Доля цифры

Павел Потеев

Павел Потеев

Эксперт Центра подготовки руководителей цифровой трансформации ВШГУ РАНХиГС, член экспертного совета журнала IT Manager
Есть ли смысл задумываться об определениях и разграничении понятий "автоматизация", "цифровизация", "цифровая трансформация"?

Полсотни лет назад маркетологи из американской пищевой промышленности ввели в обращение термин-метафору «stomach share», означающий долю продуктов компании в клиентских желудках. Стратегии и действия были направлены на увеличение этой доли, например, если помимо газировки мы будем продавать воду и соки, доля продукции в желудке клиента вырастет.

По отношению к клиенту-человеку звучит несколько цинично, соглашусь. А что, если привязать метафору к информационным технологиям и той «доле», которую они занимали и занимают в бизнесе, развлечениях, общении, жизни. И рассмотреть изменение этой доли на разных уровнях – каждого из нас, компаний, государств.

Что технологии принесли, какие проявились риски и оборотные стороны? Какими они станут?

Пока что не будем погружаться в пятидесятые-шестидесятые годы – время исследований, гипотез и первых образцов.

В семидесятые ИТ были дороги и доступны, в основном, для очень состоятельных потребителей. Тогда, например, появились первые глобальные системы бронирования авиабилетов (провокационный вопрос: можно ли назвать их внедрение цифровой трансформацией?). Крупнейшие промышленные предприятия были оснащены первыми версиями систем управления на мэйнфреймах (часть которых продолжила успешно работать и в двадцать первом веке).

Несмотря на заоблачную стоимость и, по нынешним меркам, невысокую производительность, ИТ обозначили серьезную заявку на «долю» в процессах работы организаций.

Восьмидесятые и девяностые стали временем «неровного старта» для массового увеличения этой доли. Подтягивались аппаратные мощности, приемлемой становилась цена устройств, решения становились доступны компаниям меньшего размера, появились коробочные продукты.

Я назвал это время неровным потому, что методологии и качество программного обеспечения далеко не всегда успевали за запросами заказчиков. Однако, эффект применения был такой, что заказчики мирились даже с кривизной софта. До определенного, понятно, предела.

ИТ проникали в рабочие процессы и вширь и вглубь. Вспомним, например, что могла кадровая ИТ-система двадцатилетней давности (прием-перевод-увольнение, плюс сопутствующие печатные формы) и то, что умеют системы наших дней (добавились процессы подбора, оценки, выявления уровня удовлетворенности, планирование карьеры, оценка сотрудников с помощью ИИ и многое другое). Аналогичное проникновение сработало по всем основным и вспомогательным бизнес-функциям.

Внутренние процессы компаний переходили в цифру, а «пирамидки» организационных структур становились более плоскими. Информационные технологии брали и продолжают брать свою долю в организациях, как автоматика заменяла бригады телефонисток, еще не так давно соединявших абонентов вручную. Цифра стала трансформировать подразделения, потом бизнес-функции, потом устройство организаций целиком.

Некоторые из появившихся тогда технологических компаний и сейчас в топе биржевых оценок, другие – остались в истории.

Наряду с чисто деловым применением люди стали общаться и играть с применением ИТ, это отдельная большая история.

Я хотел бы сказать, что появление глобального интернета двухтысячных моментально оказало взрывное воздействие на оцифровку коммерческих, игровых, коммуникационных процессов, но не могу. Тот «рестарт» также оказался неровным. На адаптацию бизнес-решений для компаний к возможностям глобально-открытого сетевого мира ушли годы.

Пример: на первом пике доткомов компании электронной коммерции часто срывали сроки поставки посылок в рождественский сезон. Годы потребовались для того, чтобы Ailbaba вышла на уровень в более чем два миллиарда почтовых отправлений в сезон ноябрьских распродаж 2021 года. Развитие платформ, аппаратных мощностей, цифровых процессов, логистической инфраструктуры потребовало времени.

Относительно проще было создателям платформ без исторического наследия, например, социальным сетям, там эффект масштаба сработал гораздо быстрее. Выжили и преуспели, при этом, тоже не все игроки.

