IT NewsФакты и прогнозыАналитика рынка

Мировой цифровой ринг: тенденции, метаморфозы, цифры, прогнозы. Часть 14

Вера Шульцева | 22.08.2014

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Мировой цифровой ринг: тенденции,  метаморфозы, цифры, прогнозы. Часть 14

(Продолжение. Начало в IT New №1-5,7-9,11-14, 16/2013, 1-2/2014)

XIX век был веком Европы,

XX век – США, а XXI будет веком Бразилии.

Лула да Силва,

президент Бразилии

На экономическом небосклоне планеты зажигаются новые звезды. Секрет успеха каждой – уникальный вклад в мировую энциклопедию общественного обустройства, активный сигнал миру к когнитивной импровизации. Путь Бразилии – “Per aspera ad astra!” (лат. «Через тернии – к звездам!») – одно из ярких тому подтверждений удивительная формула жизни социума, плоды усилий мудрых эрудитов-реформаторов.

Бразильская матрица модернизации

Что мир знал о Бразилии 20 лет назад? Страна футбола, зажигательных танцев, карнавалов, таинственных джунглей Амазонии. Между тем сегодня Бразилия позиционируется как глобальный бренд, глобальная держава: 200-миллионное население, пятое место в мире по территории, седьмое – по масштабам экономики, один из ведущих производителей почти всех стратегических и жизненно важных товаров и услуг – от продуктов питания и минералов до энергии, автомобилей и самолетов. Ошеломительный успех бразильцев уже не в первый раз вызывает зависть и восторг всего мира, а сама страна превратилась в лабораторию глобализации с социальным сознанием.

Успехи Бразилии в 60–70-х гг. прошлого века тоже считались «экономическим чудом». Военная диктатура выдвинула задачу превращения страны в великую державу путем неомодернизации экономики – создания мощного пула отраслей и их научного обеспечения. Однако план потерпел крах. Среди причин, напрямую касающихся ИКТ, – несбалансированность экономики, отсутствие стимулирующего развития внутреннего потребительского рынка, изоляционный режим формирования высокотехнологичных производств.

Главный секрет феномена – ставка на демографический дивиденд. Параллельное социальное и экономическое развитие, не влияющее на рост благосостояния населения. Ибо основной ресурс огромной страны, которую, по мнению многих, ждет великое будущее, – не природные богатства и благодатный климат, а живущие в ней люди.

Родной язык этого народа – португальский (ибо Бразилия единственная из стран Нового Света была колонизирована Португалией, а не Испанией). И хотя она граничит с десятью государствами Южной Америки, население считает себя не латиноамериканцами, а «самостоятельным цивилизационным феноменом».
Ментальность Бразилии – коктейль африканской, европейской, ближневосточной, азиатской и местных культур. Ни один бразилец не является на 100% белым или черным, ибо в роду каждого можно найти выходцев из самых разный частей света. Однако почти половина населения называет себя «черными» или, по крайней мере, «небелыми». В национальном характере нет скованности в рамках правил поведения. Хотят танцевать – танцуют даже в транспорте. Население очень патриотично, обожает свою страну, «благословленную Богом и красивую от природы». В дни государственных праздников вывешивается множество национальных флагов, а у каждого бразильца в шкафу футболка с надписью “Brasil” и национальной символикой. Как сказал президент Лула, «страна иммигрантов и страна возможностей».

Бразилии удалось совершить уникальный в мировой истории «левый разворот»: в результате демократической модернизации массированные инвестиции в человека обернулись еще более активным ростом ВВП, позволив создать самодостаточную, диверсифицированную экономику и мощный внутренний рынок. Нигде в мире власть не делала столь много и столь эффективно для самых обездоленных слоев населения. За какие-то 10 лет был сформирован многомиллионный средний класс (39% населения в 2003 и 55% – в 2012 году)[1] и более 40 млн. человек выбрались из нищеты!

Для любого государства главная задача – заботливо растить средний класс, который, как известно, составляет основу общества, является главным налогоплательщиком и не слишком зависит от сильных мира сего.

