РынокМнения

Сергей Тарасов: "Иностранцы в России"

Нина Леотова | 15.05.2009
Сергей Тарасов: "Иностранцы в России"Сергей Тарасов, бывший в течение ряда лет главой российских представительств Sun Microsystems, Dell, CA, работавший в Digital (DEC), а сейчас консультирующий западные компании, может рассказать о многом. Интересен такой факт: Сергей, предпочитающий новые, необычные впечатления, объездил более 60 стран мира и привез оттуда блестяще выполненные фотографии. В последнее время увлекается всемирной историей и коллекционированием старинных карт. Наверное, подобные увлечения учат смотреть вглубь фактов и видеть события с высоты птичьего полета.
Оценивая прошлое и настоящее в беседе с нашим корреспондентом, Сергей касается разных сторон истории российского IT-рынка. Сказанное им можно разделить на два мира: мир лиц и мир бизнеса. А общую тему нашей беседы он определил так: «иностранцы в России».

Лица IT

Конец 80-х – начало 90-х годов. Странное было время. Что вы можете сказать о топ-менеджерах представительств мировых IT-компаний тех лет? Иной раз создавалось впечатление, что это почти случайные люди, без глубокого образования. Кого тут только не было: американцы, французы, шведы, австралийцы…

В какой-то мере это так. Причем я думаю, что иностранные менеджеры начала 90-х - это люди несколько авантюристического склада. Иностранцу нужно было обладать известной смелостью, чтобы ехать тогда в страну путчей, рэкета и девушек на обочинах дорог.


Что нужно было уметь этим людям? В чем их особенности?

Им, по сути, необходимо было построить дом на ровном месте. И, зная тогдашние персоналии, могу сказать, что эти люди справедливо рассматривали свою работу здесь как челлендж.

А с кем конкретно вам довелось работать в начале карьеры?

Я работал в российском офисе Digital c тогдашним главой представительства Аланом Фийолем, коммерческим директором Ольгой Уайт, с Люком Брюне. Меня брал на работу Жан-Поль Бергманс, который вслед за мной возглавил представительство Sun. Это были совершенно разные по опыту и подходам люди, но, безусловно, отважные и решительные. И я ни в коей мере не хочу касаться кого-то конкретно, но знаете, для многих работа здесь была связана с личным фактором.

Личным фактором? Это как?

Жить в России тогда означало быть оторванным от всего остального мира. А в личном плане это часто объединялось с желанием полностью повернуть свою жизнь: либо на некоторое время отдалиться от семьи, либо уехать после развода. 60-80% иностранцев в России собирались изменить свою личную жизнь, попробовать начать новую здесь, и у них это нередко получалось.

Что все-таки было определяющим для получения предложения поработать в России - знание хоть в какой-то мере технологий?

Главным было хоть какое-то знание русского языка. Например, эмигранты и их дети часто представлялись американцам как готовые менеджеры для России – английский понимают, по-русски тоже слова произносят. Так и некоторые выходцы из Западной Украины, знавшие по-русски только «горилка» и «сало», старались доказать, что они уже готовые менеджеры. И югославы для американцев были почти что русские. Но почти все они русскими воспринимались как чужаки, и их быстро заменяли. Были, однако, и другие, скажем, Ольга Уайт, из семьи украинских переселенцев, знала русский не в совершенстве, но ее отличали цепкий ум, решительность, упорство. Подобные люди, даже не влезая особенно в технологии, могли многое понять и потом за это ухватиться. Интересно, что некоторые из них, возвратившись обратно в свою страну, уже не могли жить там подолгу. Организованная жизнь, «евробытовуха» их уже не устраивала, они возвращались сюда или в какую-либо из иных, «похожих» стран.

Но как им удавалось раскрутиться в России, на ровном месте?

В самый первый момент офис часто возглавлял американец - он задавал делу первоначальный толчок, но потом не выдерживал и возвращался назад, его не устраивал здешний авантюризм. И потом приходили люди, которые сидели здесь намного дольше. Этот типаж характерен не только для России. Существует такая категория иностранцев, которые называют свою национальную принадлежность international. Это люди, которые считают, что имеет смысл пожить и поработать три-пять лет то в одной стране, то в другой. Для многих это Китай, Япония, Арабские Эмираты, Россия. Конечно, здесь есть возможность не только изменения личной жизни, но и расширения кругозора, опыта восприятия культуры других народов. Что, кстати, не очень характерно для американцев - им милее имперский образ жизни.

А американцы, которых в первую очередь присылали сюда, отличались особыми деловыми способностями?

Да нет, далеко не всегда. Главное, чтобы были американцами. Под них давали деньги. Например, основать Sun’овский офис в 1992 году в Парк-Плейсе, вложить полмиллиона, а может, и больше, долларов в страну, где из-за 500 долларов можно с жизнью расстаться… Ну кому бы еще это позволили?

А как вообще состоялся «приход» людей Sun Microsystems в Россию?
А вот это была идея непосредственно главы компании Скотта Макнили. Это такой уж человек - время от времени его захватывала та или иная идея. В частности, в конце 80-х он решил посмотреть, что делается в области IT в Советском Союзе. И вот здесь-то и нашли друг друга два человека - Скотт Макнили и Борис Бабаян, которые действительно – звезды мира компьютеров.