Когда дело дошло до оцифровки процессов взаимодействия не внутри, а между организациями и пользователями – скорости, доступность, сетевые эффекты вышли и на этот уровень. Под трансформацию стали попадать не отдельные предприятия, а целые направления деятельности и отрасли: такси, индустрия гостеприимства, торговля, мода, агропромышленная отрасль, транспорт. Переход отраслей в цифру наступил не сразу и происходит с различной для разных отраслей скоростью. Но, «доля цифры» неотвратимо растет и там.

Люди и компании охотно включаются во взаимодействие через цифровые процессы: слишком комфортны инструменты, слишком сильны сетевые эффекты. Пользователи присоединяются, чтобы работать, играть, общаться. Цена отказа – если тебя нет в сети, тебя нет и в жизни.

Where do you want to go today? – таким был маркетинговый девиз Microsoft в девяностые. Сейчас влияние цифры на решения «что покупать, кого выбрать, что и кого считать правильным и своим, что думать» стало неизмеримо сильнее. Подтянулись методики управления вниманием пользователя и влиянием на принятие решений. Они «прошиты» в поисковые системы, социальные сети, платформы электронной коммерции, новостные каналы. Эти методики работают по нескольку часов экранного времени в день на каждого пользователя, который читает новости, покупает, играет, общается посредством управляющих этими процессами алгоритмов.

И уместной на сегодняшний день стала не фраза «А куда бы ты хотел пойти сегодня», а «кто ты сегодня».

Причем решение «кто ты» не за тобой.

Тревогу забили уже многие – от психологов до спохватившихся государственных регуляторов.

Вот на эту хорошо удобренную и разрыхленную почву скоро придут метавселенные. С технологиями 3d, погружением, носимыми устройствами, нейроинтерфейсами. Первопроходцы ожидают, что в этот формат зайдут и коммерческая деятельность, и обучение, и социальное общение, потребление и осмысление новостей.

Этот переход также займет время. Пока что возможности отрисовки и передачи данных недалеко ушли от игры в Симсов. Но, движение и дальнейшее развитие технологий хранения, передачи, обработки данных уже началось. Как и на предыдущих этапах, слишком велик выигрыш.

Подумаем, как технологические оснащенность и уровень проникновения метавселенных повлияют на ту самую «долю ИТ» во всей жизни – рабочей, игровой, все еще остающейся личной как для отдельного человека, так и для сообществ граждан. И, будут ли это все еще граждане государств или, скорее, граждане той или иной метавселенной?

Совсем недавно китайская Baidu провела форум на 100 000 участников в своей метавселенной. Те, кто организовывал Зум-встречи хотя бы на полторы сотни участников могут прикинуть объем организационной и инфраструктурной подготовки. И это пока еще демо-версия, настоящие масштабы с десятками тысяч компаний и сотнями миллионов пользователей впереди. Цифровые компании умеют работать в масштабе, они справятся.

Если сегодня в метавселенной уже экспериментируют производители кроссовок, скорее всего, завтра к ним присоединятся и найдут свои сценарии строители, фармацевты, производители фильмов, новостей, пельменей и далее, по списку.

Недавний ковидный 2020й год перевел многие трансформационные процессы со второй передачи на пятую. Сейчас, когда пыль немного улеглась, для различных категорий участников могут вопросы о месте себя и своих организаций в происходящем. Например, такие:

1. Корпоративные руководители ИТ и руководители бизнес-трансформации: что делать? Экспериментировать, мониторить действия конкурентов, забить и не париться (а что, это тоже стратегия), иное;

2. Государственные регуляторы: где наше место в метавселенных (и на самых различных цифровых платформах). Как относиться к зарубежным платформам? Работают ли они в нашей повестке или не совсем? Обязательно ли нужны платформы и метавселенные в национальном контуре? Как способствовать их появлению, как регулировать?

3. Люди, граждане, мы: что нынешний и будущий цифровой мир значат для меня? Кому я отдаю свои данные? Как этим управлять? Как алгоритмы влияют на мои решения? Мои ли это мысли, суждения, решения? Как цифра повлияет на мою работу, чем грозит, какие создаст новые возможности? Как сохранить себя?

Будет интересно.

Другие публикации эксперта