УправлениеИТ в бизнесе

Новое средневековье: дети на работе

Дмитрий Русов, Павел Потеев | 29.12.2017

Новое средневековье: дети на работе

Университетское образование перестало быть входным барьером для целого ряда профессий, в том числе в ИТ

В Средние века существовали «карьерные траектории» и лифты для тех, кому благосостояние не светило по праву рождения. Служение церкви было типовым способом выбраться из ловушки социальной страты, места жительства, уровня достатка. Однако были и другие пути.

Передача мастерства

Помимо наемничества, обогащения в крестовых походах и не для всех приемлемого сценария пойти в пираты или бандиты, существовал еще один социальный лифт — освоение профессии. Ювелиры, живописцы, кузнецы, строители — повсюду имелись степени и уровни, цеха, способы передачи знаний, свои секреты. В интересах молодых было научиться ремеслу, дающему доход, уважение и по возможности защиту от людей с оружием и статусом. Свой интерес преследовали и наставники — любому мастеру нужна рабочая сила для расширения деятельности, передачи знаний и наработок и продолжения дела. Так появились гильдии, сообщества мастеров с выстроенной системой отбора, подготовки и продвижения.

Со временем механизмы передачи знаний совершенствовались, приобрели массовость и заняли важное место в развитии общества. Светские университеты стали прямыми наследниками монастырей и иезуитских школ. Университеты можно считать своеобразным видом гильдии. Модель оказалась настолько эффективной и жизнеспособной, что с незначительными изменениями дожила до наших дней. Факультеты заняли место мастерских, дипломные работы выполнялись вместо шедевров, изготовление которых означало переход из подмастерьев в мастера.

Модель университетов более-менее работала до третьей, информационно-промышленной революции. Тогда была уверенность, что знания и навыки, полученные в университете, прослужат на протяжении всей трудовой деятельности. Времена изменились. Фраза «Забудьте все, чему вас учили в вузе» не нами придумана, но она — свидетельство того, что что-то пошло не так.

Качественный переход

Тезис про «забудьте» — это в полной мере об информационных технологиях, где проявилось сразу несколько тенденций: быстрое появление и устаревание знаний, стремительное возникновение и исчезновение экосистем (попробуйте сейчас, в 2017 году, сформировать рабочую группу из программистов Cobol либо Delphi). Учебный план новой ИТ-специальности может потерять актуальность к первому выпуску. Сопоставим цифры: бакалаврское обучение длится четыре года, при этом редкая компания строит свои перспективнее ИТ-стратегии более чем на два-три года. Не говоря о том, что период пересмотра самих бизнес-стратегий тоже радикально сократился.

Усложним картину: ключевые игроки отрасли (а их немного) жестко формируют свои экосистемы и профессионал, желающий преуспеть в работе, вынужден становиться специалистом по экосистеме (или даже ее части). Пример — SAP HANA или серверные приложения Microsoft. Чем глубже погружение в экосистему, тем сложнее выход и переход в другие области.

«Ловушка экосистемы» не главная проблема. Шесть лет и даже четыре бакалаврских года — просто много, и для старта не нужен столь продолжительный срок обучения, что постоянно и подтверждает окружающая нас действительность.

Глобальная консалтинговая компания отменила требование к наличию высшего образования при найме (мы говорим о knowledge workers, экспертах, консультантах). Предметные знания любого уровня глубины доступны в Интернете, барьеры для их получения — доступ в Сеть, знание языка и желание.

------------------------------------

Иногда тенденции имеют противоположный знак

1. Есть две школы подготовки летчиков — советская и американская. Советская: получение полного профильного высшего образования по авиации. Американская: берем человека с любым высшим образованием и интенсивно гоняем только по необходимым предметам.

2. В некоторых областях, например, в медицине, наличие профильного высшего образования является лишь «входным билетом» в профессию, а настоящее обучение начинается уже после получения необходимой базы знаний и навыков.

-------------------------------------

Университетское образование перестало быть входным барьером для целого ряда профессий, в том числе в ИТ.

Привлечение к решению производственных задач студентов третьего-четвертого курса становится нормой, а ИТ-компании всерьез присматриваются к школьникам, рубящимся на программерских олимпиадах. В дисциплине Data Science часто в требованиях к претендентам явно указывается участие в конкурсах, проводимых на площадке Kaggle.

Крупнейшие компании — разработчики ПО систематически приглашают школьников на экскурсии. Знакомятся, ждут, присматривают, привлекают новых сотрудников.

