Дмитрий Болотюк: «Фулфилмент — это будущее логистики»

Логотип компании
04.10.2021Автор
Сегодня на рынке работает множество логистических компаний, предоставляющих своим клиентам услуги по складированию, хранению и транспортировке товаров. При высокой конкуренции именно ИТ-инструменты могут значительно снизить издержки и повысить эффективность бизнеса.

Как решаются задачи автоматизации, с помощью каких инструментов можно синхронизировать цепочки поставок, как извлечь пользу из больших данных — рассказывает Дмитрий Болотюк, ИТ-директор компании «ЛогЛаб» и член клуба 4CIO.

Дмитрий, мы всегда представляем наших спикеров. Расскажите о себе. Как складывалась карьера в ИТ? Почему выбрали информационные технологии?

Еще Ломоносов говорил: «Российское могущество прирастать будет Сибирью». До сих пор считаю, что именно Сибирь «кузница кадров». Я окончил Омский государственный технический университет, радиотехнический факультет, на котором все было связано с программированием, начинал карьеру в Омске, а точнее инженером в омском Сбербанке. Именно там появились уникальные навыки: решать одновременно несколько задач, мыслить нестандартно, при этом сохраняя основательный подход ко всему, чтобы применяемые решения работали несколько лет.

Следующей ступенькой был омский «Водоканал», муниципальное предприятие со столетней историей. Это был первый опыт руководства ИТ, и за три года удалось сделать решения, которые работают и сейчас. Затем компанию купил «Росводоканал», а мы получили инвестиции, став в нем самой крупной структурой.

После этого поехал в Москву в «Росводоканал», где возглавлял и проектный офис, и ИТ. Потом шесть лет проработал в российской компании «Кордиант», которая производит шины, там занимался производственными и финансовыми системами, а также ERP. А с марта 2020-го — в логистической компании «ЛогЛаб».

Ваша компания управляет 70 складами по всей России. Какие задачи автоматизации вы решаете?

Компания «ЛогЛаб» позиционирует себя в качестве 3PL-оператора. 3PL-оператор — это третья сторона, участвующая в логистическом процессе помимо перевозчика и грузовладельца и обеспечивающая прозрачность логистики для клиента. В сущности, компания в определенном смысле уникальна, а наша ИТ-команда создает все условия для стабильной работы ИТ-систем от Южно-Сахалинска до Калининграда. Мы снабжаем логистическими услугами не только «большую четверку» мобильных операторов, но и «Ростелеком», Nokia, Huawei. К примеру, мы способны доставить запчасти и оборудование для базовых станций менее чем за четыре часа по всей России. Поэтому у нас собственная команда разработки и поддержки ИТ-систем.

Расскажите о вашей команде.

Я сформировал ИТ-департамент в прошлом году. Часть людей привел с предыдущего места работы, остальные присоединились позже. Вообще во время пандемии было очень нелегко набирать персонал, но у нас это получилось. Сейчас в ИТ-подразделении трудится 30 человек. В команду входят разработчики, есть первая и вторая линия поддержки. Еще у нас имеется поддержка инфраструктуры, которая требуется при удаленной работе: терминалы сбора данных (ТСД), каналов связи. У нас также работают бизнес-аналитики, они являются связующим звеном между бизнесом, клиентами и программистами. Буквально месяц назад мы создали отдел аналитики данных, внедрили свою BI-систему и также развиваем это направление для клиентов.

Разработка WMS ведется на Oracle, сервисы по работе с клиентами на Python, есть еще Java и Go. Сейчас переходим на микросервисную архитектуру, переписываем монолиты, которые были сделаны до нас. А бэкофис на 1С — это бухгалтерия и финансы.

Почему своя разработка?

Мы работаем и с аутсорсерами. Например, 1С ЗУП отдали на сопровождение внешнему подрядчику, также аутсорсим администрирование Oracle. То есть то, что не требует стопроцентной загрузки рабочего времени. А в остальном своя разработка дешевле, оперативнее и надежнее.

Но зарплаты разработчиков, тем более в Москве, очень высокие. Точно это дешевле?

