Российский рынок программных роботов

Логотип компании
Российский рынок программных роботов
После сбоев в работе предприятий, вызванных пандемией COVID-19, возрос интерес к роботизированной автоматизации процессов (RPA). В результате мировой рынок ПО и услуг RPA будет составлять $20,1 млрд в 2030 году по сравнению с $4,8 млрд в 2021 году (согласно данным GlobalData, ведущей компании по обработке данных и аналитике).

С началом СВО практически все зарубежные вендоры ушли из России, это привело к серьезным изменениям на рынке программных роботов. Мы спросили участников виртуального круглого стола как они оценивают изменения, произошедшие на этом рынке.

Что изменилось на российском рынке программных роботов (RPA) после ухода зарубежных вендоров?


Елена КРУТОВЕРЦЕВА, руководитель направления PRA-решений, компания «Марвел-Дистрибуция»:

Елена КРУТОВЕРЦЕВА, руководитель направления PRA-решений, компания «Марвел-Дистрибуция»:

«Отечественный рынок RPA, несмотря ни на что, продолжает активно развиваться. Большинство российских компаний, которые ранее использовали иностранные RPA-решения, сейчас тестируют отечественные платформы. Есть те, кто уже определился с вендором и сейчас находится в стадии перехода на российское решение. В целом это очень подстегивает отечественных производителей быстрее развиваться и скорее добавлять новую функциональность в свои RPA-решения. Сейчас мы наблюдаем высокую конкуренцию среди российских лидеров программных роботов, каждый из которых пытается занять свою долю рынка за счет миграции клиентов с зарубежных RPA-платформ. Мы также видим интерес к теме RPA у тех компаний, которые до этого никогда не использовали программных роботов. Если весной мы наблюдали некоторый спад спроса и многие компании не готовы были рассматривать новые решения для оптимизации своих бизнес-процессов, то к концу лета количество запросов на пилотные проекты снова увеличилось».

Николай БУЛАНОВ, директор по консалтингу компании PIX Robotics:

Николай БУЛАНОВ, директор по консалтингу компании PIX Robotics:

«Рынок RPA в России начал функционировать полноценно, наверно, в конце 2016 года, и пока далеко не все компании используют программных роботов, но тенденция хорошая. Enterprise-компании уже распробовали возможности и эффективность RPA-платформ, а уход зарубежных вендоров, таких как UiPath и Blue Prism, дал дополнительный мощный толчок для развития отечественных решений. С точки зрения клиентов, первым делом они пошли в роботизацию ОЦО, автоматизацию рутинных процессов в бухгалтерии, HR и делопроизводстве. Крупные компании смотрят уже и в сторону роботизации профильных направлений».

Илья ЕГОРОВ, ведущий разработчик RPA компании CARCADE:

Илья ЕГОРОВ, ведущий разработчик RPA компании CARCADE:

«С момента ухода UiPath фокус интереса ожидаемо сместился на отечественные платформы. Их представлено на рынке сразу несколько, причем каждая по-своему интересна. Стоит отметить, что все они однозначно закрывают базовый функционал RPA, привычный нам по западным решениям. При этом каждая платформа старается привнести какую-то свою уникальную «фишку». Кто-то делает упор на функционал, связанный с безопасностью, кто-то привлекает дешевизной лицензий. В платформе PIX, например, понравился встроенный BPM- движок с возможностью мониторинга почты на стороне управляющего ПО: лицензия робота на такой мониторинг не тратится, робот работает, только когда это нужно».

Александр РУДНЕВ, управляющий партнер компании OmniLine:

Александр РУДНЕВ, управляющий партнер компании OmniLine:

«На мой взгляд, у российского рынка программных роботов высокий потенциал. Почему так? Во-первых, в последние годы бизнес бурно занимается автоматизацией. Количество информационных систем в компаниях постоянно растет и уже стало настолько большим, что без их интеграции в какую-то единую рабочую среду эффективность бизнес-процессов начинает падать. По своим клиентам мы видим, что сотрудники компаний работают зачастую не в паре приложений, а у них 5-7 интерфейсов и значительная часть работы в них сводится к повторяемым операциям. Во-вторых, ИТ-ресурсы дорожают. Специалисты постоянно в дефиците и загружены. И на задачи, связанные с интеграцией приложений, с роботизацией типовых операций, у них не хватает времени. В некоторых случаях бизнес ждет нужного функционала годами, а ИТ-специалисты сосредоточены на основных приложениях компании».