Сегодня Бразилия строит социально ответственное государство, которое определяет стратегию развития экономики и пытается не допустить резких социальных диспропорций. Главные архитекторы этого курса – два бывших президента: Ферна?нду Энри?ки Кардозу (Fernando Henrique Cardoso) и Луи?с Ина?сиу Лула да Силва (Luiz Inácio Lula da Silva), а также ныне действующий глава государства сеньора Дилма Русеф (Dilma Vana Rousseff). Принятая ими либеральная модель жестко привязана к конкретике. Так, в настоящее время действует свыше 40 программ социальной поддержки населения, и каждая из них – это продуманный и жестко контролируемый социальный договор между государством и самой ответственной ячейкой общества – семьей, а также всей трудоориентированной частью населения. Механизм работает в автоматическом режиме: при нарушении обязательств выплаты прекращаются. Как пример – Bolsa Familia («Семейный кошелек»)[2], один из ключевых социальных проектов, предусматривающий госпомощь только тем семьям, чьи дети проходят ежегодный медосмотр и регулярно посещают школу[3]. Помимо растущего спектра стипендий[4], хорошо отлажена (что нехарактерно для Латинской Америки и всего развивающегося мира) регрессивная система налогообложения, которая понуждает богатые слои общества делиться небольшой частью своего состояния с малообеспеченными согражданами. И, похоже, эта тенденция нарастает. Сегодня социальный пакет составляет около 3/4 всего консолидированного бюджета страны.

Разумеется, правительство прекрасно понимает, что искоренение бедности – дело не одного десятилетия и решить эту проблему только путем перераспределения доходов в пользу бедных, нельзя. Необходимо, прежде всего, устранить причины бедности, которые лежат в структуре экономики, в неравномерности развития регионов (в частности, велики различия в качестве и количестве рабочих мест). Поэтому решение всех этих вопросов в сегодняшней Бразилии идет в тесной увязке с программами инновационного развития страны, совершенствования ее высокотехнологической платформы. Иными словами, первостепенное внимание уделяется обеспечению экономики всем арсеналом новейших достижений прогресса и квалифицированными специалистами мирового уровня. На эти цели государство не скупится – запущен и эффективно работает целый пул программ. Так, расходы на образование (а это в основном бюджетные средства) планируется поднять с нынешних 5,1% ВВП до 7–7,5% к 2015 и до 10% в 2020 году. Запускаются и на ходу корректируются планы инновационного развития: к 2008 году ИКТ-отрасль уже реально становится хозяйственно-стратегическим приоритетом национального развития.

Соло ИТ для креативной экономики

На фоне блистательных социально-экономических побед успехи на информационном поле Бразилии менее резонансны – незаслуженно скромны в прессе, растворены в макроиндикаторах официальной статистики, а в отраслевом плане просто противоречивы. А зря! ИКТ-индустрия приносит стране сегодня 10% ВВП (рис. 1.).

Рис. 1. Доля ИКТ-индустрии в ВВП Бразилии, 2006–2013*, %
*Оценка.
img
Расчеты здесь и далее по материалам Sócios da Teleco, Brasscom, IDC, FEBRABAN, Economist Intelligence Unit, Booz&Co, ATIVA Research, SOFTEX, 2007–2013.

По масштабам это четвертый рынок планеты, а в сегментах ИТ и телекома – соответственно седьмой и четвертый. Влияние кризиса не снижает национальных амбиций. К 2022 году – 200-летию провозглашения независимости – правительство обещает стране, по крайней мере «бронзу» на цифровом ринге планеты. А в наиболее «имиджевой» нише – экспорте софта, где у Бразилии успехи менее заметны, – планируется десятикратный рост (рис 2.).

История инновационного восхождения Бразилии заслуживает особого внимания. Страна одной из первых в стане развивающихся рынков обратила внимание на инфокоммуникации. Во времена правления военного режима (1964–1985), объявившего курс на «Великую Бразилию», наука и технологии были в фокусе повышенного внимания. ИКТ-сектор (преимущественно IT-сегмент) рос на основе обученного персонала, высоких затрат на НИОКР, относительно обширной телекоммуникационной инфраструктуры, созданной в конце 1970-х годов, а также значительных государственных инвестиций.

Так, первый в стране компьютер производства местного филиала IBM был установлен в 1960 году в Католическом университете Рио-де-Жанейро. В 1970 году в Бразилии насчитывалось уже 506 компьютеров, а через пять лет – 3843. В 1972 году при Министерстве планирования и координации была учреждена Комиссия по деятельности в области электроники (КАПРЭ), и одним из важнейших результатов ее работы стал запуск в 1974 году на базе предприятия Cobra собственного производства ЭВМ. Весьма показательно, что в 1979-м, всего через три года после появления «яблока» Джобса и Возняка в США, бразильские инженеры Э. Френьи и Й. Манастерски из Университета штата Сан-Паулу представили первую отечественную «персоналку».

