IT ManagerИТ в бизнесеЧто хочет бизнес

Данные для CIO

Дмитрий Зимнев, Ольга Попова | 27.12.2016

Данные для CIO

Тысячи лет человечество придумывало различные способы хранения информации. Материалы были разные. Камень, папирусы, глиняные и деревянные дощечки, и наконец, бумага. Но в XXI веке все изменилось. На смену традиционным хранилищам пришли облака. Сегодня уже никого не удивишь, что одни данные компании находятся в американском ЦОДе, другие в индийском, а третьи только на внутреннем сервере. О том, какие технологии будущего мы можем увидеть уже сегодня, о том, как стать клиентом банка за несколько минут, о дронах в сыроварне, о прозрачности цифрового мира и, конечно, о планах компании в России нам рассказали Джоел Рейч (Joel Reich), исполнительный вице-президент по продуктам компании NetApp, и Александр Валнер (Alexander Wallner), старший вице-президент NetApp в регионе ЕМЕА. Встреча состоялась в Берлине, во время ежегодного форума NetApp Insight.

В выступлениях ваших спикеров постоянно звучит термин Data Fabric. Что он означает?

img

Джоел Рейч: Постараюсь объяснить. Data Fabric — это комплексный подход к управлению и предоставлению данных организации, вне зависимости от того, где они находятся. Раньше работать с ними было проще, поскольку вы сами хранили все сведения в одном-двух ЦОДах, когда нужно, их находили и забирали, и данных было заметно меньше. Сейчас ситуация изменилась, объемы информации многократно увеличились и вопросы ее хранения стали намного сложнее. Появилась задача построить своеобразный мост между существующей инфраструктурой и внешними ресурсами, которые необходимо получать и эффективно использовать. Data Fabric и становится таким мостом, соединяющим внешние ресурсы с внутренней инфраструктурой. Да, это термин, придуманный нашей компанией и отражающий наше видение работы с данными.

Какие новые инструменты вашей компании мы увидим в ближайшее время?

Джоел Рейч: Судя по запросам наших пользователей, они предпочитают решения, позволяющие одновременно работать в облаках и в своей инфраструктуре. Люди хотят знать всю историю данных, когда они появлялись и изменялись. Видеть полную картину. Над такими высокоуровневыми инструментами продолжает работу компания NetApp.

Несколько лет назад в нашем журнале обсуждалась тема Tomorrow’s Technologies Today. Российские CIO предлагали свои версии. А вы можете назвать завтрашние технологии, известные уже сегодня?

img Александр Валнер

Александр Валнер: Думаю, в первую очередь это облака. И важно выбрать путь, по которому мы к ним придем, ведь многие еще находятся в поиске такого пути. Другими словами, технологии уже способны повсеместно использовать облако, но люди пока не готовы. Следующее этап — третья платформа и наступление эпохи «Интернета вещей». Сюда можно, например, отнести беспилотные автомобили, передающие информацию в ЦОДы о дорожной ситуации. Эти данные важны, скажем, для страховой компании. То же относится и к Big Data. У нас есть большой объем информации, и мы пытаемся разобраться, что с ней делать. Расскажу об одном интересном случае. Когда я был с дочкой в Лондоне, мы решили сходить в театр, и я стал искать в «Гугле» билеты, вводя разные запросы. Буквально через несколько минут получил предложение от одного из театров. Причем письмо пришло на мою рабочую почту. Я был шокирован. Да. Мы живем в прозрачном мире, где приватность становится весьма относительной и где о тебе знают всё. Но, с другой стороны, я считаю это одним из самых правильных способов использования данных. Финансовые, страховые и другие компании могут повышать уровень обслуживания клиентов. И хотя нас это порой раздражает, надо признать, что именно так выглядят завтрашние технологии.