А когда стали менять западных менеджеров на российских?

«Засланные» сюда иностранцы через некоторое время ясно поняли, что есть вещи, которые они делать совершенно не в состоянии. Скажем, работать с нашими госструктурами, которые всегда ставили какие-то барьеры: например, переговоры должны проходить в специальной комнате, и какой-то непонятный человек должен при этом присутствовать. Были и другие проблемы…

В области технологий?

Вовсе нет. Просто иностранцы часто не выносят процедуры, связанные с «национальными особенностями» российского бизнеса: эти наши сидячие празднования, бесконечные тосты и так далее. Это как я в Америке или Англии не переношу, когда час перед мероприятием нужно ходить со стаканом и заниматься болтовней. И постепенно рядом с иностранцами возник определенный слой русских с хорошим знанием английского языка, им стали доверять все больше и больше. Причем эти люди должны были уметь разговаривать и с госчиновниками, и с людьми из банков. Ну и чаще всего они имели прекрасное советское инженерное образование. Многие из них позже стали главами представительств.

Но в какой-то момент их снова заменили иностранцами…

А это когда обороты компаний на нашем рынке превысили примерно 100 миллионов долларов. В этом случае обязанности главы представительства становятся несколько иными: ему уже не нужно вникать во все подробности и опускаться до низовых проблем нашей бюрократии - он должен держать в руках огромный механизм для делания денег. И здесь, наверное, слишком опасно делать ставку на человека с загадочной русской ментальностью. И тогда руководством компании спускается западный человек, который может, с точки зрения руководства, рулить всей этой машиной. То есть это связано с уменьшением рисков для компании большого уровня.

Но какие именно риски?

Ну, например… Но это, ей-богу, только пример. На одной из международных конференций руководители Dell обратили внимание на человека, одетого в простой свитер, но говорящего очень хорошо и интересно. Это был основатель и владелец одной большой российской розничной сети в области сотовой связи, а Dell нужен был примерно такой партнер. Тем не менее, чувствовалось, что этот человек хоть и способен на прорыв, но постоянно ходит «на грани». В данном случае риска удалось избежать, партнерство так и не состоялось (здесь я хочу подчеркнуть, что российские менеджеры представительства тоже очень помогли, ведь они понимают, что здесь почем). А сложности были бы... Подобные вещи весьма нежелательны. Поэтому - миссия иностранных топ-менеджеров, пришедших на смену российским - рулить, регулировать, отсекать и контролировать, а русских – давать разумные советы и иногда заниматься черной работой.   

А сейчас, в кризис, не станут ли вновь заменять иностранных менеджеров российскими?

Кризис - удобный момент для реструктуризации, для сокращения персонала. Но сейчас вряд ли возможны коренные перемены. Обратите внимание, как изменилось отношение к России по сравнению с концом 80-х – началом 90-х годов. Многим людям на Западе сейчас неприятен наш рост и не нравятся установившаяся у нас политическая стабильность и нежелание следовать указаниям Запада. Вопреки многим советникам бизнес в России остался под контролем России и поэтому западные компании не чувствуют себя уверенно без своих резидентов. Тем не менее хочу заметить, что за последние десять лет у нас выросло неплохое поколение менеджеров, закончивших наши и иностранные вузы, поучившихся в западных экономических школах и прошедших практику в различных компаниях. Правда, практика, с моей точки зрения, маловата, нужно бы еще поработать. Эти менеджеры уже на подходе. Будут ли они востребованы? Будут, конечно, но, наверное, не в той мере, как надо бы для России. Хотя такой активности, как в 90-е, ожидать не приходится. Теперь же совсем иное время - не жизнь, а транзакции сплошные. Топ-менеджеры того времени - они же были романтиками. Вроде меня...

Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Мы много и часто говорим о том, что "ИТ меняют наш мир". Посмотрим, как это происходит в Китае с применением конкретных инструментов и затрагивает сотни миллионов человек.
Согласно прогнозам Gartner, к 2022 г. 75% организаций, использующих инфраструктуру как сервис (IaaS), будут реализовывать продуманную мультиоблачную стратегию, в то время как в 2017 г. доля таких компаний составляла 49%.
Все жалуются на нехватку времени. Особенно обидно, что его не хватает на самые важные вещи. Совещания, созвоны, подготовка внутренних отчетов, непонятно, насколько нужных, но которые начальство требует так, как будто это именно то, ради чего мы работаем.

Компании сообщают

Мероприятия

VI Конференция ЦИПР-2021
Нижний Новгород, ул. Совнаркомовская, дом 13, «Нижегородская Ярмарка»
15 000 руб
23.06.2021
Выставка «EXPO-RUSSIA KAZAKHSTAN 2021»
Республика Казахстан
23.06.2021 — 25.06.2021
10:00–18:00
ЖКХ Будущего. Актуальные вопросы и решения
ОНЛАЙН
10 500 руб
24.06.2021 — 25.06.2021
10:00–18:00