IT ExpertМир технологийНаука и техника

Вакуум телу не помеха

Сергей Грицачук | 16.06.2015

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Вакуум телу не помеха

Переплыть космический океан

«Ах ты гравитация, бессердечная ты…»

Отсутствие тяготения в тягость

Диета против стресса


Переплыть космический океан

Заявление Стивена Хокинга, что «…человечество вряд ли сможет просуществовать еще одну тысячу лет, если не выйдет в космос», можно оспаривать сколько угодно, но оно недалеко от истины: землянам пора всерьез думать об экспансии на другие планеты и интенсивнее осваивать космическое пространство. Пока что вся наша суета в этой области сродни обучению младенца плаванию: в жизни, конечно, пригодится, но океан переплыть нереально.

Человек не приспособлен для существования в космосе в гораздо большей степени, чем в воде, – за пределами атмосферы слишком уж много факторов, разрушающих наш организм. С некоторыми из них можно бороться, а многие другие науке неподконтрольны. Даже фантасты стыдливо обходят эти вопросы в своих космических сагах, ибо негоже героям отвлекаться на бытовые мелочи.

«Ах ты гравитация, бессердечная ты…»

Первый враг человека, отбывающего в космос, – гравитация. Земля-матушка не торопится отпускать свое чадо в невесомость: при взлете организм испытывает высочайшие перегрузки, которые практически не компенсируются даже самыми интенсивными тренировками. Наше тело не справляется уже с трехкратной ношей (3g), откликаясь нарушениями периферического зрения и функционирования нервной системы. Если нагрузки направлены вдоль позвоночника, это приводит к потере сознания, а затем к необратимым изменениям. Но при старте ускорения достигают 7g! Эта проблема решается поддержанием горизонтального положения тела и применением специальных костюмов, в которых можно противостоять перегрузкам до 25g.

img

Отсутствие тяготения в тягость

Еще серьезнее отсутствие гравитации. В невесомости ничто не работает так, как на Земле. Что характерно, адаптация к невесомости зависит от особенностей организма и ничуть – от предполетной подготовки. Впрочем, приспособиться к отсутствию тяготения не слишком сложно, трудности начинаются после возвращения. К приземлению начинают готовиться заблаговременно, выполняя специальный комплекс упражнений и принимая медикаментозные средства. При посадке нагрузки не менее серьезны, чем при старте, но приходятся они на ослабленный организм. Некоторые мышцы работают только при наличии гравитации и их никак нельзя натренировать в космосе. Как следствие – атрофия эластичных тканей и остеопороз (снижение плотности костей), от которого, кстати, не всем удается избавиться после возвращения.

img

Помимо медикаментозного и физического воздействия на организм космонавтов применяют электростимуляцию мышц, прикладывают к нижней половине тела отрицательное давление (для оттока крови), назначается диета, богатая калием и кальцием, барокомпенсационное белье. Несмотря на это, вернувшимся с орбиты приходится бороться не только с гиподинамией и восстанавливать прочность костей, но и заново учиться дышать, ходить и выполнять простейшие операции.

img

Диета против стресса

Под воздействием невесомости нарушается работа вкусовых рецепторов, что вносит сложности в составление меню. Конечно, рацион тщательно просчитывается, медики стремятся обеспечить космонавтов полноценным питанием, подстраиваясь под предпочтения каждого. Но ведь пищеварительная система реагирует не только на объем пищи, но и на такие показатели, как плотность и др. Например, для обогащения пищи из тюбиков космонавты употребляют бифидобактерии, клетчатку и особые пищевые добавки.

Хорошо известно, что питание тесно связано с состоянием психики: плохая и невкусная еда вызывает раздражение, а вкусная и сытная – чувство удовлетворения и хорошее настроение. А на орбите это очень важно. Вот почему в центрах подготовки используется специальная адаптационная программа, которая тренирует психику на сопротивляемость стрессовым состояниям, тесной обстановке, отрабатывается умение разрешать конфликтные ситуации. Шутка ли – провести полгода-год в компании двух-трех человек (а то и в одиночестве), в закрытом помещении и в безвоздушном пространстве! Забавно, но на борту корабля всегда есть укромный уголок, где можно побыть наедине с собой.

img

Наконец, еще один грозный противник – радиация. Обычному человеку дозволяется проходить флюорографию не чаще раза в год, поскольку во время этого исследования доза ионизирующего излучения составляет 0,8 мЗв. Космонавт же получает каждый день полета около 3,5 мЗв, а за год может нахватать от 100 до 300 мЗв. Что, однако, не так уж критично, поскольку позволяет вести нормальный образ жизни и иметь здоровых детей.

Выводы

Космос жесток, а кораблей с искусственной гравитацией, защитой от всех видов излучения, просторными каютами и изысканной кухней не существует нигде, кроме фантастических романов. И даже если человечество найдет способ межзвездных путешествий, без решения всех вышеописанных проблем ему не обойтись.

    [ Подписка на журнал ]

Об авторах

Сергей Грицачук

Сергей Грицачук

Обозреватель, аналитик, инженер-системотехник. Действительный член «Клуба экспертов Intel», сертифицированный специалист (Мюнхен) по сетевым и серверным технологиям с 1993 года. Компьютерами и сопутствующими решениями занимается с 1985-го, участник многочисленных выставок, обладатель наград за оригинальные схемотехнические и программные разработки. Первый диплом получил в 1984 году от «Патентного бюро» журнала «Юный техник». Увлекается охотой, рыбалкой, водно-моторным спортом. «Утомившись суетой цивилизации, предпочитаю уединенную жизнь вдали от нее. Все свободное время отдаю семье и детям».

Мероприятия

15.11.2018
Teradata Форум 2018

Москва, Отель «Ритц-Карлтон»

15.11.2018
Docsvision User Day 2018

Москва, ул. Поклонная, д.3 (м. Кутузовская), конференц-центр Newsroom

20.11.2018
Intel® Innovation Day – Осень 2018

Москва, Россия, г.Москва, Новинский бульвар, 8, стр.2 Лотте Отель Москва

22.11.2018
Передача Audio, Video и KVM по IP: решения, опыт, истории успеха

Казань, пр. Фатыха Амирхана, 1A, комплекс «Казанская Ривьера».