Джоел Рейч: Для того чтобы ответить на ваш вопрос, начну издалека. Одна из основных особенностей облаков — их неравномерное распределение. Хочу вспомнить фразу известного фантаста Уильяма Гибсона: «Будущее уже здесь, просто оно неравномерно распределено». Эта цитата отлично характеризует текущее состояние облаков. Четыре года назад правительство Австралии заявило, что прекращает строить ЦОДы, а все данные будут храниться в облаках. Сегодня наши австралийские клиенты используют инструменты Data Fabric, помогая нам совершенствовать дизайн и функционал продукта. То есть уже сейчас они работают с завтрашними технологиями. Также очень неравномерное распределение наблюдается и в США. Есть высокотехнологичные штаты, где облака широко распространены, где существует понимание их перспектив и возможностей и большое внимание уделяется вопросам информационной безопасности. А в других местах все с точностью до наоборот, очень слабое распространение облачных сервисов. Та же ситуация и во Франции, Германии, Великобритании и других странах. Кроме того, существуют законы хранения данных. Например, персональные медицинские данные граждан Германии могут храниться исключительно на территории этого государства. И, например, компания «Амазон» строит для этого ЦОДы в Германии. Но на случай сбоя резервная копия данных будет оставаться в Нидерландах, что формально незаконно. Поэтому в той же Германии многие не могут использовать облака, поскольку таким образом нарушат законодательство. Можно сказать, что в одних странах будущее уже наступило, а в других оно наступит лет через пять. Среди тех, кто сегодня использует завтрашние технологии, я могу назвать нашего партнера, австралийскую компанию TechnologyOne, разработчика ПО. Их прежний CIO, который теперь работает в должности CIO IBM, сказал следующее: «Вся наша архитектура будет находиться в облаках. Мы станем хранить все данные в облаке «Амазона» с помощью инструментов Data Fabric, а наш старый ЦОД пригодится для резервных копий». Это к вопросу о завтрашних и вчерашних технологиях.

В каком направлении, на ваш взгляд, будут развиваться ИТ в следующие три — пять лет?

Джоел Рейч: Я думаю, основная цель ИТ — ускорить предоставление доступа к информации. И облака сегодня — дешевый способ, позволяющий быстро получать данные, масштабируя ресурсы по мере необходимости. Недавно мне показали, что такое инновационный немецкий банк. Какие инновации могут быть в банке, удивился я. Это ведь самый консервативный бизнес. Однако меня разубедили. В банке нет отделов по работе с клиентами, нет физических отделений. Взаимодействие происходит следующим образом. Ты скачиваешь приложение на свой смартфон, регистрируешься, предоставляешь доступ к камере. Банковский менеджер в онлайне просит тебя ее включить, делает твою фотографию и предлагает показать в камеру удостоверение личности. Ты показываешь, и он его сканирует. Через 30 секунд ты уже клиент банка. В течение последних 30 дней у этого банка появилось два с половиной миллиона новых пользователей. Думаю, бизнес будут двигать вот такие решения по предоставлению доступа к информации. Вообще это очень важный аспект. Если в Германии уже существует налаженная инфраструктура, то в других странах дело обстоит не так хорошо. Поэтому большим спросом начнут пользоваться мобильные технологии. Например, национальная инициатива «Цифровая Индия», которая предполагает, что у всех сегодня уже есть мобильный телефон. И в нем можно хранить, в частности, историю болезни, чтобы при визите в клинику, врач мог получить всю информацию о здоровье пациента. Одновременно вся информация будет находиться в облаке, а с любого телефона можно получить к ней доступ.

Согласно российскому законодательству персональные данные граждан должны храниться на территории РФ. Как в этом случае будет решаться вопрос с использованием облаков? Ведь периметр не закроешь. Если мы говорим о таких облаках, как у «Амазона».

Джоел Рейч: Думаю, что это решится так же, как в Германии, где провайдерами являются либо местные компании, либо международные, которые смогут объяснить, как и где они будут хранить данные. Иностранный бизнес, приходя в другое государство, должен понимать, зачем он пришел. Цели должны быть четко определены, и непременно соблюдаться местное законодательство. Соответственно, будут договариваться. В течение всего времени, пока мы создавали Data Fabric, у нас накопился огромный опыт, связанный с приватностью данных. Наш юридический департамент находится в постоянном контакте с департаментом разработки, чтобы создаваемые продукты удовлетворяли всем требованиям законодательства. Наверняка вы помните технологии, которые относились к политике, — технологии шифрования данных. Во времена Рональда Рейгана мы не могли поставлять их в СССР, так же как и в СССР, вероятно, существовал аналогичный запрет. Некоторые проблемы остались и сегодня, так что не всегда решение о запуске продукта принимают инженеры, зачастую это делают юристы.

Известный международный консультант, автор книги «Что хочет бизнес от ИТ?» Терри Уайт в интервью нашему журналу рассказал, что нередко вместо хранилищ строят кладбища данных. Их просто «хоронят». Как, на ваш взгляд, можно классифицировать критичные и некритичные данные, чтобы этого избежать? Как определить нужность или ненужность информации? Каковы критерии отбора?