Мы практикуем гибридную модель: есть тимлиды в Москве, а джуниоры и мидлы у нас в регионах. Программисты приходят с желанием развиваться и показывают отличные результаты. Люди растут, соответственно, и зарплата повышается.

Как ИТ-инструменты могут помочь оптимизировать затраты, сократить издержки, синхронизировать «цепочки поставок»? Что должны уметь хорошие WMS-, TMS-системы?

Это как раз наше ноу-хау — мы гибко интегрируемся с системами клиентов, по сути, клиент даже не замечает, как работают системы: от оформления заявки, подбора необходимого оборудования на складе и упаковки до заказа транспорта и доставки. Сейчас наша стратегия — полная автоматизация процессов склада и транспорта. Изначально в «ЛогЛабе» использовалась WMS, российская разработка. Мы ее полностью переписали, так что сейчас это практически собственное решение. TMS у нас от компании AXELOT, она легко дорабатывается на платформе 1С, поэтому планируем ее обновлять. Смотрим в будущее, думаю, что перейдем на новую WMS, поскольку потребности бизнеса растут, а дописывать самим — это время и затраты. Изучаем, предложения, которые есть на рынке.

В чем особенность автоматизации управления перевозками?

У нас есть свой небольшой автопарк, но в основном мы сотрудничаем с внешними подрядчиками — транспортными компаниями. В Москве и Санкт-Петербурге используем свои небольшие грузовые автомобили. Из особенностей автоматизации — интеграция с перевозчиками, возможность отслеживать груз в реальном времени. Унимодальные и мультимодальные перевозки требуют автоматизации различных процессов, а главное — сквозной интеграции WMS и TMS. В TMS отражается все, что касается транспорта, — амортизация, расходы топлива, плата за проезд, зарплаты водителей. Ежемесячно составляется отчет, насколько выгодна та или иная перевозка и по какому тарифу. Входящим потоком являются заявки от клиентов, они объединяются в рейсы по оптимальным алгоритмам: маршрутам, загрузке транспорта. Там же есть и мультимодальные перевозки разными видами транспорта: наземным, водным, железнодорожным, воздушным. TMS рассчитывает затраты на перевозку, итоговую стоимость для нас и для клиента.

Пандемия сильно изменила рынок. Например, выросли объемы перевозок, заполняемость складов. Что изменилось у вас?

В какой-то момент у нас, как и у многих, был спад. Но при этом мы не останавливали работу. Потому что наша деятельность связана в том числе и с работой сотовых операторов, у которых идет непрерывный процесс обновления и обеспечения доступностью абонентов. Поменялось то, что сейчас каждый клиент приходит с запросом на интеграцию либо со своими системами, либо ему необходим инструмент для работы со складскими и транспортными заявками по отслеживанию перемещения грузов. До кризиса было больше ручного труда. Сейчас в каждом конкурсе, в котором участвуем, есть задачи интеграции.

Практикуете ли вы свою маркировку товаров?

Да. В прошлом году мы сделали первый проект с маркировкой шин Nokian, тем самым стали одними из первых, кто поставляет маркированную продукцию этой компании. Далее был интересный проект по маркировке одежды. Первоначальный сток маркируем мы, например, в случае с шинами подбираем клеевой слой, чтобы невозможно было оторвать. Что касается одежды, она приходит уже маркированная, а мы отправляем данные в «Честный знак». Вся маркировка проходит через ЭДО, всё заносится в систему сразу. При любом перемещении или отгрузке продукции сканируется штрихкод конкретного товара/позиции и отражается в WMS. ТСД — обязательный инструмент кладовщика.

Вы используете электронный документооборот?

Конечно, используем. Кроме того, мы делали его для наших клиентов. Причем не только счета-фактуры, акты и накладные, но и МХ 1, МХ 3, которые оформляются автоматически при перемещениях и отгрузках.

Для клиентов у вас есть веб-решения. Что это такое?

Крупным клиентам мы предоставляем прямой доступ к нашей WMS-системе. Клиент сразу же может видеть остатки, может в реальном времени сделать заказ на перевозку той или иной продукции из одного города в другой. Знает, в каком городе, на каком складе находится товар и сколько его осталось. Повторю, что большинство клиентов сейчас делает акцент на интеграцию со своими системами, через которые отправляет нам заявки.

