IT ManagerИТ в бизнесеЧто хочет бизнес

Сеанс цифровой магии, или Что будет написано на клетке с буйволом?

Михаил Сусоров | 30.01.2020

Сеанс цифровой магии, или Что будет написано на клетке с буйволом?

 

У нас джентльменам

принято верить на слово.

Поговорка

 

Еще недавно развитие средств объективного контроля несколько отставало от развития собственно объектов контроля. В частности, в пассажирской авиации черные ящики (а в действительности ярко-оранжевые сферы) начали массово распространяться только самом конце 1950-х. Это были довольно большие и тяжелые конструкции, принципом работы напоминавшие магнитофон с проволокой вместо ленты. Их появление позволило существенно продвинуть вопросы, связанные с изучением причин различных неприятностей с авиационной техникой – если уж запись сохранилась, то шансы установить истинную причину случившегося значительно возрастали. Трудно же отрицать, что все произошло после слов командира экипажа: «Сейчас я вам всем покажу, как я умею», оставшихся на магнитофоне.

С развитием технологий эти устройства становились меньше, легче, позволяли записывать больше разных параметров уже на твердотельные носители, быстро передавать по назначению необходимые данные и, наконец, начали распространяться в других сферах деятельности. Различные видеокамеры в подъездах, автомобилях, в кабинах пилотов, снаружи аэропланов, передача онлайн координат такси, контроллеры в поездах, средства типа «антисон» для управляющих различными транспортными средствами, видеорадионяни с передачей информации через Интернет можно отнести именно к таким средствам. Случись что – у вас сегодня же будет информация, на основании которой можно предпринять полезные для вас действия.

Следующим логичным шагом в этом направлении должны стать средства объективного контроля параметров отдельных категорий граждан. Научившись отслеживать выход за периметр дома гражданина, находящегося под домашним арестом, логично же автоматически позвонить на браслет (выданный, как и браслет на ногу, государством), например, одинокому инвалиду или пенсионеру, если его пульс, дыхание или давление, измеряемые тем же браслетом, вышли за нормальные показатели? И если он вдруг не ответил – автоматически вызвать на адрес скорую медицинскую помощь. А если ответил – убедиться, что ответил именно тот гражданин, что был должен ответить, что он находится в состоянии принимать меры по возвращению своего здоровья в норму, что у него есть для этого все необходимое и т. д. Технически для реализации такого подхода все необходимое есть уже сейчас, производится большими тиражами и реализуется в системах, предлагаемых коммерческими организациями на рынке, что делает их доступными не всем гражданам, которым они могли бы принести максимальную пользу.

Для работы таких систем информацию непрерывно собирают, куда-то складывают и какое-то время хранят, что, собственно, уже предусмотрено законодательством. Но возникает следующий вопрос, становящийся все более актуальным, – а насколько можно доверять собираемой информации в будущем? Будет ли она объективной и достоверной? Не изменится ли она в процессе хранения? Ведь стоит поменять буквально пару цифр – и смысл информации может измениться кардинально. Например, что означает дата рождения человека 02.11.10? И может ли быть файл с датой создания 02.32.1567? Что это, ошибка программиста? Или оператора? Или это не ошибка?

 

Главная проблема цитат в Интернете в том,

что люди сразу верят в их подлинность.

 

В не очень далеком прошлом с ныне здравствующими коллегами произошла одна интересная дискуссия, допущения которой, тогда казавшиеся фантастическими, сегодня таковыми уже не кажутся. Речь шла о создании копий материальных объектов с использованием технологий молекулярного или даже изотопного уровня. То есть при визите Лувр видим там, например, Ritratto di Monna Lisa del Giocondo. А потом приходим в Эрмитаж и видим там ту же самую улыбку с точностью до атома. И современные методы экспертизы (в случае копирования, хотя слово «копия» не отображает сути явления изотопного состава) не смогут отличить одну вещь от другой. Или от третьей. А когда технологии шагнут еще немного дальше – внезапно появится полная копия Лувра где-нибудь в районе Урала. И возникнет вопрос: что же из этого считать подлинником, если способов найти разницу не существует? Ведь нумеровать атомы, так же как нумеровать нули и единицы компьютерных программ, человечество научится явно не быстро, если научится вообще. Про создание текстов в стиле конкретного писателя речи уже сегодня не идет, и вопрос в книжном магазине: «Нет ли чего-то нового из Достоевского?» – совсем скоро перестанет быть шуткой. Генераторы научных статей, докладов на различные темы для различных аудиторий и даже стихов и диссертаций уже доступны широким народным массам прямо в Интернете. Можно даже предположить, что данный текст так же написан какой-нибудь нейросетью в целях ее тестирования.