Кандидат на вылет

Все чаще студенты не видят ценности в прослушивании лекций. Звено цепи, не выполняющее свою функцию, быстро замещается конкурентами — это универсальное правило. В нашем случае в зоне риска вузы. И компании, и выпускники ищут и находят пути обхода. Нельзя сказать, что руководство университетов спокойно наблюдает за ситуацией. Они не в вакууме находятся и видят те же самые тенденции. Ищут пути «переизобрести» себя, соответствовать изменившейся реальности. Но университетское образование — вещь не из дешевых, а непрерывная адаптация программ также стоит дорого, процессы в высшей школе очень консервативны.

По сравнению с классическими университетами корпоративные учебные структуры адаптируются быстрее. Они в меньшей степени скованы историческими традициями, нормами законодательства. Кроме того, принадлежность учебного заведения к корпорации либо группе компаний дает сразу несколько преимуществ, а именно постоянное выявление и уточнение потребностей организаций, практическое применение учебных наработок, более высокий уровень доверия.

Экосистема: стратегии участников

Выпускник

Начнем с молодых людей, на этапе выбора вуза принимающих решение «кем быть». Или выбирать следует гораздо раньше? Важное для родителей: процесс выбора изменился. Интернет-ресурсы позволяют посетить не три дня открытых дверей в близлежащих университетах, а двадцать на трех континентах (единственный порог — знание языка). В сетевых сообществах школьники общаются с выпускниками прошлых лет: как развивается их карьера и как работают полученные в университете знания.

При выборе специальности абитуриенты просчитывают риски вытеснения людей роботами и автоматикой. Это приводит к более осознанным решениям, чем в случае мам, стремящихся «отдать детей в программисты» любой ценой (кстати, это «программисты» здорово похоже на востребованную гильдию). Мы не раз рассказывали мамам и завтрашним абитуриентам про особенности сочетания профессий и типов личности, и что «программист» — это хорошо, но строго не для всех.

Абитуриенты стараются предсказать спрос на рынке труда. Централизованного планирования больше нет, но ответим на простой вопрос: могут ли школьник и его родители понимать тенденции развития индустрии или хотя бы одного-двух направлений внутри индустрии? И желательно на 5–7 лет вперед.

Это понимание требует не просто опыта работы в индустрии, а осознанного интереса к тенденциям. На практике — это систематическая работа с источниками, такими как «Гартнер», BCG, McKinsey, Forrester, информация о ключевых экосистемах. Сама работа с ними предполагает серьезную подготовку.

Такой подготовкой могут обладать родители, и мы опять приходим к вероятности того, что сын или дочка будут заниматься тем, чем и папа с мамой. Или, наоборот, по принципу «не хочу, чтобы мой ребенок лез в это». Вы тоже подумали про гильдии? Мы — да.

А как завтрашнему абитуриенту оценить соответствие своего типа личности и будущей работы? Компании ему в этом не помогут — они лишь калибруют людей на входе. В то же время доступны серьезные инструменты тестирования, способные помочь в оценке и определении наиболее подходящих человеку областей деятельности.

Компания

Компании нужны сотрудники, способные моментально включиться как в повседневную работу, так и в непрерывное развитие. В поиск вкладываются серьезные средства, содержатся штаты кадровиков, привлекаются дорогостоящие хедхантеры, и этот поиск может занимать от недель (нижний уровень) до многих месяцев (топ-менеджеры и эксперты высокого уровня).

В ряде компаний данный вопрос решили радикально — развивают и продвигают своих, не принимая людей со стороны. В других — к сторонним людям относятся более лояльно, даже поощряют приток «свежей крови». Но и свои кадры растят в собственных учебных заведениях. Где-то готовят только рядовых сотрудников, а где и всех участников управленческой вертикали. Либо, как ИТ-компании, проводят мероприятия для школьников, хакатоны, стажировки, поддерживают стартапы на своих платформах. Подход используют и компании «традиционных» направлений, например, PepsiCo, которая поддерживает стартапы в области пищевой промышленности. Они действуют в партнерстве с «гильдиями» и создают свои.

Университет

Требования к подготовке новых мастеров приводят к построению новой системы. Гильдии наших дней трансформировались, приняли иной облик — теперь это корпоративные учебные центры и университеты компаний. Они работают самостоятельно либо в партнерстве с вузами. И конкурируют — с ними же и друг с другом.

-----------------------------------------------

Как и в Средние века, вузы можно рассматривать как отдельную гильдию, отдельное сообщество (студенческое братство, Gaudeamus). Вузы создавали свои ценности и новые знания. Видимо, в дальнейшем они прежде всего будут больше ориентироваться на подготовку исследовательских кадров и станут центрами развития фундаментальной науки (Гарвард, МИТ) и превратятся в мегакорпорации, и только потом будут готовить кадры. Главной же задачей станет создание новых знаний, которые отсутствуют в Интернете.