Александр Валнер: Считаю, что это самый главный вопрос, который сегодня стоит перед CIO. Мне-то легко сказать вам, например, что ваши критичные данные находятся на вашем локальном сервере. А некритичные — в облаке. Но что такое «критичные данные»? Мне кажется, самая сложная задача — приоритизация данных. Спросите десять человек в вашей компании, какие данные важны, и получите десять абсолютно разных ответов. Какая нужна скорость доступа, скажем, к архиву? Почта – это критично? Пока вы не приоритизировали данные, вы не сможете разобраться, что важно, а что нет.

Джоел Рейч: Книгу я не читал, но точно знаю, что хочет бизнес от ИТ. По поводу вашего вопроса: основной принцип, который нужно понимать, — то, что данные неравноценны. С ростом количества разбирать их вручную уже невозможно. У нас есть продукт NetApp StorageGrid WebScale — облачное хранилище, где классифицируются данные. Можете хранить, например, четыре копии ваших данных. Причем вы определяете, где они будут размещены и сколько вы заплатите. Так, 60-дневный доступ к одной копии может быть быстрым и дорогим, а другие копии будут в течение пяти лет находиться на удаленных серверах, и это окажется дешево. Через пять лет информацию уничтожат. Но если вдруг она понадобится для судебного разбирательства, можно изменить условия хранения.

Глава Сбербанка Герман Греф недавно сказал: «Проблема взаимоотношений с ИТ-департаментом — большой вызов для всех компаний. ИТ-департаменты должны быть уничтожены». Согласны ли вы с этим утверждением?

Александр Валнер: По-моему, это очень провокационное высказывание. Скорее всего, он имел в виду, что мы должны изменить взгляд на ИТ — от структуры, занимающейся электронной почтой пользователей, к системе, поддерживающей бизнес. Свое представление о том, чем должен заниматься ИТ-директор и его департамент, оставьте в прошлом. Вероятно, роли CIO и его подразделения изменятся, но сама структура останется.

Конечно изменится. Потому что меняются вызовы времени. На ваш взгляд, с какими вызовами сегодня сталкивается CIO?

Александр Валнер: Я думаю, что главный вызов для CIO — быть двигателем инноваций. От взаимодействия CIO и CEO зависит сегодня позиция бизнеса на рынке. ИТ — это возможность уменьшить затраты благодаря оптимизации бизнес-процессов. Хочу привести пример швейцарской сыродельной компании. Ее владелец сказал мне при встрече, что его фирма является лидером в «Интернете вещей». «Какое отношение к «Интернету вещей» имеет производство сыра?! — удивился я. Оказалось, в помещениях, где зреет сыр общей стоимостью 30 миллионов евро, работают только роботы и дроны. Роботы полируют сыр, а дроны мониторят его состояние. Ни одного человека там нет. ИТ в данном случае, по словам владельца компании, дают конкурентное преимущество в экономии 10–15% затрат на производство сыра. Это хороший пример оптимизации расходов с помощью ИТ на рынке с низкой маржинальностью и абсолютно инновационный подход к традиционному производству. ИТ меняют и методику работы, и мировоззрение. Если бы я как СЕО задал вопрос своему CIO о том, что нужно сделать, чтобы быть гибче, быстрее, экономнее, чтобы повысить лояльность наших клиентов, а он не смог ответить мне на эти вопросы, нам пришлось бы расстаться. Это большой вызов для CIO. Методы, которые они использовали при взаимодействии с бизнесом в последние десять лет, больше не эффективны. Изменилось мышление, происходит глобальная трансформация. И CIO приходится сейчас труднее, чем другим.

Один из наших спецвыпусков назывался «DoYou Speak Business?». Тема взаимопонимания ИТ-директора и бизнес-руководителей по-прежнему актуальна. Как вы считаете, должен ли CIO говорить на языке бизнеса?

Александр Валнер: К сожалению, большинство CIO сегодня не владеет языком бизнеса. И по этой причине многие компании нанимают CDO — директора по цифровым технологиям. Его приглашают, чтобы провести цифровую модернизацию компании, поскольку CIO не может этого сделать. CIO и CDO находятся примерно на одном уровне и подчиняются, как правило, CFO — директору по финансам. Мне кажется, ИТ-директор завтрашнего дня должен быть «два в одном» — и CIO и CDO. Потому что, на мой взгляд, разделение очень опасно. Я хотел бы видеть больше CIO, которые напрямую подчиняются генеральному директору. Пока работа идет по следующей цепочке: пользователь обращается к CIO, тот идет к СFO, а директор по финансам уже (в зависимости от бюджета) — к генеральному.