Павел БОРЧЕНКО, генеральный директор ROBIN RPA:

Павел БОРЧЕНКО, генеральный директор ROBIN RPA:

«Рынок сейчас претерпевает значительные изменения. Уходят крупные зарубежные игроки, вырос спрос на российские платформы. При этом большинство отечественных вендоров выбрало одинаковый вектор – копировать зарубежные платформы, которые использовались или еще используются у заказчиков. Это хорошо в данный момент – клиенты, у которых уже есть центр экспертизы и уже обученные специалисты, видят знакомые интерфейсы и подходы и легче соглашаются на переход. Минус такого подхода в наследовании проблем и зависимостей, которые есть у данных платформ. Дело в том, что международные лидеры рынка сформировали свои платформы более 10-15 лет назад и используемые в них технологии сейчас уже устарели, обладают рядом уязвимостей. В то же время мировой рынок RPA развивается достаточно быстро – анонсируются кроссплатформенные решения, переход от настольных приложений в Web, инструменты для комплексной роботизации процессов. Возможно, после насыщения российского рынка копированием того, что было сделано ранее, данный вектор развития также окажется в фокусе».

Илья КОЧЕТОВ, директор по технологическому развитию, компания «Рондем»:

Илья КОЧЕТОВ, директор по технологическому развитию, компания «Рондем»:

«То, что сейчас происходит с российским рынком RPA, можно, не стесняясь, назвать «подарком судьбы». Крупнейшие компании России и других стран СНГ уже очень давно обратили внимание на программных роботов, но до недавнего времени рынок был поделен между зрелыми западными платформами, не дававшими нашим отечественным разработкам показать себя в полной мере. Теперь ситуация изменилась и формируется список лидеров среди российского ПО, которые в следующем году станут диктовать «моду» и определять, как будут жить и развиваться наши роботы».

Константин АРТЕМЬЕВ, генеральный директор Sherpa RPA:

Константин АРТЕМЬЕВ, генеральный директор Sherpa RPA:

«По темпам органического роста российский рынок RPA даже опережает международный рынок: по нашим оценкам, это порядка 35% в год. Драйверами роста выступает крупный бизнес. СМБ-клиенты только начинают узнавать о существовании RPA, хотя, на наш взгляд, именно они будут основным драйвером роста в перспективе трех-пяти лет».

Александр БОЧКИН, генеральный директор компании «Инфомаксимум»:

Александр БОЧКИН, генеральный директор компании «Инфомаксимум»:

«Раньше, до начала всем известных событий, многие компании использовали известные зарубежные решения, предпочитая работать с привычными и удобными системами. Сейчас же ситуация меняется, внимание к локальным вендорам очевидно. Плюсы – ниже цена, отсутствие волнений, связанных с уходом компании из страны и отказом в поддержке, покупкой лицензий и т. д., кастомизация под отечественные реалии. Видел мнение, что через два года 90% текущих пользователей RPA перейдут на отечественный софт. Склонен с ним согласиться. Есть спрос – будет предложение. Уже есть».

Какие процессы роботизируются в первую очередь?


Илья Егоров (CARCADE):

Илья Егоров (CARCADE):

«В первую очередь рассматриваем рутинные процессы, роботизация которых даст максимальное высвобождение трудового ресурса.
Также берем в работу и «срочные» процессы, реализация которых напрямую влияет на доходность компании. Роботизация тут чаще играет роль временного решения, позволяя получить экономический эффект «сразу», в то время как ресурс команды разработки оперативно выделить далеко не всегда получается».

Александр БОЧКИН («Инфомаксимум»):

Александр БОЧКИН («Инфомаксимум»):

«Роботизируют процессы или операции, которые соответствуют следующим условиям: а) они рутинные, то есть повторяются часто и многократно; б) они регламентированы, то есть выполняются согласно четким инструкциям. Всё это делается для повышения скорости обработки информации, снижения ошибок».

Николай БУЛАНОВ (PIX Robotics):

Николай БУЛАНОВ (PIX Robotics):

«В первую очередь это ОЦО (общие центры обслуживания) — и здесь HR и бухгалтерия. Это то, с чего стоит начинать внедрение RPA и где сразу виден эффект. А также всё, что касается обслуживания сотрудников: оформление отпусков, больничных, разнообразных справок и пр. Кроме того, автоматизируют процессы при приеме и увольнении сотрудников: например, внести в систему, дать доступы к разрешенным приложениям и документам, назначить встречи с командой, подготовить нужные справки и обходные листы и т. д. В идеале цифровой сотрудник может взять на себя до 80% текучки HR-специалиста. В бухгалтерии похожая ситуация, так как тоже много однотипных задач — закрывающие документы, акты сверки, валютный контроль, работа с дебиторской/кредиторской задолженностью и пр. Если автоматизировать даже небольшую часть таких задач, любой бухгалтер скажет спасибо».


По мнению Елены КРУТОВЕРЦЕВОЙ («Марвел-Дистрибуция»), сейчас активно работает порядка 10-12 российских вендоров RPA и их количество продолжает расти. Наш рынок покинули все иностранные вендоры RPA. «Марвел-Дистрибуция» сотрудничает с несколькими сильными российскими RPA-платформами, однако дистрибьютор с интересом наблюдает и за другими игроками.