Есть ли мобильное решение для перевозчиков?

Есть своя разработка на платформе "1С", интегрированная с нашей TMS-системой. Водитель получает заявку, по какому маршруту нужно отвезти товар. За конкретными зонами закреплены определенные водители, маршруты тоже составлены, и они не меняются. Так что приложение достаточно простое. В течение года добавляются клиенты, и если будет потребность в расширении функционала, то мы, конечно, сделаем, опыт у нас есть.

Ваша компания предлагает заказчикам сотрудничество по модели FBS. Какие задачи решает ИТ-департамент в реализации этого направления?

Фулфилмент — это наше новое очень востребованное направление, не могу раскрывать все карты, но мы готовим революцию на рынке, и основная часть касается именно ИТ. По сути фулфилмент — это доставка до конечного потребителя, причем неважно, от маркетплейса или от производителя. А также возврат и получение денег за товар, в случае оплаты при получении. Из ИТ-задач — интеграция с интернет-магазинами, с маркетплейсами и курьерскими компаниями.

Как вы взаимодействуете с контрагентами на уровне ИТ-систем?

Мы гибко подстраиваемся под клиента, для нас неважно, какие технологии применяются. Совсем недавно мы одновременно интегрировались с «Лукойл» и МТС, при этом требования к хранению, доставке, как вы понимаете, совершенно разные. На бензозаправки доставляем масла и аналогичные товары ГСМ производства «Лукойл». Также возим эти товары в розничные сети «Ашан», «Метро» и другие. В крупных сетях есть свои особенности документооборота и складирования. Все это учитывается при интеграции.

Роботизация, искусственный интеллект, большие данные. Что из перечисленного вы используете?

За последние несколько лет мы накопили большое озеро данных, и по мере необходимости предоставляем аналитику нашим клиентам. Делаем специальные дашборды, на которых можно увидеть все движение товаров. А что касается роботизации складов, пока экспериментируем в этом направлении, за этим, конечно, будущее. Возможно, попробуем арендовать складские роботы, чтобы товар можно было подбирать без участия людей. Здесь вопрос в окупаемости. Потому что изначально это очень большие вложения. Разумеется, на складе также нужно обеспечить определенную инфраструктуру, стабильное покрытие Wi-Fi, разметки и соответствующие стеллажи, но это перспективное направление, и мы его планируем развивать.

Какие проекты реализованы вами в 2020–2021 годах?

Наша ИТ-стратегия рассчитана на три года: мы запустили документооборот, новую BI-платформу, новую интеграционную платформу. Долго выбирали BI и в итоге остановились на «1С Аналитике». Думаю, что не ошиблись. Порадовало удобство внедрения: наши программисты 1С разобрались с системой буквально за один день и быстро все настроили. Система складывает данные из разных мест в единое хранилище, и дальше на мобильном устройстве или в браузере осуществляется визуализация. Мы предоставляем решение нашим клиентам как внешний сервис, но в основном оно предназначено для внутреннего пользования, для руководителей. Это любая отчетность в разных разрезах в реальном времени.

Каковы стратегические направления развития ИТ-систем вашего предприятия?

В первую очередь — это омниканальное взаимодействие с клиентами. Мы запускаем проект My LogLab. Его задача — предоставить клиенту полезный сервис, чтобы он мог управлять перемещениями своих товаров с любого устройства. Кроме того, как я уже сказал, в планах новая WMS-система и обновление TMS.

Пандемия поменяла и формат работы многих предприятий. Практикуете ли вы удаленную и гибридную работу?

Да, мы были готовы к такому формату и буквально за несколько дней перевели офис на удаленную работу. Всем, кому было нужно, организовали удаленные рабочие места. Сейчас используем гибридный режим. Сегодня часть офиса работает удаленно, люди в течение недели меняются. Однако склад не может работать «удаленно», поэтому и ИТ-поддержка работала на складах даже в пандемию.

Похожие статьи