IT ManagerИТ в бизнесеЧто хочет бизнес

Консервативные новаторы

Ольга Мельник | 26.09.2019

Консервативные новаторы

Цифровая трансформация, инновации, стартапы – все это звенья одной цепочки, которая может либо работать и давать результаты, либо оставаться на уровне деклараций. Реальная практика в этой сфере представляет особый интерес, так как в России подобного опыта такого немного. В корпорации Bayer программа работы со стартапами действует с 2012 года. О том, как она развивается в России, об опыте и результатах рассказывает Максим Айнштейн, руководитель ИТ-департамента компании Bayer в России и СНГ.


В чем специфика отрасли в применении ИТ?

С точки зрения использования информационных технологий в фармацевтической отрасли много специфики. В частности, исследования новых препаратов стоят особняком: в них ИТ применяются очень широко, но это отдельная сфера. Во всех остальных процессах к ИТ относятся очень осторожно и консервативно.

Первая десятка мировых фарм-производителей ведет себя в этом смысле одинаково: все они долго присматриваются к тому, что дают или не дают внедрения появляющихся технологий, отдельных продуктов, подходов. Отрасль начинает осваивать практически любую технологию значительно позже пика хайпа, с ней связанного.

Здесь принято тщательнейшим образом анализировать все риски применения новых технологий. Например, риск утечки информации о новых препаратах в отрасли очень высок и значим: если конкуренты получат доступ к сведениям о разработанных лекарствах, то годы и миллионы, потраченные на их создание, пропадут мгновенно.

Однако и в фармацевтике есть задачи, требующие новых технологий и подходов, потому что старыми инструментами их уже не решить или же сами задачи имеют новую природу. К ним относятся исследования рынка, нашего потребителя и многие другие. Для их реализации мы и привлекаем стартапы.

Как организована эта деятельность?

В Bayer существует специальная программа по работе со стартапами – G4A (Grants4Apps). Началась она еще в 2012 году в Берлине для digital health-стартапов Германии, затем стала международной и с 2016 года запущена в ряде стран, в том числе в России.

Это акселератор: мы ищем digital life science-стартапы и даем им возможность три месяца работать у нас в московском офисе, общаться с профильными специалистами Bayer. Мы не инвестируем в них прямо, но наши сотрудники тратят довольно много времени на то, чтобы ввести стартапы в курс дела, рассказать о наших потребностях, о том, как работают корпорации, о специфике фарминдустрии – так что с нашей стороны это инвестиции времени и сил.

Стартап получает доступ к нашим специалистам именно в той области, в которой мы их отобрали в акселератор. Но по запросу мы делимся имеющейся у нас экспертизой и вне life science – например, ИТ безопасность, патентование, юридические и коммуникационные вопросы. В нашем офисе есть специальная инновационная комната, там все участники акселератора и работают.

Есть один выделенный сотрудник, который занимается поиском стартапов. Ему помогает наш «цифровой кружок» – добровольное объединение тех, кому интересны технологии и возможности их применения. Иногда стартапы сами обращаются к нам. Мы просматриваем сотни, почти тысячу стартапов в год, выбирая из них сначала два-три десятка тех, кого можно пригласить в акселератор, а потом бизнес-подразделения выделяют шесть–восемь потенциально интересных для заключения контракта – их мы и приглашаем в программу G4A Moscow. Посещаем питч-дни, просматриваем описания, составляем шорт-листы. В этом нам помогают ФРИИ, «Сколково», профильные подразделения МФТИ, ВШЭ и другие организации со сходными целями. Наиболее продуктивно мы взаимодействуем с ФРИИ. Bayer делится со стартапами отраслевой экспертизой, а ФРИИ – бизнес-экспертизой.

Зачем все это Bayer? Какова отдача?

Для нас важен сторонний взгляд на наши проблемы. У нас, как и у любой крупной корпорации, есть привычные методы работы и решения определенных задач, но очень может быть, что сторонний наблюдатель взглянет на них совершенно иначе и предложит решение, позволяющее не возиться с проблемой дедовскими методами, а быстро и просто решить ее с помощью некоего совершенно нового подхода. Такие случаи у нас тоже бывали. Так что взгляд со стороны – это действительно ценно.

