизу в данной области сможет не каждое предприятие.

Резюмируя, можно сказать, что мобильность в корпоративном мире из модной фичи превратилась в обязательный блок ИТ-ландшафта и требует сегодня стратегического подхода. Как минимум, в ИТ-стратегии предприятия должен появиться соответствующий раздел — клубок проблем, связанных с корпоративной мобильностью, стал слишком сложным, чтобы пускать дело на самотек.

Ключевые слова: мобильные приложения, носимые гаджеты, безопасность

Журнал IT-Manager № 03/2016    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторах

Стас Макаров

Стас Макаров

Мероприятия

20.11.2018
Intel® Innovation Day – Осень 2018

Москва, Россия, г.Москва, Новинский бульвар, 8, стр.2 Лотте Отель Москва

20.11.2018
Oracle Cloud Day 2018

Москва, Технопарк «Сколково» Большой бульвар, д. 42, стр.1.

22.11.2018
Передача Audio, Video и KVM по IP: решения, опыт, истории успеха

Казань, пр. Фатыха Амирхана, 1A, комплекс «Казанская Ривьера».