В уже реальном настоящем мы имеем вполне доступные технологии создания различных движущихся изображений, которые на экране (или нескольких экранах) невозможно отличить от реальности невооруженным взглядом. И скоро станет невозможно даже вооруженным. Совсем скоро можно будет посмотреть свежие фильмы с участием Чарльза Спенсера Чаплина или Владимира Высоцкого в исполнении самих себя. И отличить обычному человеку результат работы компьютера от изображения реального человека или нереального героя из сказки станет уже невозможно. Если, конечно, не показывать фильмы вроде «Гравитации» в кинотеатре города Королев, где зрители с инженерным образованием прошлого века будут этот фильм смотреть как комедию, потому что законы физики авторами картины принесены в жертву зрелищности картинки.

Ведь если к картине добавить буквально пару деталей, то она будет смотреться явно современней и точнее отображать суть действия...

 

Стоит только попристальнее вглядеться в настоящее,

будущее вдруг выступит само собой

Н.В.Гоголь

 

Если к достоверности статической картинки из набора пикселей отношение скептическое уже сейчас, в эру фоторедакторов, то в дальнейшем скептицизм по отношению к изображениям подвижным, сделанным с использованием трехмерных моделей высокой дискретизации, будет только усиливаться. Где, к примеру, тот же Владимир Семенович на пару с Петром Алексеевичем будут сражаться в преферанс с Львом Николаевичем и Михаилом Васильевичем, неспешно беседуя по сотовому телефону с Николаем Васильевичем.

Последствия столь динамичного и широкого развития технологий обмана органов чувств Homo Sapiens будут весьма неоднозначными. Если сейчас различные фото- и видеокартинки можно считать хоть как-то соответствующим реальности, то это совсем ненадолго. Дальнейшее развитие различных оптических технологий легко перенесет плоскую картинку с экрана в привычный трехмерный мир. И с одной стороны, конечно, приятно будет увидеть исторических персонажей так сказать in action, сходить на концерт Луи Армстронга или Далиды, услышать «оригинального» Моцарта. Но с другой – все же еще помнят, какого шороху навел Орсон Уэллс на Североамериканские Соединенные Штаты, просто «забыв» предупредить население, что в эфире звучит художественное произведение его однофамильца. И это только при задействовании лишь одного органа чувств аудитории. Что будет с аудиторией, когда она своими глазами на центральной улице города увидит имперского штурмовика верхом на Tyrannosaurus rex и услышит их боевой клич своими ушами? Вероятно, некоторая ее часть (выпускники инженерных специальностей очень немногих высших учебных заведений) сможет предположить, что это, например, голограмма. Но даже они, имея в виду развитие современной генной инженерии, способны отреагировать весьма непредсказуемо. Основная же часть аудитории первым делом завалит Интернет видеороликами, фоточками и устремится в математические дискуссии относительно вероятности встречи динозавра на улице.

Вот насколько лично вы удивитесь фотографии камеры видеофиксации, на которой виден ваш автомобиль, сделанной в Италии, если вы во время съемки, находились в Аргентине вместе с автомобилем? Как быстро страховые компании будут завалены тщательно срежессированными и очень похожими на настоящие записями видеорегистраторов? И столь же «достоверными» фотографиями? Как вы отреагируете на ситуацию, когда при проходе границы выяснится, что организм с передней частью головы и отпечатками пальцев, которые система биометрии распознала как принадлежащие вам, уже находится по ту сторону границы? И этот же организм уже является хозяином вашей собственности, предъявив все то же самое. Как среагирует ваш главбух, если ему позвонят голосом вашего генерального директора (естественно, с его же номера) и отдадут очень короткое и конкретное распоряжение? Добавим, что ответный звонок на номер генерального попадет к тому же абоненту – базовые станции нынче весьма распространенное явление. Ну и наконец, кто-то же должен научить робота ставить на документах подпись, идентичную натуральной?

 

***

 

На основании вышеизложенного можно дать вполне очевидные рекомендации (пока еще технологии визуализации не вырвались в окружающую 3D-реальность) по работе с цифровой информацией.

1.   Любую информацию на любом экране можно считать достоверной только с определенной вероятностью.

2.   Любая информация на любом экране может поменяться задним числом, не оставив никаких следов.

3.   Установление соответствия чего-то цифрового действительности на сегодня актуальная, хотя и не самая простая задача.

 

 

 

цифровая трансформация, Цифровизация

Горячие темы: Бизнес в цифре

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 01/2020], Подписка на журналы


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Компании сообщают

Мероприятия