Рис. 2. Перспективы развития IT-рынка Бразилии до 2022 года, $ млрд.
img
Источник: RCR Consultoria 2012; BRASSCOM, 2013.

Тогда же вместо КАПРЭ под эгидой могущественного Совета по национальной безопасности появился новый орган с более широкими полномочиями – СЭИ (Секретариат по электронике и информатике), который контролировал импорт, давал добро на деятельность отечественных производителей электронной техники, регулировал закупки. Усилия СЭИ не пропали даром. По темпам внедрения электронной техники и информатизации Бразилия в начале 80-х годов прошлого века не уступала многим развитым странам Западной Европы, сосредоточив у себя более половины парка ПК всей Латинской Америки.

В эти годы бразильское правительство было жестко ориентировано на самодостаточность, в том числе использование отечественного ПО и аппаратного обеспечения. Иными словами, развитие ИТ в основном строилось на импортозамещении – расширении и развитии национальной производственной базы. Так называемая политика «рыночного резерва» заключалась в создании тепличных условий для подъема национальной промышленности, преимущественно микроэлектроники и микрокомпьютеров, и защите их от внешних конкурентов на быстрорастущем рынке ИКТ. При этом был закрыт доступ на внутренний рынок не только для импорта готовой продукции. Ослабив конкуренцию, государство ограничило и ввоз технологий: лимитировалась возможность заключения соглашений о передаче технологий, особенно в тех случаях, когда подобные решения могли быть быстро разработаны внутри страны. При этом государство поощряло вложения национальных компаний в НИОКР. Ожидалось, что, приобретя начальный пакет технологий за рубежом, национальные компании далее смогут развивать свой технологический потенциал самостоятельно.

Наконец, в 1984 году правительством принят первый закон об информатике, призванный способствовать переходу страны на рельсы информационного развития. Однако, и это особенно очевидно сегодня, эксперимент был изначально обречен на неудачу. Ибо нельзя в нищем и малообразованном государстве[5] в отрыве от стремительного мирового прогресса строить современную Шамбалу. Успешность формирования 5-го технологического уклада[6] экономики, как известно, в решающей степени зависит от приобщенности нации к новейшим достижениям прогресса и адекватного развития внутреннего рынка.

И, тем не менее, несмотря на общую неудачу, политика развития национальных технологий привела к формированию технологического фундамента – опоры дальнейшего развития, а ориентация на внутренний рынок – к созданию эффективной цепочки связей между производителем и потребителем, что также было использовано впоследствии крупными инвесторами.

Формула удачи, или Бразильский выбор

Отстраивание новой модели развития ИКТ заняло более 10 лет и продолжается до сих пор: приоритеты отлиты в граните скрижалей национальной политики и закреплены во втором Законе об информатике (2001 г.). Во главу угла поставлены интересы бразильского народа, а следовательно, главная задача – укрепление внутреннего рынка и защита отечественного производителя. Решений тут два… в одном. Во-первых, стимулирование местных вендоров путем расширения спектра льгот, жестко ориентированных на рост качества, разнообразия и интеллектуального потенциала ИКТ-производства. Во-вторых – привлечение иностранного капитала исключительно на взаимовыгодной основе, без ущерба развитию настоящего и будущего Бразилии. Механизм реализации, или пакет стимулов, весьма содержателен. Судите сами:

Ø С 2001 года в Бразилии действует программа ex-tariff, согласно которой при ввозе капитального оборудования, не имеющего аналогов в стране, «импортный» тариф исчисляется по пониженной ставке: не 14%, а 2%. Предусматривается освобождение от уплаты федерального акцизного налога на промышленную продукцию, НДС на услуги и ряд товаров, стратегически важных для страны, в том числе ИКТ-оборудование.

? Налоговая нагрузка в Бразилии остается одной из самых высоких в мире и достигает 34% ВВП. На этом фоне политика преференций отрасли ИКТ (точка отсчета – вступление в силу Закона об информатике от 2002 года) выглядит более чем убедительной. В документе предусматривалось: снижение налога на промышленные продукты на 90% в 2002–2005 гг. и на 70% – в 2006–2009 гг. для фирм, вкладывающих от 5% прибыли в профильные НИОКР.

