IT ManagerИТ в бизнесеЧто хочет бизнес

Прет-а-порте для ИТ

Ольга Попова | 25.12.2019

Прет-а-порте для ИТ

Повсеместное внедрение «цифры» в нашу действительность повлекло за собой глобальные перемены в бизнесе. С одной стороны – в механизмах передачи, хранения и защиты данных, с другой – в коммуникациях людей, в моделях их взаимодействия. Другими становятся и требования к инфраструктуре. Усиливаются рамки доверия к технологиям, процессам и продуктам. И, поскольку речь идет о «цифре», то и драйверами всех этих изменений выступают ведущие мировые ИТ-производители. О том, как прошел год для компании Fujitsu, что можно, а чего нельзя принимать на веру и как на протяжении стольких лет оставаться востребованной, рассказывает генеральный директор Fujitsu в России и СНГ Виталий Фридлянд.

Как изменились предпочтения ваших заказчиков? Что сейчас наиболее востребовано?

Довольно заметно стало появление проектов, базирующихся на гибридных решениях. Попробую объяснить простым языком. Часто это выглядит так: есть некая инфраструктура, некий зоопарк решений. С одной стороны, очень дорого их содержать и очень хочется уйти в облака, но с другой – есть понимание, что надо оставлять у себя и делать апгрейд какими-то стандартными современными системами, аппаратными средствами, программными средствами, то есть создавать чисто гибридные решения. Этот тренд появился в одном из каждых четырех новых проектов. Что касается малого и среднего бизнеса, здесь тоже наблюдаются перемены, связанные с сервисными предложениями в проектах, когда аппаратная, программная части и все приложения работают в рамках сервисной модели. Я бы сказал, это актуально для среднего бизнеса, а как будут развиваться события дальше – посмотрим.

Какие проекты для вашей компании были самыми сложными и интересными?

Мы – коммерческая организация, нам интересны любые проекты, приносящие прибыль и увеличивающие оборот. Из сложных проектов я бы отметил те, которые состоят не из однородных продуктов, где есть реальные инфраструктурные решения: и системы хранения, и клиентские устройства, и серверы, причем серверы разных приложений, и различные требования к разным частям инфраструктуры, и различные характеристики, которые могут сильно влиять на конфигурацию. Например, с аварийным восстановлением, disaster recovery. Такие, где есть очень интересные решения, связанные с совместимостью с другим «железом».

Расскажите подробнее о проектах.

Приведу пример. В одном проекте насчитывалось несколько очень тяжелых серверов, интересный нижний массовый уровень систем хранения, целая ферма этих систем хранения, в том числе ленточные библиотеки для архивации. Все это было задействовано на телекоммуникационную коммутацию и на использование специальной виртуализации, которая позволяла совмещать данную инфраструктуру с существующей инфраструктурой в другой локации, в другом городе.

А что, на ваш взгляд, здесь сложного было?

Я попытаюсь провести аналогию с реальным зоопарком. В зоопарке есть вольер, где находятся разные малыши. Когда туда попадает новый щенок какой-нибудь лисы или медвежонок, начинается притирка. Это называется совместимостью. Так вот, когда в существующий зоопарк решений, в действующую инфраструктуру надо что-то добавить, на удаленном расстоянии создать что-то новое и совместить все в непрерывном продуктиве, не останавливая работу, это очень непросто и всегда очень интересно.

Расскажите об идее «инновации, ориентированные на человека: с доверием к данным и технологиям». Ранее вы говорили, что доверие бывает разным. Можно об этом подробнее?

С точки зрения великого русского языка, я говорю без всякой иронии, слово «доверие» имеет очень интересный корень – «вера». И, наверное, здесь находится самое главное – база для рассуждений. Технологии создают технологии. Есть люди, есть типы доверия между ними, доверие одного к другому, к третьему, четвертому и так далее. Очень много комбинаций разного доверия между субъектами, но все основано на том, что мы в ИТ не должны создавать ситуацию, когда, например, одна технология противоречит другой, наносит вред обществу, планете, миру, и в первую очередь человеку. Конечно, это немного идеализм Айзека Азимова. Помните те самые четыре закона робототехники? Сейчас это вышло в практическую плоскость. Корень «вера» говорит о том, что некий субъект, условно технология А, доверяет технологии Б, с помощью которой была спроектирована. Биотехнологи доверяют тому, что делает машина с анализом данных. Что она улавливает правильные тренды и дает правильные заключения. Есть замечательная российская поговорка «куда кривая вывезет». Точка А всем известна. Технология X должна доверять технологии, которая помогает ей создаваться, – технологии Y. Нужно быть уверенным, что из точки А мы придем именно в правильную точку Б. Правильную от слова «право». И технология А должна верить технологии Б, которая ее создает. Это интересный момент, связанный с ИТ. Обратите внимание на то, что молодое поколение не умеет считать без калькулятора. В столбик они умножать не могут. То, что калькулятор считает правильно, просто принимается на веру. Точно так же мы принимаем на веру, что ИТ все делает правильно. А у меня, как у старого айтишника, это вызывает много вопросов.

