IT ManagerИТ в бизнесеЧто хочет бизнес

Выжженная земля

Андрей Кузьменко | 30.01.2020

Выжженная земля

Испокон веков во всех странах и у всех народов существовали предписания о том, что нужно понимать последствия своих действий и категорически не стоит делать глупости на ровном месте. Независимо от социокультурного контекста человеческая цивилизация вывела свод правил по минимизации жизненных проблем: не плюй в колодец; не руби сук, на котором сидишь; как аукнется, так и откликнется. Шли столетия, менялись эпохи, и мудрость предков стала восприниматься как трюизм, как очевидная банальность, как нечто, что не несет ценной смысловой нагрузки: не делайте, что делать не стоит, и вы добьетесь того, что хотите. Однако игнорирование фундаментальных законов, независимо от природы таковых (физика, психология, социология), приводит именно к тем самым последствиям, от которых нас предусмотрительно предостерегали мудрые предки за несколько тысяч лет до наступления часа Ч. Разумеется, бизнес-среда и управленческие практики не стали исключением. Внезапно выяснилось, что очевидная ситуация win-win может трансформироваться в свою полную противоположность. Что для этого нужно? Да, всего-навсего, «выжечь поляну»...

Хьюстон, у нас проблемы!

В последнее время работодатели в США все чаще сталкиваются со следующей ситуацией: отдел персонала рекомендовал сотрудника на вакантную должность, тот прошел собеседование, согласился на предложенные условия, договорились о дне выхода на работу, как вдруг сотрудник взял и пропал. Как в воду канул... При этом, как говорится, ничто не предвещало. Ну, не сложилось, так не сложилось – всякое бывает. Но дело в том, что явление приняло настолько массовый характер, что стало заметным в рамках национальной экономики: практически каждый четвертый из опрошенных соискателей (28%) готов «пропасть» после успешно завершившегося собеседования! По этому поводу даже статья вышла в Forbes, с русскоязычным переводом которой можно ознакомиться по ссылке. В ней утверждается, что каждое такое «исчезновение» обходится работодателю почти в $4500. Как оценить эту сумму? Ну, например, человек, отучившийся в летной школе США и желающий устроиться на свою первую работу пилотом гражданской авиации может рассчитывать на зарплату в $50 — 60 тысяч в год, а это примерно те самые $5 тысяч в месяц. Мнемоническое правило: не вышедший на работу сотрудник обходится компании в одну свою месячную зарплату. В ситуации с ИТ-сектором ставки растут: и в США, и в России в рамках существующих реалий заработки здесь выше, чем в ряде других отраслей экономики, а учитывая критичность многих проектов к фактору времени, положение у работодателя может стать катастрофическим. Как говорится, кто не успел, тот опоздал... навсегда. И это при том, что толкового работника найти очень трудно и зачастую довольно долго по времени. Кроме того, ИТ-специалисты отличаются повышенной трудовой мобильностью: собрал вещи, взял ноутбук, и из одной страны оказался в другой. Как же американцы дошли до жизни такой? Автор статьи в Forbes прозрачно намекает на одну из причин, а я, воспользовавшись данным намеком, поделюсь собственными мыслями по этому поводу.

Мы вам перезвоним!

Эта фраза стала притчей во языцех! Ее многие слышали и многие произносили. Но далеко не многие знают, откуда она пошла и что же она действительно значит. Я тоже этого не знал, пока несколько лет назад мне не попалась в руки книга Гевина Кеннеди «Договориться можно обо всем!». В ней в главе 17 «Как отказаться от полномочий» есть очень короткий абзац: «Кстати, и профессионалы тоже не очень любят говорить «нет», что нашло отражение в классической фразе: «Спасибо, мы свяжемся с Вами позже», а внизу страницы, в примечании от переводчика, есть оригинал фразы на английском языке: «Don't call us, we'll call you». В точном переводе звучит как «Не звоните нам, мы вам позвоним». Неожиданно... Очевидно, что первая часть фразы (Don't call us), которая отсутствует в русском переводе в своем изначальном значении, является-то ключевой! Я стал разбираться дальше, и ситуация стала проясняться.

