IT ExpertКак это сделатьВ помощь руководителю

Поколение-«инфант»

Максим Плакса | 30.01.2017

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Поколение-«инфант»

Беседа с доцентом Московского гуманитарного университета Ольгой Елисеевой получилась не слишком оптимистичной. Мы ожидали от спикера неожиданных характеристик современных выпускников, может быть, не самых лицеприятных. Оказалось, что преподаватель видит основную массу своих старшекурсников совсем не в лучшем свете.

img

– Каковы основные черты того поколения, что оканчивает в этом году вузы и готовится прийти на работу в бизнес?

– Это поколение отличается не только от нас, что вполне объяснимо. Оно не слишком похоже и на предыдущее поколение. Не секрет, что каждое новое поколение «молодеет». Нужно понимать, что я рассказываю о поколении «ан-масс», в нем, как и в любом другом поколении, бывают исключения – и очень приятные, и наоборот. Речь идет не только о возрасте, но и о времени взросления, восприятии мира, своем месте в нем. Так вот, поколение, которое сейчас учится на старших курсах вузов и выпускается из них, значительно моложе даже тех, кто окончил вуз пять лет назад. Чтобы яснее понимать восприятие ими окружающего мира, проще всего отнять пять лет от их паспортного возраста и от того, как мы этот возраст воспринимаем. Что это означает на практике? Если вы говорите с современным молодым человеком 22 лет, то стоит учитывать, что им, скорее всего, движут мысли и устремления тинейджера.

– Что происходит с ними?

– Это общемировой процесс, период цветущего возраста растягивается во всех развитых странах. Увеличение продолжительности юности – благо, но эти ребята пока с трудом вписываются в современную жизнь. Если в быту и в семье это обстоятельство взаимоотношения с ними облегчает, то на работе, наоборот, усложняет. С ними придется нянчиться, и это, увы, неизбежно. Но все это справедливо для молодежи из крупных столичных городов, в первую очередь Москвы и Санкт-Петербурга. А вот уже из областных центров Урала и Сибири приезжают молодые люди, более приспособленные к реальной жизни.

– Почему это происходит?

– Москва, Петербург, Нижний Новгород – города, в которых многим семьям доступны блага: достаток, пусть даже относительный, зарубежные поездки, современные коммуникации, развлечения. Не секрет, что и снабжение в них, как это ни парадоксально сегодня, лучше. Все это формирует в тинейджерах завышенные с точки зрения нашей реальности представления о себе. Они привыкли к достатку и разнообразию, понимают их стоимость и, превращаясь из студентов в молодых специалистов, ожидают дохода, который будет соответствовать их еще детским представлениям. Между тем, скорее всего, ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге они не получат такого заработка и такого образования, которые доступны их сверстникам в Лондоне или Франкфурте-на-Майне. А ведь в них уже заложено, что они «этого достойны», но отсутствует понимание, что ни знаний, ни практических навыков, необходимых для таких зарплат, у них еще нет. Поэтому после того, как они придут на работу, их придется научить выполнять все, даже самые мелкие задачи, вплоть до заказа канцелярских принадлежностей. Да, и наше поколение – нынешних сорокалетних, и те поколения, что шли после нас, тоже приходилось адаптировать к работе. Но тогда речь не шла о мелочной опеке и, что самое главное, психологической поддержке. А нынешняя молодежь нуждается не просто в адаптации, но и особом отношении, потому что ментально, напомню, они еще тинейджеры.

– Но и нашему поколению говорили: «Забудьте всё, чему вас учили в институте»…

– Нынешних двадцатилетних придется учить гораздо большему в силу того, что они не чувствуют себя достаточно взрослыми и недостаточно быстро ориентируются в сложной обстановке, которая предполагает нелинейное решение возникшей проблемы. Происходит это из-за того, что большая доля digital в их общении снижает коммуникативные способности. Но у них есть и весьма важное преимущество – молодежь гораздо увереннее и быстрее ориентируется в потоке цифровой информации. И именно это преимущество можно использовать в работе. Умение взаимодействовать с информационной системой и с людьми при помощи информационной системы – сильное качество нового поколения. Есть у него еще одно качество – отсутствие торможения перед границами. Молодые воспринимают мир целиком, и для них практически не составляет труда общаться со своими сверстниками, находящимися в других странах. Но стоит понимать, что и здесь гораздо более податливым материалом для формирования сотрудника будут ребята из провинции. Они обладают всеми преимуществами поколения, но не имеют столь высокой самооценки, как у столичной молодежи, зато отличаются более высокой способностью к выживанию.

– Насколько значим региональный фактор?

– Он имеет очень большое значение. Более того, по региону, в котором вырос тот или иной молодой человек, можно даже предугадать его способности. К примеру, те, кто приехал в Москву из южных областей, имеют большую предрасположенность к самостоятельной работе. Им лучше удается работа, в которой необходимо самостоятельно найти пути решения задачи. При этом девушки гораздо сильнее, чем юноши. В то же время таких ребят нужно довольно жестко контролировать. Это же касается и стран СНГ, таких как Белоруссия и Казахстан.

– А что же Украина?

– К сожалению, эта страна как источник грамотных молодых кадров, включая и те ее регионы, где идет гражданская война, для нас потеряна. Молодежь там в большей мере ориентирована на западные, в первую очередь европейские университеты и, естественно, европейский рынок труда. Мы говорим, конечно, о высококвалифицированных кадрах.

img

– А те, кто вырос в северных регионах?