Если подвести итог - какие типы доверия существуют?

Существует три типа. Первый – доверие между технологиями, второй – между людьми и технологиями, третий – доверие, которое образуется на промежуточных стадиях производства новых субъектов. Это могут быть продукты, технологии, отношения, процессы и многое другое.

В чем принципиальная разница с технологиями?

Технологии носят достаточно объективный характер. Производство электроэнергии основано на физических законах, где в цепочке появляется человек или некая аналитика, построенная на алгоритме, который не верифицирован. Если нет верификации, это может привести к очень серьезным осложнениям.

Давайте поговорим об искусственном интеллекте.

На одной из конференций я сказал, что интеллект не может быть искусственным. Он либо есть, либо его нет. За это на меня обиделись разработчики искусственного интеллекта.

И все-таки как решения с его использованием меняют бизнес, бизнес-процессы?

Есть различные механизмы. Они позволяют давать определенные ответы на определенные вопросы. Эти ответы могут генерировать воздействие, приводящее к самообучающимся системам, увеличивая так называемые способности системы создавать дополнительные ценности. Люди, воспитанные на диалектике Гегеля, понимают, что сегодня искусственный интеллект – это самообучающиеся системы, которые формируют дополнительные ценности. Они помогают трансформировать существующие бизнес-процессы, государственные процессы, транспортные процессы. Есть некие давно известные математические модели, возраста моего поколения. Например, теория массового обслуживания. Есть кибернетические законы, в которых существуют так называемые корректирующие звенья обратной связи, есть некие законы устойчивости по известным кибернетическим критериям. Когда это все соединили, то поняли, что можно в ИТ-среде создавать системы обучения, которые будут анализировать информацию, формировать новую информацию и воздействовать и переводить качество среды в новое качество. Можно называть это как угодно. Искусственным интеллектом, просто интеллектом. Но основное – там всегда присутствует человек. Потому что базовый алгоритм нейросети все равно должен создать человек. Именно он задаст входные данные. Что касается бизнес-процессов, конечно, они будут меняться. Известные банкиры выдают кредиты, используя решения с искусственным интеллектом. Но, честно говоря, не хочется дожить до момента, когда все бизнес-процессы, включая продажи, будет осуществлять искусственный интеллект. Что будет делать команда продавцов?

Какие основные проблемы и риски влечет за собой повсеместное внедрение AI?

Доверие. Это проблема – как обеспечить некий кодекс доверия. Это риск эффекта бабочки, риск случайных воздействий случайных факторов, которые могут разрушить систему. Это риск потери. Я бы назвал это, цитируя великого поэта, «риском потери дилетанта». Я боюсь, что мы потеряем широкий взгляд на вещи у людей. Потому что очень много рутинных вещей, которые составляют базу для творчества, будут потеряны. Как я уже говорил, люди сейчас разучились считать в столбик. Я боюсь, что мировоззрение будет меняться. Хорошо, когда виден свет в конце тоннеля, но в лабиринте его не видно. Я боюсь, что из-за того, что мы будем очень доверять AI в очень многих процессах, мы выплеснем ребенка вместе с водой. Есть какие-то базовые ценности, которые очень не хочется терять. Приведу простой пример. Живя за городом, мы в булочную ездим на машине, вместо того, чтобы пройти пешком пару километров. Это же определенная деградация. В итоге мы потеряем навыки. У нас будет изменяться физиология. Еще пример. Мне надо было проехать на юг Москвы. И я привычно использовал навигатор. Когда доехал, посмотрел, как мне возвращаться. Выключил навигатор и поехал по наитию, как езжу все 40 лет. Спустя 10–15 минут я не мог понять, в чем какая-то внутренняя неуютность. И понял: у меня выключен навигатор. Я знаю, куда ехать, но все равно мне не по себе – а вдруг впереди пробка?