Если рассматривать англоязычный оригинал в рамках западной бизнес-культуры, то содержательный перевод на русский язык будет примерно следующим: в настоящий момент мы не готовы начать с вами сотрудничество, поскольку вы несколько «не дотягиваете» до наших требований и пожеланий, но если так случится, что вдруг мы не найдем никого лучше (что маловероятно), то вот тогда мы вам и позвоним. Очевидно, в большинстве случаев на конкурентном рынке труда найдется более успешный претендент на вакансию, чем тот, кому «обещали позвонить». Однако «в большинстве» не значит «во всех»! В реальной жизни бывают ситуации, когда и «рак и рыба», и вместо «карася» вполне можно нанять и «порося». Понятно, что не от хорошей жизни и не в любой сфере, но факт остается фактом. Таким образом, изначально эта фраза была не «вежливым отказом», как ее называют сейчас, а стратегией взаимодействия с соискателем: довольно специфичным инструментом для вполне конкретной ситуации. И до поры до времени это работало, но потом что-то пошло не так...

А что если...

В какой-то момент сотрудники, отвечающие за подбор персонала в западных компаниях (прежде всего в США), решили «отбросить» первую смысловую часть фразы и сосредоточиться целиком на второй. Уже трудно сказать, что стало тому причиной, но работодатели в лице сотрудников службы персонала и менеджеров решили изменить сложившийся порядок в «свою пользу». Проще говоря, фразу из раздела инструментальных принудительно перевели в разряд риторических, только вот «официального объявления» для тех, кто с «другой стороны» делать не стали. А зачем? У нас же бизнес, в котором мы оптимально используем ресурсы, и незачем тратить время и деньги на всякие глупости и прочих неудачников. У нас же капитализм! Соискателю это неприятно? Но, как учит нас наука психология, человек сам ответственен за свои эмоциональные реакции, а значит, это исключительно его проблема. Пусть в следующий раз радуется! Да и, собственно, что может противопоставить соискатель такой вот «изящной ловкости»? Но парадокс состоит в том, что стороне соискателей и не потребовалось что-то противопоставлять. Сторона работодателей почему-то забыла о том, что изменение входных условий обязательно приведет к изменению выходных. При старательном выжигании почвы до базальтового основания совершенно внезапно обнаружилось, что вырастить что-либо тут уже нельзя... Сюрприз!

Принцип «обязательности договора» – краеугольный камень взаимоотношений человеческого общества. Односторонне изменив правила игры в «свою пользу», они покусились на то, на что покушаться совершенно не следовало. Обесценить факт изначальных договоренностей – значит перевести взаимодействие между людьми на качественно иной уровень, где все (!!!), а не только одно нарушенное правило перестают работать, а правильнее сказать, начинают работать иначе. Суровые правители древности пресекали такое очень жестко: раз, и нет головы у любителя перекраивать базовый уклад общественного взаимодействия. А соискатели просто перешли на «следующий уровень», куда их так старательно вытесняли. Если ситуацию не зазорно разворачивать в свою пользу, мы сами будем делать так же! Ну, за что боролись...

В ИТ-индустрии есть своя «фирменная» мудрость: если что-то работает как надо – не трогай! И в описываемой ситуации она подходит как нельзя лучше! Если есть некий инструмент, который уже опробован, показал свою практическую полезность и имеет понятные границы применения, то не стоит его делать «более лучше». Простая и короткая фраза, которая в определенных случаях произносилась одними людьми для других людей, была понятна, результативна и продуктивна в следующем контексте: если соискатель объективно не подходит для работы на заявленной вакансии, то ему нужно сразу отказать (обоснованно, тактично и доброжелательно); если не отказали сразу, но обещали позвонить при определенных, подразумеваемых «общественным договором» условиях, то тогда звонить. Рискну предположить, что финальным триггером для коллективного бессознательного американцев стали интервью или выступления на столь популярных в США телевизионных ток-шоу сотрудников кадровых агентств, которые увлеченно произносили фразы типа «За свою карьеру я 17 000 раз говорил «мы вам перезвоним», но ни разу так и не позвонил».

А у нас?

А у нас почти 30 лет назад закончилась советская эпоха, и началось, без всякого преувеличения, Новое Время. Прошлое ушло, а будущее только предстояло создать. При этом, будем честны, никто толком не знал, как же это делать. Советская система образования не готовила кадры для капиталистического общества, а тут в одночасье потребовались специалисты по экономике (западного формата), по юриспруденции (коммерческое право), по связям с общественностью, по менеджменту, по маркетингу и куче других диковинных для советского человека дисциплин. А кроме того, оказалось, что в большинстве своем жители постсоветского пространства весьма посредственно владели иностранными языками и имели весьма отдаленные от реальности представления о зарубежной культуре (в широком смысле этого слова). В результате внедрение иностранных методик и подходов происходило обычно «копипастом», без какого-либо осмысления и адаптации. Раз на Западе на собеседованиях спрашивают, почему люки круглые, мы тоже будем это спрашивать. Если они в конце собеседования говорят «мы вам перезвоним», а сами в итоге не звонят, так и мы так будем. Запад богатый и успешный, там десятилетиями все отработано, называется best practices, вот и мы так сделаем и в итоге заживем.