Кроме того, с выбранным стартапом мы имеем возможность сделать пилот, быстро получить результаты и выяснить, стоит развивать конкретное направление или нет. Пилот совсем не обязательно должен пройти в три месяца, он может состояться и позже. Три месяца нужны для общения, знакомства, определения точек соприкосновения и возможных совместных бизнес-моделей. Бывает, в эти три месяца заключается контракт, что зависит от зрелости стартапа.

Так что сначала с нами они отрабатывают идею. Потом у стартапов есть возможность работать в таком же нашем акселераторе G4A в Берлине, он специализируется на digital health и предусматривает грантовую поддержку. Во время московской программы мы знакомим и рекомендуем своих «выпускников» нашим коллегам в штаб-квартире. Там стартапы получают опыт общения с международными сообществами фармацевтов и разработчиков. У некоторых в Берлине появляются не только связи, но и международные контракты – это реальный путь на мировой рынок, и часть наших выпускников успешно его преодолевает. Те, кого мы находим здесь в России, не идут по пути копирования мировых образцов, они действительно предлагают собственные, полностью новаторские методы.

Случалось, что идеи российских команда нас не заинтересовали, но привлекли внимание наших европейских коллег. Однажды стартап сделал для нас проект, а затем, опираясь на этот опыт, начал работать с другими крупными игроками отрасли, причем вполне успешно. Кстати, 30% стартапов, прошедших у нас акселерацию, заключают потом с нами контракты. Иногда на условиях эксклюзивности, чаще мы получаем более выгодные, чем другие их клиенты, финансовые условия.

Программа работы со стартапами будет продолжаться, и хотя она не требует существенных финансовых вливаний, мы вкладываем в нее свои знания и опыт, если считаем проект очень успешным и взаимовыгодным . Сбор заявок мы проводим зимой, а весной запускаем акселератор G4A Moscow. К сожалению, бывают проблемы во взаимодействии с нашими бизнес-подразделениями: не всегда они откликаются на наши просьбы проанализировать стартап так оперативно, как хотелось бы.

Какие направления вы рассматриваете и какую видите картину в России?

Цифровая медицина и цифровое здравоохранение – наши основные направления плюс агропром, ведь Bayer разрабатывает средства защиты растений, семена, средства для лечения животных и ухода за ними. Анализируем и разработки, которые могут нам помочь в офисной работе.

Основной вывод прост: в России много интересных стартапов, с ними надо работать и для корпорации это имеет смысл, это окупается. Но в такой работе не может быть гарантий, мы их и не ожидаем: это ведь инновации, либо выстрелят – либо нет.

Иногда после знакомства с профессионалами, с нашим видением проблем, стартап складывает оружие и просто разбегается: был у нас один такой случай. Мы ведь работаем и с компаниями на самых начальных стадиях: когда нет еще ни организации как таковой, ни готового продукта. У подобных проектов есть только перспективная идея, которой одержимы несколько человек, еще смутно представляющие, как все это можно реализовать на практике. Бывает и так, что у фирмы концепция продукта меняется буквально на ходу. Мы начинаем с ней работать по одной теме, а они уходят в совершенно иное направление.

Из тех, кого мы смотрим на питч-днях, примерно 10–15% не представляют интереса: либо идея очень узкая, либо она совершенно не оформлена, поскольку авторы не могут ее донести. У остальных идеи лучше сформулированы, они готовы вместе работать над дальнейшим развитием. Не всегда эти идеи проверенные, но именно эту возможность – проверить идею на реальных данных, на реальных процессах – мы и даем в своем акселераторе.

О каких примерах уже можно рассказать?

Приведу три совершенно разных кейса.