Согласна. Мы привыкли к этому сервису, и очень сложно без него обходиться.

Еще пример с хлебом. Вот сейчас на прилавках куча нарезанных батонов в целлофановых пакетах. А я, будучи советским студентом, очень любил брать батон и от него откусывать на ходу. Пойди найди сейчас незапечатанный батон. И это все сделали технологии. Чем искусственный интеллект опасен? Это риск. Это повсеместное внедрение. Это будет внедрено потом в батоны. ИИ будет решать, какой толщины кусок хлеба я должен есть. И мои внучки никогда не получат удовольствия от откусывания батона, когда они идут из булочной пешком и доносят до дома половину.

Хорошо. Вернемся к вашей компании. Сейчас действительно время глобальных изменений на рынке. Что нужно делать, чтобы оставаться конкурентоспособной, как меняться и как это делает Fujitsu?

Шестнадцать лет руководить компанией в таком огромном регионе – это большая часть жизни. Что-то удается, что-то не удается. Но, конечно же, это больше, чем любовь, это жизнь. И, с моей точки зрения, у Fujitsu есть два конкурентных преимущества по сравнению с другими вендорами. Первое – то, что компания, оставаясь глобальной, несет очень серьезную культуру, ориентированную на традиционные ценности. Японские компании медленно запрягают, но быстро едут. Это позволяет очень вдумчиво создавать новые технологии. С одной стороны, это уменьшает, наверное, в каких-то моментах конкурентоспособность, но конкурентоспособность зиждется в первую очередь на совмещении здорового консерватизма и инновационного подхода. И второе, что характерно для Fujitsu: на протяжении 85 лет она не занимается «от-кутюр ИТ». Fujitsu занимается прет-а-порте. Это очень важно, потому что «от кутюр» должны заниматься стартапы. Их можно поддерживать, но дальше надо делать очень четкий анализ того, что требуется на длинном горизонте, а что – на краткосрочном. И пример с гибридными системами показывает если бы Fujitsu сфокусировалась только на облаках и забыла про продуктовый бизнес on premise, я думаю, сейчас было бы очень сложно. И наоборот, оставаясь только консервативной и не занимаясь инновациями, такими как анализ Big Data, разработка самообучающихся систем, в том числе «инфраструктура как сервис», и другими, я думаю, мы действительно оказались бы где-то в хвосте. То есть истина всегда где-то посередине. Добавлю, что Fujitsu слушает своих сотрудников, своих коллег, экспертов. Это очень важно.

Можно задать личный вопрос? Вы один из «долгожителей», менеджеров-руководителей регионального подразделения иностранной компании. В чем секрет такого длинного «брака»?

Трудно сказать, долгожитель ты или нет. Как говорится, не сотвори себе кумира из себя самого.

Значит, вы нашли общий язык с компанией?

В этом я абсолютно уверен. Проработав очень много лет, в том числе на первой позиции в американских фирмах, чувствую очень большую разницу. Более того, мне, наверное, уже трудно представить сейчас себя в другой компании.

О канальной политике Fujitsu, формуле "ИТ как сервис" и о том, что может предложить компания рынку, Виталий Фридлянд рассказал журналу IT News https://www.it-world.ru/it-news/thoughts/150646.html

цифровая трансформация, Искусственный интеллект, Машинное обучение

Горячие темы: Бизнес в цифре

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 12/2019], Подписка на журналы

Fujitsu


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Можно ли, поняв, что половина информации не доходит до серого вещества, отсеиваемая «вратами сортировки», что-нибудь с этим сделать?
Уже довольно многие согласны с тем, что в крупных организациях необходимо создавать т. н. «службы заказчика», предоставляющие аутсорсинг ИТ-услуг.
На первой встрече по первому проекту, на котором я выступала в роли аналитика, я молчала, хмурила брови и писала что-то в блокнот. В общем-то, я и сейчас на встречах с бизнесом хмурю брови и пишу в блокнот. Но только раньше я это делала от неопытности, а теперь от неожиданности.

Компании сообщают

Мероприятия

15.07.2020
Создание и вывод на рынок hardware-продукта

Санкт-Петербург, онлайн-трансляция

17.07.2020 — 18.07.2020
Лаборатория: бизнес как система.

онлайн, 10.40 -18.00 (мск)

23.09.2020 — 24.09.2020
Форум Индустриальной Роботизации

Санкт-Петербург, Чернорецкий пер. 4-6