ИТ-директора российских компаний пока с осторожностью используют облака. Преимущественно частные, иногда гибридные. Это связано в том числе и с угрозами информационной безопасности. Какие аргументы в защиту облаков вы можете привести?

Джоел Рейч: Если бы пять лет назад я собрал полный зал американских CIO, у них были бы точно те же вопросы и опасения. В США нет такого количества ИБ-специалистов, чтобы хватило на каждую компанию. Но у «Гугла», «Амазона», «Майкрософта» и других достаточно ресурсов, чтобы привлечь ИБ-профессиналов. И эти компании могут позволить себе большие финансовые вложения в обеспечение ИБ. Если какой-либо небольшой бизнес собирается перенести свою инфраструктуру в облако, то вначале он закажет аудит облачного провайдера у независимого эксперта. И только получив аудиторское заключение, отдаст свои данные. Это гарантия безопасности. Таким путем в США облака и развивались.

Александр Валнер: Требования законодательства — причина, по которой NetApp активно сотрудничает с российскими провайдерами, предоставляющих облачные услуги. Мы заинтересованы, чтобы данные российских компаний хранились локально, то есть на территории России. Персональный подход позволяет в основном убрать страх и недоверие к облакам.

В кризис, в условиях сокращения ИТ-бюджетов, многие ИТ-решения становятся роскошью. Как, с одной стороны, обеспечить эффективность бизнеса, а с другой — минимизировать затраты на ИТ?

Александр Валнер: Эти сложные вопросы мы обсуждаем с нашими клиентами каждый день. Вам нужно делать теперь больше за меньшие деньги. Мы видим, что компании вкладывают часть оборотных средств в инновации. Больше эффективности, а при этом меньше финансов, людей. Конечно, помогает автоматизация. То, что раньше выполняли 30 человек, теперь сделает пять. И на инновации можно использовать средства, которые прежде пошли бы на зарплату 25 работников. Хотя бы частично. А еще мне очень нравится шутка трейдеров: «Бюджет не пропал. Он просто в другом месте. И нам нужно его найти». Думаю, бизнес не тратит теперь меньше денег на ИТ. Он сократил расходы на классические ИТ. Как говорится, нельзя заработать деньги на бэкапах.

Но в России сейчас достаточно сложная экономическая ситуация. Многие ИТ-проекты заморожены. Бизнес очень осторожен в прогнозах.

Джоел Рейч: Согласен. В последние три года России пришлось столкнуться с трудностями. Но, на мой взгляд, сейчас у вас происходит восстановление. Именно об этом говорят цифры наших исследований. Мы успешно работаем на вашем рынке, хотя пришли на него сравнительно недавно, всего 10–12 лет назад. И видим, что уже появляются позитивные тренды. Вообще, кризис — время для инноваций. Ведь когда у вас все хорошо, вы не думаете, как поменять жизнь. Но как только денег становится меньше, вам приходится переосмысливать свое поведение, становиться гибче, умнее. То же касается и бизнеса. Бизнес должен понять, что он должен изменить, в том числе и с точки зрения ИТ. Есть хорошее изречение: «Не стоит упускать хороший шанс, который дает хороший кризис».

хранение данных, Дaтa-центр (ЦОД), Интернет Вещей (IoT), Кризис, безопасность

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 12/2016], Подписка на журналы

NetApp


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Можно ли, поняв, что половина информации не доходит до серого вещества, отсеиваемая «вратами сортировки», что-нибудь с этим сделать?
Уже довольно многие согласны с тем, что в крупных организациях необходимо создавать т. н. «службы заказчика», предоставляющие аутсорсинг ИТ-услуг.
На первой встрече по первому проекту, на котором я выступала в роли аналитика, я молчала, хмурила брови и писала что-то в блокнот. В общем-то, я и сейчас на встречах с бизнесом хмурю брови и пишу в блокнот. Но только раньше я это делала от неопытности, а теперь от неожиданности.

Компании сообщают

Мероприятия

15.07.2020
Создание и вывод на рынок hardware-продукта

Санкт-Петербург, онлайн-трансляция

17.07.2020 — 18.07.2020
Лаборатория: бизнес как система.

онлайн, 10.40 -18.00 (мск)

23.09.2020 — 24.09.2020
Форум Индустриальной Роботизации

Санкт-Петербург, Чернорецкий пер. 4-6