? Снижены налоги на импорт капитальных товаров и местные покупки для компаний, работающих на экспортных платформах в сфере технологических услуг (экспорт – более 80% от общих продаж). От налогов освобождены покупки компьютеров стоимостью до $1000.

? Начиная с 2012 года действует постановление, согласно которому софтверные компании получили возможность освобождать от налогов часть своей прибыли в размере 160% затрат на НИОКР. Более того, если штат научных сотрудников за год увеличился в границах 5%, планка поднимается до 170%, выше 5% - достигает 180%. Плюс к этому 20% выделяется на официальную подготовку патента. Выплаты допустимы после официальной регистрации инновации[7].

? В рамках принятого в 2012 году стратегического плана Brasil TI Maior 20%-ный социальный налог на заработную плату переносится на выручку компании в размере до 2% от ее общего дохода.

? Производители планшетов с 2012 года полностью освобождены от налога на социальное страхование (9,25%), а НДС снижается с 15 до 3%. В ответ на эту санкцию Samsung Electronics и ASUSTeK в коммерческих интересах предложили своим местным торговым агентам субсидии в размере 15–30% стоимости гаджета.

? Налоговые льготы и прочие привилегии предоставляются правительством Бразилии и местными органами власти в равной степени как иностранным, так и национальным фирмам, имеющим свой офис и работающим на территории страны. «Смена ориентации» автоматически лишает компанию преференций.

? В ходе государственных тендеров отечественный производитель всегда может рассчитывать на предпочтение, даже если озвученная им стоимость проекта на 25% выше, чем у иностранного коллеги.

Пакет стимулов в 2013 году обошелся государству более чем в $3 млрд. Доля софинансирования национальным банком развития (BNDES) составила около 80%.

ИКТ – двигатель экономики или ее инструмент?

И то и другое. IT-индустрия Бразилии никогда не могла пожаловаться на отсутствие внимания со стороны власти, однако только в 2012 году отрасль впервые официально была включена в систему хозяйственно-стратегических приоритетов. В 2013 году этот рынок оценивался в $132 млрд. Среднегодовые темпы его прироста за последние 13 лет составили 12%, а сегменты услуг, аппаратного обеспечения и ПО – соответственно 21,6%, 17,3% и 7% (рис. 3).

Рис. 3. Динамика развития IT-рынка Бразилии (2000–2013*), $ млрд
img
* Оценка
SOFTEX 2014

Такое ускорение весьма примечательно само по себе, ибо его сообщают более чем 8,5 тыс. компаний, причем 98% из них относятся к малому[8] и среднему[9] бизнесу. 25% фирм ориентированы на разработку ПО, 50% – на его коммерциализацию и 25% – на предоставление услуг. Такая сегментация рынка в решающей степени способствует формированию конкурентоспособных цен на IT-продукт. В основном стоимость бразильского ПО и услуг строится по принципу затраченных человеко-часов. Ситуация обуславливает также весьма высокий спрос в сегменте аутсорсинга бизнес-процессов.

Самые крупные национальные игроки – ITAUTEC (системная интеграция, производство ПК и ПО), TIVIT (аутсорсинг IT-инфраструктуры и бизнес-процессов, системная интеграция), BRQ (провайдер IT-решений и аутсорсинговых услуг, специализируется на CRM, BI и ERP), системный интегратор BSI Technologia, TOTVS (53,1% сегмента ERP) и др.

Без преувеличения можно сказать, что впечатляющие успехи бразильской экономики последних двух десятилетий без «участия» ИТ просто немыслимы. Именно военные технократы заложили в стране фундамент ИКТ-развития. Сегодня Бразилия может похвастать банковским и финансовым сектором мирового уровня, лидерством в мировом производстве биотоплива (этанола), успехами в добыче нефти (в том числе на глубоководных подсоляных месторождениях), производстве сельхозтоваров, торговле (электронной коммерции, особенно в сегменте B2B), государственном управлении (электронном правительстве), наконец, в перспективнейшей области М2М.