Перед тем как осуществить миграцию с зарубежных платформ, нужно вначале определиться с российской RPA-платформой. У каждой из них есть свои сильные стороны, и нужно выбрать, какая подойдет больше всего по совокупности факторов. Обычно заказчик тестирует у себя от двух до четырех решений. Этот путь можно сделать короче, если обратиться к дистрибьютору, который может рекомендовать партнерам и их заказчикам, какие платформы стоит рассмотреть с учетом особенностей их бизнес-процессов.

Обычно зрелость рынка можно безошибочно определить по небольшому числу крупных игроков после череды покупок и разорений. За последние пару лет произошло множество приобретений RPA. По данным GlobalData, в период с 2014 по 2021 год было заключено 159 сделок слияния и поглощения, связанных с RPA, причем 2021 год стал рекордным.

Илья КОЧЕТОВ («Рондем») по этому поводу отмечает, что на западном рынке RPA эта ситуация, скорее всего, подходит к логическому завершению. С одной стороны, игроков много: большинство крупных ИТ-компаний создали или купили себе компетенцию в роботизации, сформировалась устойчивая тройка лидеров – UiPath, Blueprism, Automation Anywhere. Есть и перспективные аутсайдеры – Kryon, Nice, а также компании, стремительно приобретающие клиентов и репутацию. Например, Microsoft, которая имеет серьезные шансы войти в лидеры. Но при этом тяжелая экономическая ситуация, скорее всего, приведет к тому, что мелкие игроки с рынка уйдут или будут поглощены. Вполне возможно, что и положение лидеров будет не таким устойчивым, каким оно казалось год-два назад. В качестве примера г-н Кочетов назвал поглощение Blueprism компанией SS&C. «У нас еще рано говорить о подобных процессах. Наоборот, мы видим выход на постоянный рынок новых платформ. Это и продукты от гигантов отечественного рынка, таких как Сбер, и от более нишевых игроков, например Roomy Bots», ­– пояснил он.

По мнению Николая Буланова (PIX Robotics), рынок RPA в России пока незрелый — как со стороны клиентов, так и со стороны вендоров. При этом он активно развивается и крупные компании на своем примере показывают, как внедрение роботов ускорят цифровизацию. Сейчас около 10 российских вендоров борются за клиентов, и в течение двух-трех лет выделятся основные игроки и начнется фаза масштабирования. Если посмотреть на западный рынок, где если не 100% клиентов, то большая часть поделены между основными RPA-платформами, роботизация перешла от количественного к качественному развитию, когда вендоры развивают центры компетенций внутри клиентов, к чему российские вендоры придут через один-два года.

По представлению Павла БОРЧЕНКО (ROBIN RPA), до февраля этого года 70% рынка RPA принадлежало зарубежным платформам. Сейчас почти все клиенты зарубежных платформ заняты поиском аналога, и мы видим, что присутствие российских RPA в крупных компаниях растет. Хотя наблюдается и то, что сделки заключаются существенно меньшего объема как по количеству лицензий, так и по их стоимости.

Количество отечественных вендоров также до сих пор увеличивается из-за повышенного внимания к теме и низкого порога входа, так как базовые RPA-функции достаточно просто воспроизвести за счет наличия готовых фреймворков.

По мнению Николая БУЛАНОВА (PIX Robotics), экономический эффект от применения технологий и внедрения программных роботов считается в основном по FTE (Full-Time Employee) — это полная штатная единица. То есть какой объем работы выполняет цифровой сотрудник и сколько бизнес-часов освобождается, чтобы человек мог выполнять более интересные задачи. А FTE уже приравнивается к заработной плате. Таким образом автоматизируется бизнес-процесс или его часть, переводя эффективность в денежный эквивалент, то есть эффективность легко показывать в конкретных цифрах.

Кроме экономического эффекта, важно учитывать и другие аспекты. Например, робот не совершает ошибок, связанных с человеческим фактором, и может работать даже ночью. В итоге, например, компания вовремя и без ошибок подает отчетность и избегает штрафов от регуляторов. И еще один важный эффект, который многие забывают, это изменение операционной модели. У руководителей отделов огромное число задач по контролю за сотрудниками и качеством их работы. Роботизация же помогает снять, хотя бы частично, эту нагрузку, давая руководителям дополнительные часы для принятия управленческих решений.

По словам Ильи КОЧЕТОВА («Рондем»), в его компании используют методологию Primo ROM (Robotic Operational Model), говоря про ROI, и ориентируются на следующие «монетизируемые» показатели: оптимизацию ФОТ, ускорение сквозных бизнес-процессов и уменьшение количества ошибок в сквозных бизнес-процессах, естественно, с учетом специфики конкретной автоматизации. «С точки зрения TOC, у роботов всё достаточно стандартно: стоимость разработки и поддержки является основным критерием. За счет достаточно низкой стоимости лицензий чаще всего эти расходы составляют не более 20% от стоимости робота. В Primo RPA-расчет экономического эффекта является самой важной задачей при выборе процессов для автоматизации» – резюмирует г-н Кочетов.

(Продолжение следует)

Опубликовано 09.09.2022

Похожие статьи