– Они отличаются большей приспособленностью к выполнению рутинной работы, работе в команде. Эти молодые люди могут оказаться отличными исполнителями. Но, конечно, и им потребуется ментор. Стоит учесть, что в качестве ментора молодым нужен не взрослый наставник, который будет им помогать. Современные молодые люди гораздо лучше откликаются на доброе, почти домашнее отношение. Компания, в которую они приходят на работу, воспринимается ими как продолжение семейного развития, только в другой форме. В силу возраста они особенно нуждаются в человечном отношении и в этом случае лучше работают. Холодные, спокойные отношения взрослых ими не воспринимаются, они, повторяю, ищут продолжения дома на работе и совершенно не хотят вырабатывать иного отношения к компании. Есть еще одно обстоятельство, которое следует иметь в виду. На своего ментора, даже того, с которым удалось установить контакт, они могут смотреть как на полного идиота, если тот не владеет их жаргоном, не так хорошо, как они, разбирается в работе той или иной социальной сети и т. д. Это особенно будет заметно, если у них с ментором достаточно большая разница в возрасте.

– Боже мой, кого же выпускают сегодня вузы?!

– Молодых людей, взрослых физически и еще растущих ментально, которые не слишком много знают и совершенно не ощущают недостатка собственной образованности. Но при этом они – прекрасный материал для дальнейшего воспитания и обучения, гораздо лучший, нежели тот, которым были предыдущие поколения. Они быстро набирают знания в течение семестра и сразу же забывают всё после сессии. В результате формируются не целостные знания, а их обрывки и вместе с тем – умение быстро схватывать материал и запоминать его на сравнительно короткое время. Происходит это во многом потому, что в вуз современные дети приходят, плохо представляя себе, кем они хотят стать. Понимание этого приходит только к концу обучения – поэтому, кстати, так распространена практика получения второго высшего образования. Но зато к моменту окончания вуза они готовы овладевать знаниями, необходимыми для работы. И готовы учиться, если компания предоставит им такую возможность. Еще одна черта этого поколения – узкая специализация. Они способны знать всё в узкой области, но общая образованность остается на низком уровне. Поэтому они плохо ориентируются в городе, плохо осваивают смежные области деятельности, но зато в своей области могут стать действительно высококлассными специалистами.

– Какова мотивация современных выпускников?

– Это поколение росло в благополучные времена относительного достатка. К материальным благам они относятся естественно, как к самому собой разумеющемуся. Привычка к постоянной помощи со стороны родителей приводит к тому, что они не боятся оказаться без работы. Вероятность быть уволенным – основной стимул, который заставляет людей трудиться, – для них не столь страшна, как для современных 35-летних, и угрозами мало чего можно добиться. Поэтому стоит искать иные методы и находить к каждому молодому специалисту индивидуальный подход. Единых, универсальных правил мотивации для молодого поколения не существует, за единственным исключением: на испуг их не возьмешь. Тем не менее с некоторых из них придется сгонять гонор, учить послушанию – может быть, теми методами, которые применяют к солдатам в американских фильмах. И если не воспринимают – увольнять сразу, нянчиться следует только с теми, кого нужно оставить. А что касается пряников, то тут остается во многом по-прежнему: деньги, опять деньги, снова деньги – и только потом дополнительные методы. Ценность дополнительной медицинской страховки для них не столь очевидна, а вот возможность посмотреть мир благодаря командировкам, корпоративные устройства в пользование и т. п. – все это может стать отличным мотиватором.

– У вас получилась не слишком радужная картина…

– Я могу обнадежить. Те, кто приходит сейчас на первый курс, отличаются от выпускников в лучшую сторону. Спасибо кризису. Они лучше учатся, не имеют таких больших амбиций. Правда, все это может поменяться – как только в обществе тренд выживания сменится трендом обогащения.

Журнал IT-Expert № 01/2017    [ PDF ]    [ Подписка на журнал ]

Об авторах

Максим Плакса

Максим Плакса

Окончил Историко-архивный институт, преподавал и защитил диссертацию, но в 1997-м изменил исторической науке с ИТ-журналистикой. С тех пор ни разу об этом не пожалел, тем более что считает информатику и источниковедение близкими дисциплинами. Работал в журналах «ИнфоБизнес» и iBusiness.Ru, сотрудничал во многих других изданиях. Больше всего тяготеет к проблематике софтверного бизнеса, но не чужд и других направлений. С удовольствием ведет разговор о мобильности, облаках, инновациях и инфраструктурных проектах.

Мероприятия

15.10.2018 — 01.11.2018
Четвертая международная конференция ПРОSTOR о технологиях хранения данных

площадка Deworkacy Красный Октябрь (Москва, Берсеневская набережная 6, стр.3, 6 этаж)

18.10.2018
Форум РосТИМ в Новосибирске

Новосибирск, Отель "Мариотт"

23.10.2018
Северо-Западный форум Cisco

Санкт-Петербург, Гостиница Астория

26.10.2018
Цифровая трансформация для Руководителей и Собственников бизнеса

Москва, Озерковская наб. 26, отель «АКВАМАРИН» (М. Новокузнецкая, Третьяковская), конференц-зал «ЭМЕРАЛЬД» (1 этаж)