РынокМнения

Сергей Тарасов: "Иностранцы в России" (продолжение)

Нина Леотова | 25.05.2009
Сергей Тарасов: "Иностранцы в России" (продолжение)

Что бы вы могли сказать о компаниях, вышедших на наш рынок в конце 80-х - начале 90-х годов?

Я бы выделил три их типа: глобальные - которые всегда полагают, что в любой стране, где есть какой-либо бизнес и работают их конкуренты, они обязательно должны присутствовать; поставщики комплектующих из стран Юго-Восточной Азии - их не очень видно на рынке, хотя оборот у них немалый; и, повторю это слово, поскольку оно многое в те годы определяло, - несколько авантюристические, они путешествуют по тем рынкам, где нет стойкой конкуренции брендов.

 

Если можно, примеры последних.

Ну, скажем, Kosmos TV. Их специалисты пришли сюда в 1991 году, работали здесь сами, боролись за каждого клиента. Насколько я знаю, у них были серьезные неприятности. Или компании, предлагавшие софт для банков и операторов мобильной связи - они утверждали, что их ПО будет отлично работать в нашей огромной стране с ее своеобразным законодательством. Мне приходилось ездить в Англию, видеть некоторые офисы. Ох!.. Все подгонялось весьма приблизительно под наши требования, в последнюю минуту. А поскольку коммуникации еще не были отлажены, масса российских клиентов на это покупалась: ведь еще с давности повелось - все иностранное лучше нашего. Возьмем первые биллинговые системы - они были занесены в нашу страну отнюдь не первосортными компаниями. В мире всего четыре-пять компаний, которые владеют всей мобильной связью и софтом для нее, но в России их нет. Не хочу сказать ничего плохого, но, скажем, Amdox, которая поставляет биллинг для некоторых наших операторов, в значительной степени раскрутилась именно здесь. Конечно, во многом это была авантюра, поэтому некоторые мировые бренды сюда и не шли. Ведь элементарно могли кинуть, скажем, в случае каких-либо политических катаклизмов. И такая история была.

 

Вы имеете в виду, подобные вещи случались? "Кидали"?

Ну, ведь все знали, на что шли… В 1992 году DEC поставила сервер в наш Белый дом, и во время штурма кто-то из "любопытных" прошил его из автомата. А сервер, кстати, после этого продолжал работать. Потом предполагалось всюду его демонстрировать - как высоконадежный, но позже все же поняли, что это какой-то негативный маркетинг, с пулями. У той же Digital был офис в ЦМТ, и когда в 1993-м там прострелили окно, некоторые из сотрудников потребовали повышения заработной платы.

 

А каковы вообще тогда были финансовые показатели?

С одной стороны, ужасно плохие. Но иногда мы выплывали на какие-то загадочные сделки по три, семь, а то и по десять миллионов долларов. Потом такого больше и не случалось.

 

Принято говорить, что в России без партнеров ничего не сделаешь - уж очень она большая. Ведь у некоторых мировых компаний вообще нет партнерской сети, она характерна только для нашей страны. Это так?

Есть два основных статуса присутствия иностранцев в России: представительство - вариант менее рискованный, и ООО или что-то в этом роде - как более опасный вариант. Чтобы риски сделать минимальными, представительство использует партнерскую сеть. Партнер имеет какую-нибудь офшорную компанию на Западе, и финансовые транзакции, равно как и обмен товарами, происходят за пределами России. Некоторые компании до сих пор так живут, а в 90-е это был основной способ организации сделок. Финансовая транзакция идет в долларах, она не связана с рублевыми операциями, да и груз пересекает границу как принадлежащий российской компании. Но! Посредник - это 10-12% от прибыли. Иногда кто-то из западного руководства просыпается и говорит: "Зачем вы отдаете деньги? Заключайте контракт напрямую". Я и такое наблюдал в DEC. Контракт - страниц 50, для западных юристов еще и по-английски, согласование идет месяца два. В случае же работы через партнера делается приложение к партнерскому договору - одна-две странички, и все.

 

А как сегодня обстоят дела?

Как я уже говорил, сейчас отношение к России значительно ухудшилось - Западу не нужна сильная Россия. И некоторые западные политики используют кризис, хотят показать: он здесь более глобальный, чем в Европе - что, с моей точки зрения, отнюдь не так. Страна продемонстрировала, что она самодостаточна. Тем не менее, серьезных западных инвестиций в IT-сектор нет и не ожидается. В обозримом будущем, похоже, здесь ни одного большого завода западных IT-корпораций построено не будет. Производство IT сдвигается, например, в Чехию, Польшу - там риски и бюрократия меньше, чем в России. Америка еще и наращивает контакты с Китаем.

 

А вы что думаете в отношении Китая?