Диапазон роста затрат на IT-апгрейд (в % от годовой выручки) за 2001–2013 гг. составил в банковской сфере от 8 до 15%, в услугах – от 6,8 до 12%, в медиа – от 4,6 до 7,9%, в промышленности – от 3,0 до 5,3%, в торговле – от 2,0 до 6,0%.

Отраслевые предпочтения использования программного продукта в тенденции стабильны (рис. 4).

Рис. 4. Софтверная информатизация экономики Бразилии, 2007–2013 гг., % (сектор ПО – 100%).
img
Рассчитано по материалам IDC – IT Black Book 2013-2014; ABES 2010–2012; Índice Brasscom de Convergência Digital – IBCD 2011–2013.

Самый крупный потребитель софта[10] в Бразилии сегодня – телекоммуникации. Второй по списку – финансовый сектор (в 2012 году 80 млрд. банковских операций; общее число карт в обращении – 702 млн., из них 450 млн. дебетовых и кредитных). Очень высок уровень информатизации в госсекторе: в 2013 году подано 34 млн. налоговых деклараций онлайн; электронные выборы 2010 года с использованием ПО Software auditing и биометрических машин позволили получить результаты голосования уже через три часа после его завершения; используются электронные системы отчетности в полиции, а также электронные заявления граждан (без личного присутствия) и т. д. Торговля покупает 8% общего объема производства ПО-сектора. Самый динамичный ее сегмент, e-commerce, за истекшие 13 лет показал рекордный рост – 4532% по объему продаж и 3643% по числу пользователей. В 2013 году в копилку государства отрасль добавила $14,4 млрд.[11]

Третья платформа – горизонты

Среди важнейших направлений стратегии развития ИКТ-рынка следует отметить, прежде всего, «интеллектуализацию» национального базового производства в контексте национальной самодостаточности и информационной защищенности. Проблемы – растущий дефицит профессиональных кадров, высокая доля импорта и низкая – экспорта. Сегодня рынок ИТ замкнут на внутреннее потребление, экспорт не забивает отечественное производство. В то же время импортная зависимость ИКТ-индустрии постоянно нарастает. Особенно уязвим сегмент оборудования, включая компьютерную технику и комплектующие: рост импорта на этой площадке между 2005 и 2013 гг. вырос с 49 до 77%[12]. Армия IT-служащих, по данным за 2013 год, достигла 1,3 млн. (непосредственно в компаниях работает около 700 тыс., остальные – в отраслях хозяйства и управления).

Несмотря на хороший мобилизационный рост[13], индустрия остро нуждается в притоке профессиональных кадров. Поэтому руководство страны «исторически» последовательно готовит информационное поле, запуская целый пул программ стратегического значения[14] и жестко контролируя их выполнение. Самые многообещающие проекты сегодняшнего дня – это, разумеется, TI Maior (глобальные ИТ), PNBL (план развития широкополосного доступа), Национальная программа доступа к техническому образованию и занятости (Pronatec), «Университетское образование для всех» (ProUni), Национальный технический план (NTI) и «Наука без границ» (Science Without Borders).

Так, TI Maior – флагман инновационного развития ИТ – стартовал в 2012 году как один из стратегических фрагментов Национального плана ускоренного развития приоритетных отраслей экономики (PAC 2). Его миссия – стимулировать развитие отечественного ПО в сфере обороны, кибербезопасности, образования, здравоохранения, в нефтегазовом секторе, энергетике, авиакосмической отрасли, сельском хозяйстве, финансах, телекоммуникациях, крупных проектах международного значения. К 2020 году планируется увеличить: объем производства ПО – в два раза (до $150–200 млрд), экспорта – в 10 раз (до $20 млрд), долю сектора ИТ в ВВП – до 6%, число занятых – в два раза (до 2,1 млн. человек). Поддержка плана – $250 млн, финансирование – через госзаказы на открытых конкурсах. Первый этап (до 2015 г.) предусматривает долевое участие частных инвесторов, включая зарубежных.

Проект StartUp Brasil предполагает в течение 2013–2016 гг. построить около 200 научных инкубаторов: 100 в Бразилии и столько же за ее пределами. В частности, уже открыто финансирование центра из 100 бразильских компаний в Силиконовой долине, каждой из которых выделяется по $100 тыс. для движения от посевной стадии до реального бизнеса. Симптоматично, что ни в мире, ни дома страна не оставляет их вниманием. В частности, специально созданное агентство Apex-Brasil помогает с адаптацией: юридическими и налоговыми консультациями, продвижением продуктов на местном рынке, рекламой и т. д. На местном рынке четверть участников программы стартапов могут быть иностранными, но при условии, что они гарантируют как минимум долгосрочное присутствие в стране. Общая сумма финансирования проекта декларирована в размере $78 млн.