Первый связан с семантическим поиском в Интернете не просто по ключевым словам, а по фразам, по смыслу, по содержанию. Есть орфанные заболевания – очень редкие – по ним база пациентов крайне мала, и ее очень сложно собрать. У Bayer есть препараты, которые могут эффективно решать проблемы таких пациентов и значительно улучшить качество их жизни. Но возникает информационный разрыв: у врачей не хватает информации об этих заболеваниях и о современных подходах к их лечению. Система здравоохранения пока не может справиться в полной мере с идентификацией таких больных, нет регистров или баз самих пациентов. Сами люди тоже чаще всего очень мало знают о своем заболевании и еще меньше о том, как и где можно получить профильную помощь. Однако люди с этими редкими проблемами пытаются найти какие-то сведения о своей болезни и о современных походах к ее лечению. С помощью тонкого семантического анализа мы можем их идентифицировать и направить в профильные лечебные учреждения, где им будет оказана высококвалифицированная помощь. Инструменты, которые разрабатывает стартап Semantic Hub, способны анализировать тексты в закрытых сообществах, в том числе пациентов и медиков. Причем просто по диагнозу найти больных нельзя: нужен именно развитый семантический разбор, потому что люди могут только описывать симптомы, возможно, частично, а не формально называть свой диагноз. Любопытно, что первоначально Semantic HubHub предложил нам свою технологию для поиска новых молекул с заданными свойствами, что необходимо для разработки новых препаратов. Однако нам здесь в России потребовалось совсем другое применение, и они сами развернули свою технологию именно в сторону поиска в сети.

Другой пример связан с телемедициной. Стартап Qapsula оказался у нас в акселераторе в 2016 году одним из первых. Теперь его основатель уже дает интервью Forbs. Эта фирма предлагает платформу для телемедицины. Мы познакомили Qapsula с одним из наших бизнес-дивизионов. В результате платформа была встроена в один из наших сайтов для общения между врачами из базы Qapsula и пациентами. Это прямые консультации между ними по вопросам, которые беспокоят пациентов.

Наша цель в поддержке и развитии таких сервисов – повышение информированности пациентов Мы, как фармпроизводитель, не можем сами консультировать больных, это доступно только профильным специалистам. Такой сервис онлайн-консультаций успешно работает уже два года и пользуется популярностью. С этой же платформой Qapsula вышла и на международный рынок, они работают и с другими фармпроизводителями над похожими сервисами.

Третий пример касается агропрома. Мы работаем со стартапом Agromon, продукт которого позволяет владельцам сельскохозяйственных земель лучше и полней оценивать состояние посевов. Одно из направлений в Bayer – разработка средств защиты растений, поэтому нам это интересно.

Технология стартапа основана на комплексном подходе, используются данные самых разных типов: съемка с дронов, метеоданные, сведения о состоянии почвы и многое другое. В итоге агрохозяйства могут намного лучше рассчитывать ресурсы для защиты своих полей. С этим стартапом у нас эксклюзивное соглашение на пять лет, то есть здесь непрямая инвестиция.

Как меняется ИТ стратегия Bayer?

Произошел важный поворот: если раньше все наши ИТ-службы и сервисы были внутренними, на аутсорсинге оставалась только поддержка рабочих мест пользователей, то теперь взят курс на облака и значительно более широкое применение аутсорсинга. Происходить это будет на мировом уровне: у корпорации появятся глобальные поставщики услуг.

Мы переходим в Office365. Если продолжим работать с Microsoft и SAP, как мы сотрудничали многие годы, миграция на облачные продукты неизбежна, и точно так же обстоит дело и со многими другими вендорами.

Основные факторы, повлиявшие на решение двинуться в облака, – финансовые соображения, цена поддержки в первую очередь. Скорость внесения изменений, в том числе апгрейдов приложений – тоже важное обстоятельство. Масштабирование в смысле производительности, пики нагрузки – не менее реальная проблема.

Сокращение внутренней разработки, передача такой деятельности на аутсорсинг, с оставлением за собой управления разработкой и уровнем сервиса – это наша новая парадигма. Хотя большая часть наших приложений централизована, у нас в российском офисе достаточно много локальных решений, в том числе из-за требований законодательства, и такое положение сохранится и в будущем.

Ключевые слова: цифровая трансформация, стартапы

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 09/2019], Подписка на журналы

Компании сообщают

Мероприятия

19.11.2019 — 20.11.2019
MarTech Expo 2019

Москва, DigitalLoft

20.11.2019
BIS-2019

Санкт-Петербург, отель «Holiday Inn Московские ворота»,

28.11.2019
Второй Северо-Западный Форум CISCO

Санкт-Петербург, Гранд Отель Европа

28.11.2019
Dell Technologies Forum

Санкт-Петербург, Отель "Введенский", П.С., Большой пр.,37