IT ManagerИТ в бизнесеУправление

Пятый элемент

| 05.04.2019

Пятый элемент

Во всех странах мира, даже в самых развитых, экономическая активность женщин находится на порядок ниже, чем у мужчин. Например, в 1995 году в компьютерной отрасли США работало 37% женщин, сейчас их уже 24%, а к 2025 году исследователи предвидят снижение до 22%. Однако, по данным McKinsey, достижение гендерного равенства и полноценное вовлечения женщин в экономические процессы позволит на 20% поднять мировую экономику.  

Казалось бы, в XXI веке цели феминизма уже достигнуты, но сегодня реальные показатели деловой и экономической деятельности женщин намного ниже, чем мужчин. Причиной тому можно считать традиционно патриархальный уклад общества, впрочем, экономическую активность женщин ограничивает необходимость поддержки со стороны работодателя и государства в то время, когда они выполняют роль матери – создают жизнь и растят детей. Увы, женщинам не всегда удается легко и просто вернуться из декрета на рабочее место.  

В России, как и во многих других странах, экономическая активность женщин в целом остается относительно низкой, оставляя наиболее перспективные роли мужчинам. А это значит, что как отдельно взятые компании, так и экономика в целом теряют значительную часть своего потенциала, ограничивая часть вероятных инициаторов прогресса, активных предпринимателей и в конечном счете потребителей, не имеющих возможности реализации себя в трудовом процессе и на экономическом пространстве.

Например, по словам директора Центра конъюнктурных исследований НИУ «Высшая школа экономики» Георгия Остапковича, нашей стране нужно повышать рост доходов населения на 4–5% в год и увеличивать вложения в человеческий капитал, выращивая «своих Цукербергов, Гейтсов, Бринов, которые создавали бы несырьевые компании». И именно поэтому привлечение женщин в технологический сектор может практически вдвое увеличить потенциал национальной экономики.

Три глобальных вектора поддержки женщин

Перечисленные вопросы вызывают бурные обсуждения как в правительственных, так и в общественных кругах.

Один из способов – государственная помощь. И Россия может поучиться у некоторых западных стран. В Амстердаме реализована продленная оплата декретных отпусков, а на государственном уровне продвигается политика гендерного равенства и недопущения дискриминации. В Лондоне, в свою очередь, сложилась хорошая традиция привлечения женщин в технологический сектор: в британской столице запущены исключительно женские бизнесс-акселераторы, а также ко-воркинги для женщин, которые совмещают работу с уходом за детьми. Другой подход подразумевает ответственность самих компаний и подготовку специальных программ по возвращении женщин на работу после декрета. Например, программа Career ReStart предусматривает адаптацию после отдыха более 12 месяцев с полным погружением и восстановлением навыков на рабочем месте.

Ведущие компании, осознавая дефицит кадров (по данным американского национального женского центра технологий, только в США к 2024 году появится свыше 1,1 млн новых рабочих месте в сфере ИТ), запускают различные инициативы с целью привлечь талантливых женщин. Так, ассоциация Advance Women of Color in Tech призвана поддержать женщин разных национальностей и ставит своей целью вдвое увеличить количество выпускниц в технических вузах. Впрочем, сами университеты давно готовы к этому: как неоднократно говорилось, стереотипы о том, что женщины мало проявляют себя, например, в финансах, не более чем миф. В частности, 47% получателей стипендии Джорджа Бэйкера Гарвардской школы бизнеса – женщины.  

Наконец, третий вектор поддержки заключается в работе некоммерческих ассоциаций, таких как проект Girls Who Code. Его основная цель – устранение гендерного неравенства в сфере информатики. На сегодня проект охватывает более 90 тысяч девушек из 50 штатов США, у «девушек кода» уже свыше 1500 компьютерных клубов, они активно ведут обучающие программы в школах и хотят к 2020 году обучить миллион девушек. Стартовые программы этой НКО рассчитаны на младших школьниц, а сама организация получает поддержку от Microsoft, AOL и Google – компаний, понимающих, что таким образом они растят специалистов, готовых воспринять и использовать те технологии, которые они разрабатывают.

В России у женщин есть немало возможностей

Хотя Россию и считают не самой передовой страной с точки зрения гендерного равенства, на самом деле россиянки показывают достаточно высокую активность в бизнесе. Как отметила в своей колонке Ирина Давыденко, в России «присутствие слабого пола в топ-менеджменте крупного бизнеса достигает 47%, при средних мировых показателях 25% и всего 18–23% в максимально толерантных западных странах, таких как США, Германия и Великобритания». На примере своей компании могу также сказать, что обеспечение равенства возможностей на всех уровнях, включая самые высокие позиции, – инициатива, которая исходит от топ-менеджмента и имеет понятные причины: у женщин свой взгляд на бизнес и развитие, решение задач, что удачно дополняет мужской подход. Кроме того, женщинам чаще приходится преодолевать препятствия, в том числе в виде сложившихся штампов и клише, и это закаляет их, делает сильнее. Инициативы, которые реализуются в бизнесе, легко могут быть перенесены на государственный уровень и стать частью программы, например, построения цифровой экономики. Как мы знаем, бизнес очень прагматичен и нацелен на увеличение прибыли. И статистика показывает позитивное влияние происходящих изменений. На эту тему есть весьма обстоятельное исследование MicKinsey.