Там люди пока многого не требуют и в то же время доводят стоимость до минимума. Американцы начали размещать свое производство в Китае в 90-е годы, сейчас местные компании окрепли и, часто совершенно беззастенчиво копируя, оказались способными выходить на рынок с теми же самыми продуктами, что и американские, но по более привлекательной цене. С моей точки зрения, это серьезная тенденция, которая окажет большое давление на американцев - они начнут подстраиваться под новый диапазон цен. Наверное, показательный пример - отношения между Cisco и китайской Huawei, когда последняя заняла определенный сегмент рынка благодаря своей ценовой политике и достаточно высокой культуре производства. Китайская схема производства – это: «мы сделаем все, что угодно, быстро, дешево и в любом количестве». Главное - свободное пространство, которое может быть занято различными линиями: сегодня это выпуск кроссовок, а завтра - микрочипов, и переход делается крайне быстро.

 

Но американцы ведь так и выстраивали ситуацию: они будут кидать идеи, а Китай – производить.

Китайцы не настолько просты, как может показаться. Сейчас как раз идет активная переоценка происходящего в Китае. Все громче поговаривают, что пора отказываться от доллара как мировой валюты. И наиболее всего заинтересованы в этом именно китайцы, накопившие около 1,9 триллионов долларов валютных резервов - примерно в 5 раз больше России. Они почувствовали в себе силу. Что же касается IT: я думаю, с инженерной мыслью у китайцев всегда было хорошо. Посетив любой китайский музей, можно понять, насколько они были, есть и будут изобретательны, и могут сделать такое, что никому другому и в голову не придет.

 

Инвестиции. Что здесь интересно иностранцам в России?

Сейчас их привлекают три сегмента: розничные сети, предлагающие IT, которые представлены во всех регионах; раскрученные информационные порталы типа yandex.ru, afisha.ru, priсe.ru, средства онлайн-продаж; операторы доступа к цифровым услугам - IP, цифровое телевидение. Социальные сети менее интересны. Дело в том, что иностранцы у нас не могут широко использовать свои средства, скажем типа amazon.сом - у них иное законодательство, и формы оплаты другие. Но большие инвестиции в какую-нибудь софтверную компанию, на мой взгляд, сейчас совершенно нереальны - у нас малопривлекательное налогообложение.

 

А поступали вам в последнее время предложения возглавить представительство IT-компании?

Конечно. Но, честно говоря, после стольких лет работы, совсем не хочется заниматься вещами, которые мне малоприятны. Обычно ты предлагаешь себя, соглашаясь на определенную дозу неудовольствия, которое все же можно терпеть. Но если приходится возглавлять тонущий корабль или совершенно бесперспективную компанию - то не очень-то это и нужно.

 

И что же дальше? Произойдет некоторое торможение или мы все же увидим качественно новые информационные технологии в обозримом будущем?

Они уже есть. ПК в какой-то мере уже часть жизни личности. Возьмем слоган Sun начала 90-х: "Настоящий компьютер - это сеть". Сейчас это стало реальностью, и наступает новое время, когда компьютером может быть оснащена любая вещь. Микрочипы, примерно такие, как PIC от Microchip, предельно дешевые, их можно встраивать в любой предмет - уже к прошлому году было выпущено 6 миллиардов таких процессоров! Именно Sun, предложившая Java, нашла язык, который может быть реализован на примитивных процессорах. И тогда чайник, бутылка вина, даже ваша сорочка - это компьютеры. В любую вещь, например в этикетку, внедряется процессор стоимостью 10-50 центов, отражающий ее качество, отслеживающий основную ее функцию. В этом же ряду назову RFID, а также технологии на основе ZigBee, поддерживающие беспроводную связь, отменяющую кабельные соединения внутри домов и офисов.

 

Подобные технологии могут изменить рынок?

Разумеется. В крупнейших IT-компаниях есть подразделения, в которых особое внимание уделяется именно этому направлению. Образуется некоторый новый рынок, и он приблизит будущее - мир вещей, обладающих интеллектом.


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Мы много и часто говорим о том, что "ИТ меняют наш мир". Посмотрим, как это происходит в Китае с применением конкретных инструментов и затрагивает сотни миллионов человек.
Согласно прогнозам Gartner, к 2022 г. 75% организаций, использующих инфраструктуру как сервис (IaaS), будут реализовывать продуманную мультиоблачную стратегию, в то время как в 2017 г. доля таких компаний составляла 49%.
Все жалуются на нехватку времени. Особенно обидно, что его не хватает на самые важные вещи. Совещания, созвоны, подготовка внутренних отчетов, непонятно, насколько нужных, но которые начальство требует так, как будто это именно то, ради чего мы работаем.

Компании сообщают

Мероприятия

VI Конференция ЦИПР-2021
Нижний Новгород, ул. Совнаркомовская, дом 13, «Нижегородская Ярмарка»
15 000 руб
23.06.2021
Выставка «EXPO-RUSSIA KAZAKHSTAN 2021»
Республика Казахстан
23.06.2021 — 25.06.2021
10:00–18:00
ЖКХ Будущего. Актуальные вопросы и решения
ОНЛАЙН
10 500 руб
24.06.2021 — 25.06.2021
10:00–18:00