В реальной жизни это выглядело примерно так, как описано в замечательной книге Александра Деревицкого: «когда мне доводилось проводить собеседования с лавиной претендентов, рвущихся ко мне после удачного газетного объявления о наборе персонала, я грешил – доверял набор будущих сотрудников секретарю. Мне нужны были хорошие продавцы. Мне было важно, чтобы это были приятные люди. И я просил: «Лена, пропускай ко мне только тех, кто тебе нравится». – А как с остальными? – Пусть оставляют свой номер телефона, мы им «обязательно перезвоним» ...

А это бесконечно замечательное: «не вешайте трубку, ваш звонок очень важен для нас, вам ответит первый освободившийся оператор», а ты тридцать минут «висишь» в роуминге и никак не можешь понять, если твой звонок действительно так важен, то почему никто так и не ответил на него?

Они и мы

В рамках американской культуры возмущение и последующая реакция стали произрастать из-за нарушения «коллективного договора», а у нас все стало развиваться по пути межличностного конфликта. На наш извечный вопрос: «Ты меня уважаешь?» – был дан недвусмысленный ответ: «Не только не уважаю, а даже за человека не считаю». Если американцы восприняли ситуацию как изменение правил игры на рынке труда, то у нас произошел откат к институту «классовой борьбы». Вот цитата из одного профильного блога о кадровой работе: «...Но моя коллега напротив, никогда не перезванивает кандидатам в случае отказа, и мне стало интересно почему? Я не ее руководитель и не могу заставить, что-либо делать, но вот разговор на эту тему у нас был... Я у нее спросила почему, на что она ответила, что раньше она всегда связывалась, но когда ее несколько раз обложили матом, она стала задумываться над тем, что может не стоит вообще звонить?... Решающим фактором стал кандидат, который начал ей угрожать и, после того как она просто положила трубку, обрывать все имеющиеся в открытом доступе телефоны компании. Именно поэтому теперь она вообще никому не перезванивает в случае отказа...». Вместо того чтобы взаимовыгодно договариваться, началось позиционное противостояние. А итог в обоих случаях один – убытки. Молоток с вай-фаем и тач-скрином себя не оправдал. Обычным молотком забивать обычные гвозди гораздо удобнее, быстрее и никаких дополнительных расходов. Мудрые предки в очередной раз оказались правы: на выжженной земле ничего не растет...

Резюме

Применительно к практике менеджмента в отрасли ИТ следует помнить о том, что работающие в ней люди, как правило, хорошо образованы, интеллектуальны, а главное, вовлечены в масштабные информационные потоки: Интернет действительно изменил мир и людей, в нем живущих. Кроме того, многие были за границей как туристы, а некоторые и работали там. Поэтому они могут на своем личном опыте дать ответ на вопрос «а как оно на самом деле?». Увлеченное жонглирование красивыми фразами менеджерами всегда будет восприниматься такими людьми как нечто со знаком минус. Если в компании действительно есть ценности, цели, отношения, процессы и результаты, за которые не стыдно, то для их восприятия сотрудникам не нужны демонстративные презентации. Когда менеджер каждый день говорит сотрудникам о важности и ценности обратной связи, а сам радуется тому, что можно не звонить, просто сказав «мы с вами свяжемся», то он, однозначно, рубит сук, на котором сидит...



ИТ кадры, командообразование

Горячие темы: Бизнес в цифре

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 01/2020], Подписка на журналы


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Можно ли, поняв, что половина информации не доходит до серого вещества, отсеиваемая «вратами сортировки», что-нибудь с этим сделать?
Уже довольно многие согласны с тем, что в крупных организациях необходимо создавать т. н. «службы заказчика», предоставляющие аутсорсинг ИТ-услуг.
На первой встрече по первому проекту, на котором я выступала в роли аналитика, я молчала, хмурила брови и писала что-то в блокнот. В общем-то, я и сейчас на встречах с бизнесом хмурю брови и пишу в блокнот. Но только раньше я это делала от неопытности, а теперь от неожиданности.

Компании сообщают

Мероприятия