УправлениеГоссектор

Павел Пугачев: «Статистика собиралась раз в год. Можете сейчас такое представить?»

Дмитрий Виноградов | 02.11.2020

Информационные технологии в медицине ждут и врачи, и пациенты. Изменения в законодательстве, как уже произошедшие, так и те, которые мы ожидаем в ближайшие месяцы, снимают часть барьеров как для операторов телемедицины, разработчиков высокотехнологичных девайсов и интеллектуального ПО, так и для администраторов медицинских учреждений. Но, давайте скажем откровенно — потребовалась проблема уровня эпидемии, от которой нет лекарства, чтобы произошли такие крупные перемены, о которых мы говорили с заместителем министра здравоохранения Российской Федерации Павлом Пугачевым.

Да, Covid показал, что сотрудничество и синергия с разработчиками, правительством и представителями системы здравоохранения могут немедленно призвать всю мощь технологий, чтобы помочь замедлить распространение COVID-19. Но есть и другой вывод: Система здравоохранения крайне консервативна с точки зрения регулирования, и даже врачи не готовы пользоваться технологиями, если это не вызвано крайней необходимостью.

Есть существенное отличие между исследованиями и их практическим применением. Многие решения, такие как искусственный интеллект, имплантированные устройства для сбора данных о самочувствии человека, автоматическая передача этих данных плохо сочетаются с существующими медицинскими системами и общепринятыми понятиями. В своем интервью заместитель Министра рассказывает о технологиях, которые были внедрены в считанные дни на волне вируса, и говорит о инновациях, которые нужны медицине уже сегодня, но пока не используются. Хотелось бы верить, что одной пандемии достаточно, чтобы сделать правильные выводы о балансе, между инновациями и приверженностью к традициям.

Вы работали в Администрации Президента. Сейчас – в Министерстве здравоохранения. Как вам «на передовой»?

Я переместился «в поля». И рад этому, потому что моя нынешняя должность предоставляет мне больше возможности для реализации проектов, которые могут быть полезны людям. Врачи и учителя – люди, которые сопровождают нас всю нашу жизнь. Вот почему это чувствительная сфера. Если мы делаем что-то хорошее для врачей и медицины, это затрагивает множество людей.

Впервые я столкнулся с ИT-проектами для Минздрава еще в 2011 году, когда работал в Министерстве связи (сейчас это Минцифры России). Тогда мы вместе с Минздравом подготавливали концепцию единого цифрового контура в здравоохранении, которая была утверждена в 2011 году. Затем, в 2017 году, работая в Администрации Президента, занимался вопросами законодательного регулирования телемедицины. Сейчас мне предстоит развивать и эти, и другие проекты.

Мне кажется, за прошедшие годы мы заложили хороший фундамент. Подключили к Интернету все медицинские организации, а сейчас подсоединяем последние фельдшерско-акушерские пункты. Сегодня трудно найти медицинское учреждение, где не ведутся электронные карты. У каждого человека есть электронная медицинская карта в одном или другом медицинском учреждении. Один из важных шагов, которые пора уже сделать, – отказаться от бумажных медицинских карт и перейти на цифровые. Сейчас на регистрации в Минюсте находится документ, принятый нами в августе. Как только Минюст его зарегистрирует, мы создадим все условия, чтобы освободить врачей от лишней бумажной работы. 

Второй очень важный параметр цифровой зрелости нашей отрасли – преемственность медицинской помощи, которую мы создаем на федеральном уровне. Например, человек берет от поликлиники направление в больницу, и врач больницы автоматически получает доступ к его медицинской карте. Когда пациент покидает больницу, его электронная медицинская карта возвращается к участковому врачу. Это та целевая модель, которой мы следуем, и важно, чтобы она распространилась и на частную медицину, и на врачей, оказывающих экстренную помощь. И сам человек безусловно должен иметь доступ к своей медкарте, чтобы получить заключение специалиста, консультаций и так далее.

Павел Сергеевич, мы не можем обойти стороной коронавирус.

COVID-19 сам не дает нам его обойти, он нас не покидает.

Если бы не информационные технологии…

Разумеется, если бы не информационные технологии, нам было бы гораздо сложнее с ним бороться. Но существует и обратный эффект. Медицина, при всей ее технологичности, достаточно консервативна. Эта пандемия показала, что сбор и обмен информацией, который устраивал нас в здравоохранении еще год назад, сильно отстает от запросов времени. Я скажу только об одном факте. Прежде статистика заболеваемости по стране собиралась один раз в год. Можете сейчас такое себе представить?

Мы внедрили инструменты оперативного мониторинга коечного фонда, обеспеченности кадров. За короткий период обучили полтора миллиона медицинских работников – у нас в стране не было столько анестезиологов, инфекционистов, не все знали, как работать в «красных зонах». Прямо на старте COVID-19 мы создали регистр заболевших, который учитывал не только лабораторно подтвержденный коронавирус, ведь не всегда он проявлялся по результатам анализов, но и был виден по клинической картине. В соответствии с рекомендациями ВОЗ мы ввели два диагноза – U07.1 (лабораторно подтвержденный) и U07.2 (по клиническим признакам). Уже в середине апреля все больницы, работавшие с этим вирусом, нам оперативно предоставляли соответствующую информацию. И вот результат – когда в одном из регионов ситуация «вспыхнула», мы за пару дней отправили бригады опытных врачей из других регионов, помогли на месте спланировать работу, предоставили все необходимое оборудование, наладили лабораторные исследования, тесты и все остальное. 