Национальный план развития широкополосного доступа в Интернет (PNBL) принят в 2010 году. Его первый этап, приуроченный к открытию чемпионата мира по футболу 2014 года в Бразилии, уже выполнен. Сегодня страна входит в пятерку крупнейших интернет-рынков. Более 40% населения пользуется Сетью, из них 66 млн – мобильной версией ШПД и около 30 млн – фиксированной. Проект обошелся в $7-8 млрд. Финансировали его в равных долях Бразильский государственный банк (BNDES) и национальные застройщики под руководством компании Telebraz. Сейчас готовится инфраструктурное продолжение на волоконной оптике – масштаб затрат $100 млрд.

В стадии утверждения правительством и ИКТ-стратегия Бразилии до 2022 года, предложенная ассоциацией BRASSCOM. В ней обозначены основные ориентиры развития, «узкие места» и механизмы их преодоления. В течение 10 лет планируется запустить 12 программ (из них три приоритетные), которые, по мнению разработчиков, принесут непосредственно в сфере ИТ 1,5 млн. рабочих мест и еще 3 млн. – в смежных отраслях, приобщат более 85% малых и средних предприятий к облачным технологиям, обеспечат ИКТ-инструментарием более 70% начальных и средних школ и медицинских учреждений. Лозунг стратегии: «Делать больше и лучше с меньшими затратами».

Популярный проект «Наука без границ» стартовал в 2011 году. Предполагается, что к 2015 году учиться за рубежом будут не менее 100 тыс. студентов и аспирантов: 35% стипендий выделяется на подготовку бакалавров и 46% – на докторантов PhD. Закладываются также стипендии для пост-докторантуры и старших научных сотрудников. Общий бюджет программы на этот период составит $2 млрд., из них 2/3 выделит госказна и треть – непосредственно корпорации.

Еще один важный проект, – программа ProUni, ориентированная на предоставление стипендий (на конкурсной основе) молодым людям из бедных слоев для учебы в престижных федеральных и частных университетах. Только в первом семестре 2013 года ими воспользовались более 200 тыс. человек, а всего с 2005 года – свыше 1 млн. учащихся. Все сведения о конкурсах носят абсолютно открытый характер и всегда доступны на сайте Минобразования.

Стоит отметить, что бразильцы считают свою страну не «эмигрантской», а «иммигрантской». Большинство населения не любит выезжать за границу. К тому же только 8% бразильцев владеют английским языком.

Логика информзащиты: некоторые примеры

В наш опасный информационный век независимая Бразилия строит национальную систему киберзащиты. Пока это отдельные, но мощные фрагменты. Впереди, разумеется, Министерство обороны, которое в начале 2013 года приступило к первому этапу, установив контроль над 60 тыс. своих рабочих компьютеров. В перспективе под защиту военных попадут ПК национальной энергосистемы, государственных банков, железнодорожного и воздушного транспорта. Четырехлетний бюджет программы определен в размере $200 млн.

С марта 2014 года правительство Бразилии в течение месяца перешло на собственные внутренние средства коммуникации. Согласно декрету президента, «вся передача данных должна осуществляться по телекоммуникационным сетям и информационным службам организаций и ведомств федеральной государственной службы». Все государственные структуры также перешли на электронную почту и используют исключительно разработки Федеральной службы обработки данных.

Задачи инфобезопасности непосредственно страны менее затратны, в частности, на свободном ПО работает более половины пользователей. В большинстве стран дело обстоит иначе, к примеру, при формировании электронного правительства переход на Linux, как один из способов обезопасить систему от «закладок», только декларировался. Бразилия же изначально пошла по своему пути – не к, а от цели! Главная задача – обеспечить максимальное проникновение компьютеров во все сферы жизни. Фактор сдерживания известный – высокая цена ОС. Поэтому разумно стимулировать спрос пользователей на бесплатное СПО. А для того, чтобы население было довольно выбором, СПО должно быть совместимо с ПО-системами e-government. Следовательно, электронное правительство должно быть построено на базе открытого ПО. Всё просто с позиции несокрушимой логики.