---------------------------------------------------

Университеты делают шаг навстречу и ученикам, и компаниям. Стенфорд выкладывает в открытый доступ б?льшую часть своих курсов для привлечения молодежи. Университеты ведут коммерческую деятельность в области образования и партнерствуют с бизнесом, тем самым повышая свою привлекательность для всех участников экосистемы.

Вполне возможно, дробление монолитного университетского обучения на части продолжится. Например, год теории — год практики. Ну а как один университет будет отличаться от другого, если знания общедоступны? Их продукт — новые знания, концепции, смыслы. Поэтому научно-исследовательское направление становится более «денежным», чем образовательное. Один из возможных сценариев в условиях конкуренции — диверсификация с фокусом на направлениях, в которых университет обладает большей компетенцией и более конкурентоспособен.

Почему университеты не переродятся в обычные R&D-компании? Потому что есть еще один участник экосистемы.

Государство

Государство, как над-корпорация, также нуждается в опытных и квалифицированных сотрудниках. Но если оно начнет само себе их готовить, то и получится... университет!

Горизонты планирования у государств дальше, чем у корпораций. Хотя есть корпорации, чей масштаб деятельности сопоставим с некоторыми странами. Не исключена ситуация, при которой государства и компании будут конкурировать за внимание и ресурсы ведущих университетов.

И самое важное, чем оно от корпораций отличается, — государство само устанавливает правила, которые помогут ему достигать долгосрочных целей. Оно может дирижировать первыми тремя участниками, задавая направления и создавая им конкурентные преимущества, в нужную сторону меняя законодательство. Те компании, которые следуют в русле госстратегии, получают возможность планировать дальше, чем те, кто этим пренебрегает.

Государственная политика в области образования и долгосрочное планирование и прогнозирование — то, что отличает современность от Средневековья. Да, произошел отход от университетских привилегий и вольностей, но принцип гильдии остался, пусть и в ином виде.

Стабильная турбулентность

New normal потребует от строящих карьеру того же, что и от компаний: сочетания долгосрочного планирования со способностью слышать тенденции, гибко подстраивать курс либо строить новый, не забывать о личных предпочтениях.

Стратегия сегодняшнего школьника: интересоваться тенденциями и прогнозами, участвовать в мероприятиях, которые проводят университеты и компании. Чем раньше его заметят, тем в более привилегированных условиях он будет при выборе дальнейшего пути развития и тем большие возможности ему откроются. Вход в профессию прямо из школы — реальность дня.

Модель гильдий в очередной раз оказалась жизнеспособной. Работа снова начинается с детства. А детство, в свою очередь, кончается. Для всех.

Темы:

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 12/2017], Подписка на журналы

Об авторах

Дмитрий Русов

Дмитрий Русов

Эксперт в области архитектуры, управления и жизненного цикла данных

Павел Потеев

Павел Потеев

Эксперт Центра подготовки руководителей цифровой трансформации ВШГУ РАНХиГС, член экспертного совета журнала IT Manager


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Мы много и часто говорим о том, что "ИТ меняют наш мир". Посмотрим, как это происходит в Китае с применением конкретных инструментов и затрагивает сотни миллионов человек.
Согласно прогнозам Gartner, к 2022 г. 75% организаций, использующих инфраструктуру как сервис (IaaS), будут реализовывать продуманную мультиоблачную стратегию, в то время как в 2017 г. доля таких компаний составляла 49%.
Все жалуются на нехватку времени. Особенно обидно, что его не хватает на самые важные вещи. Совещания, созвоны, подготовка внутренних отчетов, непонятно, насколько нужных, но которые начальство требует так, как будто это именно то, ради чего мы работаем.

Компании сообщают

Мероприятия

Митап про DataScience
ОНЛАЙН
29.07.2021
15:00
ТехноКлуб «Дефицит чипов: как выжить в новой реальности?»
Зеленоград, конгресс-центр ОЭЗ «Технополис Москва»
Бесплатно
04.08.2021
10:30
Международная конференция по информационной безопасности ZeroNights
Санкт-Петербург, Кожевенная линия, 40, «Севкабель Порт»
3 490 руб
25.08.2021
09:00–23:00
Конференция «Кадровый ЭДО: цифровизация на практике»
Москва, отель Метрополь, Театральный проезд, 2
25.08.2021
09:30–17:00