Бизнес дает возможности для развития представительницам прекрасной половины человечества, и те отвечают лояльностью, уверенность в завтрашнем дне придает импульс новым интересным решениям и неожиданным предложениям. Жизнь не делиться на до и после декрета, и компании не рассматриваются как донор или спонсор для декретного отпуска. Женщина уверена, что вернется на свое место на тех же условиях и без потерь. И это придает энтузиазма для развития, обучения и полной отдачи. Большой популярностью у нас пользуются тренинги по публичным выступлениям для женщин (и ведь тут все логично, так как у женщин свои сильные стороны и свои приемы воздействия на аудиторию), тренинги по построению карьеры (в России нет ярко выраженного гендерного подхода при подборе кандидатов, но, тем не менее, прошлом я столкнулась с отказом на позицию в Service-подразделении ИТ-компании). Развитие технологий стирает и гендерные различия в профессиях, делая доступными для женщин сферы, о которых раньше они не могли и помыслить. В нашем Санкт-Петербургском центре разработок трудится много девушек программистов, хотя сама профессия по-прежнему называется чаще в мужском роде. Правда, при слове «программист» нередко возникает образ бородатого парня в очках. Женщины в технической поддержке и системные администраторы также уже не редкость в наше время. 

Таким образом, у России есть большой потенциал для того, чтобы обеспечить прекрасном половине человечества  возможность внести свой вклад в развитие технологических секторов экономики, цифровой экономики. Для этого важно лишь создать условия, чтобы женщины могли не только проявить себя в традиционных HR, PR и финансах, но и развиваться в качестве инженеров, программистов и других ИТ-специалистов. К счастью, технологии сегодня позволяют работать с программным кодом и оборудованием не только в декрете, но и вообще параллельно с исполнением колыбельных. И если финансовая статистика и результаты в бизнесе показывают, что присутствие женщин на всех этажах менеджмента и персонала положительно сказывается не только на бизнес-процессах и планировании, решении задач, но и на финансовых результатах, то, как знать, возможно, такая статистика на государственном уровне будет хорошим подтверждением необходимости активного вовлечения женщин в бизнес-процессы, управление на всех уровнях государства, включая и самый верхний. Немаловажно и то, что присутствие женщин всегда придает бизнесу «человеческое лицо», поскольку женщины по природе более склонны к сопереживанию и эмпатии. А эти качества в век цифровой экономики и технологизации всех сфер жизни выходят на первое место. Государственные программы поддержки развития женщин обязательно принесут дивиденды в виде экономически активной части общества, привносящей вклад в развитие и в формирование ВВП страны.

Перспективы

Потери мирового ВВП от невысокого количества женщин в предпринимательстве, по подсчетам Всемирного банка, составляют 15–35%, заявила глава рабочей группы по цифровой экономике Делового Совета БРИКС от России Анна Нестерова, выступая в рамках Второго государственно-частного диалога БРИКС «Женщины в экономике» на полях Второго Евразийского женского форума. По ее словам, сокращение разницы мужчин и женщин в бизнесе способно добавить в общемировой экономический оборот до $17 трлн. Она подчеркнула, что чрезвычайно важно не просто сократить разрыв в количестве женщин и мужчин предпринимателей, но и открыть дамам доступ на мировые рынки, обеспечить экспорт их услуг. А ведь при развитии технологий и стремительном проникновении бизнеса, формировании новых ниш это уже не звучит такой уж фантастикой. По данным исследования McKinsey, женщины составляют примерно 50% всего трудоспособного населения мира. Правда, на их долю приходится лишь около 37% глобального ВВП. После детального анализа статистики ОЭСР в 95 странах можно сделать вывод, что настоящего гендерного равенства в мире еще нет. Что касается Индии, Ближнего Востока и Южной Азии, здесь женщины создают около 20% ВВП. В Северной Америке этот показатель достигает приблизительно 40%. По разным оценкам, к 2025 году женщины могли бы добавить от $12 трлн, или 11% годового ВВП, при сценарии развития по образцу лидеров в каждом регионе до $28 трлн, или 26% мирового ВВП, при «полнофункциональном сценарии», когда женщины полноценно делят работу с мужчинами, включая рабочие профессии. В докладе утверждается, что гендерное неравенство становится причиной низкой занятости женщин на рынке труда. Женщины работают неполный день, плюс заняты в не самых продуктивных секторах экономики, включая сельское хозяйство. Женщины выполняют и около 75% всей неоплачиваемой работы в мире – это уход за детьми и пожилыми, уборка, приготовление пищи. При этом часть такой работы вполне может оплачиваться или же делиться между женщинами и мужчинами поровну. Стоимость подобного труда оценивается аналитиками в $10 трлн в год, или 13% глобального ВВП, в процентном отношении. Эксперты McKinsey делятся своей верой в то, что мир, безусловно, выиграет от нацеленности на такую большую экономическую возможность, которая пока, к сожалению, остается потенциальной и без должного внимания государства рискует не быть раскрытой и не принести выгоды экономике как на мировом уровне, так и на уровне отдельных государств.

Автор: Светлана Мишина, директор по продажам корпоративного бизнеса Dell EMC в России

Горячие темы: Бизнес в цифре

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 03/2019], Подписка на журналы

Dell | Делл


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Можно ли, поняв, что половина информации не доходит до серого вещества, отсеиваемая «вратами сортировки», что-нибудь с этим сделать?
Уже довольно многие согласны с тем, что в крупных организациях необходимо создавать т. н. «службы заказчика», предоставляющие аутсорсинг ИТ-услуг.
На первой встрече по первому проекту, на котором я выступала в роли аналитика, я молчала, хмурила брови и писала что-то в блокнот. В общем-то, я и сейчас на встречах с бизнесом хмурю брови и пишу в блокнот. Но только раньше я это делала от неопытности, а теперь от неожиданности.

Компании сообщают

Мероприятия