* * *

И все же пока непонятно, будет ли наш век веком Бразилии. Страна только выходит на орбиту процветающих экономик. Далеко не все сделано, население, по западным стандартам, пока небогатое, реформы недокручены, налоговая система запутанная… Но факт остается фактом: Бразилия сумела методом проб и ошибок определить собственный путь развития – путь рыночной экономики при серьезной социальной ответственности государства. Этот курс стал ответом на вызовы времени и прекрасно вписался в многогранную национальную колористику.

Успешное развитие всегда порождает проблемы и завышенные ожидания. На арену выходит новый средний класс с новыми, нетрадиционными лозунгами. К примеру: «Нет футболу – давай школу!» И не менее символично, что власть его слышит! Достижения IT-индустрии, которые до недавнего времени были вне радаров общественности, выходят на первый план, расширяя палитру своего воздействия на экономику и общество. Оберегая свой рынок, бразильцы гостеприимны к иностранцам и дерзают на инновационном поле.

Что ждет страну созвездия Южного Креста? Одно ясно наверняка: Бразилия умеет блестяще импровизировать. А что до того, можно ли при догоняющем развитии стать абсолютным мировым лидером, у экономистов мнения разные. Так что поживем – увидим!

(Продолжение следует)


[1] Пропуском в средний класс служит доход в $14 тыс. в год, наличие собственного жилья и автомобиля. World Bank, 2013.

[2] Охватывает сегодня более 13 млн. семей, в которых месячный доход на человека не превышает 140 реалов (около $70).

[3] Другими словами, помогают только тем, кто сам старается выбраться из бедности, главная причина которой – недостаточный уровень образования населения. Поэтому в Бразилии сегодня трудно встретить нищих с интеллигентными лицами, что, увы, случается в соседних с ней странах.

[4] В 2012 году Bolsa Familia дополнена новой подпрограммой «Любящая Бразилия», согласно которой семьи, где воспитываются дети младше шести лет, в обязательном и гарантированном порядке получают дополнительные субсидии, повышающие доход не менее чем до $35 в месяц на члена семьи. В первую очередь, это актуально для северных штатов страны, где проживают до 4/5 нынешних бразильских бедняков. Федеральное правительство уже выделило более $3,7 млрд. бюджетных средств на эти цели.

[5] Коэффициент Джини - 59%. Характеризует дифференциацию между бедными и богатыми, концентрацию богатства. Чем он выше – тем выше и неравенство.

[6] Пятая волна (уклад) Кондратьева формируется достижениями в области микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии, материалов, освоения космического пространства и спутниковой связи.

[7] 2013 Global Survey of R&D Tax Incentives, Deloitte, 2013

[8] 94% - до $10 млн. дохода.

[9] 4,7% - до $250 млн. дохода

[10] 56% потребителей используют Linux.

[11] www.ecommercebrasil.com.br/eventos/forum-e-commerce-brasil-2013/

[12] Abinee, 2014.

[13] Мотивация очевидна. Специалист с высшим образованием получает зарплату в 3,6 раза выше. Любопытно, что наибольшей популярностью профессия ИКТ пользуется у нового среднего класса.

[14] Среди них стоить отметить четыре базовых, стартовавших в конце века: Rede Nacional de Pesquisa(RNP), способствовавшую расширению использования Интернета в научной сфере на всей территории страны; PROTEM-CC, стимулировавшую НИОКР путем создания кластеров, включающих научные организации и производственные предприятия частного сектора; Programa Nacional de Software para Exportago – SOFTEX, координирующуюся усилия в области экспорта ПО; Sistema Nacional de Processamento de Alto Desempenho – SINAPAD, ориентированную на формирование в стране сети ВЦ с услугами высокого уровня сложности. 

Журнал: Журнал IT-News [№ 08/2014], Подписка на журналы

Другие материалы рубрики

Загрузка...

Компании сообщают

Мероприятия

23.08.2019
DISKOBALL от DataLine

Москва, Стадион "Метеор"

29.08.2019
Европейский опыт клиентского сервиса

Санкт-Петербург, Генеральное консульство Швеции, Малая Конюшенная ул., 1/3

29.08.2019 — 30.08.2019
II Петербургский Цифровой форум

Санкт-Петербург, Ленэкспо, павильон 7