Коронавирус не только подстегнул развитие ИТ, но и отношение к технологиям. Я не буду лукавить, раньше большинство чиновников не воспринимало информацию без подписи министра. Теперь ситуация коренным образом изменилась. Сегодня оперативный отчет – руководство к действию.

Другим следствием стала регистрация вакцины. Вы знаете, что она была зарегистрирована в сжатые сроки; регуляторика в связи с COVI В-19 тоже была скорректирована. Одним из условий выпуска препарата в гражданский оборот был учет всех случаев вакцинации. Как это организовано сейчас? Сразу после принятия вакцины в личный кабинет человека приходит уведомление и ему предоставляется онлайн-дневник на ЕПГУ для самонаблюдений. Понимаете, это не просто механизм сбора данных. Это первый случай, когда за счет сбора данных по применению препарата мы можем ускорить вывод новых продуктов на рынок, минимизировать риски и оперативно реагировать на любые изменения.

Могу сказать, что это мировой тренд. Если посмотреть на кривую Гартнера, видно, как коронавирус подстегнул технологии слежения за своим здоровьем. 

Что приводит нас еще к одному тренду – использование больших данных и искусственного интеллекта. Запрос со стороны медицинского сообщества к искусственному интеллекту огромен.

Но, насколько я понял, данных сейчас собирается огромное количество!

Узким горлышком сейчас является верификация датасетов. В медицине разница между просто данными и верифицированными данными – огромна. Когда у нас будут датасеты, которым можно доверять в медицине, мы создадим фабрику данных и будем передавать их организациям, которые смогут внедрять на рынке решения на их основе. Да, у нас есть такие данные по COVID-19, но сказать, что они есть и по другим основным заболеваниям, мы пока не можем.

Какую роль в этом процессе вы отводите Министерству здравоохранения?

Мы возьмем на себя стандарты, верификацию и регуляторику. И постараемся, чтобы приоритетный доступ к этим исследованиям был у российских компаний.

Что придало бы ускорение этому процессу?

Я приведу пример. У нас есть реестр медицинских организаций. Мы с коллегами из «Яндекса» сейчас обсуждаем, что было бы взаимовыгодно, если бы мы наладили обмен информацией для развития этого реестра, увеличения объема сведений в нем. Убежден, что такая синергия поможет и Министерству, и бизнесу. Мы ожидаем, что бизнес и граждане смогут помочь нам создавать новые сервисы.

Предстоит еще многое сделать, в том числе в области законодательства, чтобы подобные проекты стали возможны, но это верное направление.

Давайте представим, что прошло несколько лет. Какие сервисы в области информационных технологий вы хотели бы видеть в медицине?

Прежде всего, чтобы у нас как можно скорее появилась преемственность медицинской помощи, о которой мы говорили вначале. Когда электронная медицинская карта будет доступна нужному врачу в нужное время, это спасет множество жизней и качество медицинских услуг станет на порядок выше. Я очень хочу, чтобы через пять лет это было доступно как минимум в 80% медицинских учреждений.

Второе – нужно, сделать доступным и массовым применение дистанционных технологий для мониторинга состояния здоровья пациентов с хроническими заболеваниями, находящихся на диспансерном наблюдении. Удаленная диагностика и корректировка лечения у таких пациентов станет большим прорывом.

Третья история – искусственный интеллект. Он никогда не заменит врача, но в простых случаях, когда информации достаточно, он может быть рядом с медицинским работником.

Еще одна область, в которой должны произойти серьезные перемены в течение 5–10 лет, – доступность медицинских устройств, помогающих собирать информацию о состоянии человека. Они могут быть имплантированными или носимыми, но целый ряд параметров, таких как давление, пульс, температура, уровень кислорода в крови и многие другие, могут собираться незаметно и нативно. Мы сможем выявлять на ранней стадии даже онкологические заболевания. И сохраним огромное количество жизней. Российская медицина вместе со всем миром работает над тем, чтобы в этих направлениях мы добились решающего успеха в ближайшие годы.

Mедицина

Горячие темы: Цифровое министерство

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 10/2020], Подписка на журналы

www.youtube.com

Мысли вслух

Как бизнес и учебные заведения адаптируют образование к новым реалиям экономики?
Попробуйте представить ощущения, когда ты занимаешься, вроде бы, прорывными вещами, а тебе объясняют "это, парень, тенденция вчерашнего дня".
Возникает понятное желание поразбираться, иногда на это нужны несколько лет.
Как культура поведения удаленных пользователей влияет на кибербезопасность организации

Компании сообщают

Мероприятия