Трансграничные платежи в эпоху санкций: проблемы и решения

Логотип компании
Трансграничные платежи в эпоху санкций: проблемы и решения

Иллюстрация: TarikVision/shutterstock.com

Трансграничные платежи – самая животрепещущая тема. Какие платежные каналы еще доступны российским импортерам? Как обойти ограничения на переводы в Китай, откуда в РФ поставляется почти 90% чипов? И какие технологии могли бы решить имеющиеся проблемы? Все эти вопросы в рамках организованного IT World круглого стола обсуждали эксперты рынка финтех.

Круг сужается

Первая проблема, о которой говорили участники круглого стола, – ситуация, сложившаяся в сегменте переводов средств за рубеж. Ситуация непростая, однозначно согласились спикеры. В 2022-2023 годах, когда российский рынок спешно покидали западные платежные карточные системы (Visa, MasterCard, American Express и JCB), электронные платежные системы (PayPal, Paysera), системы денежных переводов (MoneyGram, Western Union, Unistream), под санкции один за другим попадали российские банки, и даже криптобиржи (Coinbase, Binance, BTC-Alpha, KUNA, CEX IO и Qmall) вводили против российских резидентов разного рода санкции, отечественному рынку требовались новые (или хорошо забытые старые) решения, позволяющие переводить средства за рубеж. И такие схемы были найдены. Но сегодня становятся неработоспособными и они. А решения, которое могло бы обеспечить переводы в более или менее длительной перспективе, еще не найдено.

Юлия БОЛАНД, исполнительный директор сервиса денежных переводов AVOSEND:
«Сегодня денежные переводы C2C ограничены суммой 800 тыс. рублей на человека в месяц. Но для того, чтобы этот перевод стал возможен, мы должны перевести средства на корреспондентский счет компании-партнера, который находится либо в одной из стран СНГ, либо в дальнем или ближнем зарубежье. И в 2022 и 2023 годах, когда начались сложности, мы смогли найти большое число зарубежных партнеров, отладить пути расчетов в долларах, в юанях и даже в других «мягких» валютах. Но в 2024 году ситуация складывается по катастрофическому сценарию. Стали отказываться от сотрудничества зарубежные партнеры. Сейчас, например, полностью закрылся для переводов и в долларах и в юанях Таиланд, потому что несколько промежуточных корреспондентских банков – американских и китайских – отменили платежи, тайландские банки отказывают нам и возвращают платежи. И такая ситуация происходит не только с Тайландом, но и с рядом других стран. Пока мы не понимаем до конца, как разрешить эту проблему. Скорее всего, мы изобретем какую-то еще более сложную схему для отправки средств, но через какое-то время, вероятнее всего, и она столкнется с теми или иными проблемами и закроется».

И без того непростая ситуация будет только усугубляться, считает Артур АВАНЕСЯН, директор департамента платежных сервисов финтех-платформы Mandarin. Санкционное давление будет нарастать. Все те «лазейки», которые еще были открыты в 2022-2023 годах, закроются. Но наверняка на рынке будут находиться новые схемы. И, как предполагает спикер, не за горами тот день, когда нам придется вспомнить старый добрый бартер. Но, естественно, подобные торговые отношения можно наладить только с теми странами, с которыми установлен взаимный торговый баланс. Для переводов C2C санкций пока еще меньше, но нельзя исключать, что скоро и они – те, которые еще доступны, – будут «рассматриваться под микроскопом» и лимиты переводов снизятся. Любая компания будет крайне внимательно отслеживать любые подсанкционные транзакции.

Вариантов для текущей работы осталось не так много, поддерживает спикеров и Алина ЗОРИНА, операционный директор Boxberry International. Одним из вариантов может быть создание какой-то экосистемы внутри компании, внутри самого продукта. Второй вариант – криптовалюты. Бизнес-схемы для осуществления взаиморасчетов с использованием криптовалют становятся все более популярными и востребованными. И третий вариант – открытие дополнительных юрлиц, налаживание взаимодействия с новыми партнерами, в первую очередь из стран СНГ, выстраивание бизнес-процессов, которые позволят оставаться в рамках текущих потребностей. В каких-то вариантах сотрудничество возможно и с ОАЭ, и с другими странами.

Криптовалюта: ждем легализации

Иллюстрация создана нейсетью

Криптовалюта – тема, которую всегда обсуждают с большим энтузиазмом. Отчасти потому, что о ее возможностях известно далеко не всем, отчасти – из-за того, что именно на этот финансовый инструмент возлагаются надежды на разрешение многих проблем с трансграничными платежами. Считается, что криптовалютные транзакции сложнее взять под контроль, отследить и ввести против них санкционные запреты.

В России уже несколько месяцев прорабатывается законодательная база для работы с криптовалютой, в том числе и для международных расчетов. Но действительно ли криптовалюта может стать таким «спасательным кругом» для российского платежного рынка?

Евгения Бурова, директор по специальным проектам биржи криптовалют Garantex: 

«Важно отметить, что криптовалюта ни в коей мере не является, скажем, каким-то секретным способом переводов. Все криптовалютные платежи, особенно в стейблкоинах (стейблкоины – криптовалюты, обменный курс которых стабилизируют принудительной привязкой цены к обычным валютам или котировкам биржевых товаров. – Прим. ред.), прекрасно отслеживаются. Более того, наиболее популярные стейблкоины можно и заблокировать со стороны эмитента.

Иностранные СМИ пишут, что для обфускации своих платежей российские компании – участники внешнеэкономической деятельности, особенно те из них, которые занимаются импортом «чувствительного» к санкциям оборудования, – используют не прямую покупку криптовалюты, а сложные, многослойные комбинации из многочисленных посредников, задействующих как блокчейн, так и системы SWIFT и СПФС, которые не делятся данными между собой. Эта схема умеренно устойчива к санкциям, но существенно повышает стоимость транзакций».

Для использования в ВЭД подходят только стейблкоины, привязанные к какому-то активу, цена которого не меняется как минимум в течение срока исполнения контракта, и у российских контролирующих органов уже есть в руках все инструменты аналитики, чтобы в спокойном режиме регулировать этот процесс.

Опыт показал, что вести ВЭД с использованием криптовалют вполне можно, - продолжила спикер. И сегодня существует, без преувеличения, огромное количество решений, построенных на базе криптовалют. Например, всевозможные сервисы, которые предлагают бизнесу оплату инвойсов. Единственный минус – за этот инвойс, скорее всего, придется заплатить наличными. России нужно, просто необходимо регулирование криптовалют. Сегодня работа с криптовалютой напрямую, с большинством помогающим ВЭД сервисов, доступна только для ИП, работающих с оборота (по системе налогообложения НПД). К ним со стороны фискальных органов не возникает вопросов, когда они снимают наличные со своего расчетного счета в нужной им сумме и использовать ее, как им нужно.

Цифровые валюты центральных банков (CBDC), цифровой рубль, обмен при помощи ЦФА – всё это гораздо более сложные схемы, чем криптовалюты. Зачастую ЦФА не подходят в качестве платежного средства по фактическим ВЭДовским сделкам. У цифрового рубля есть гораздо более серьезная проблема – он всегда будет находиться, в глобальном смысле, внутри экосистемы ЦБ РФ, и его нельзя будет использовать именно так, как это может потребоваться.

Соответственно, вопрос приема цифровых рублей – это прежде всего вопрос уровня доверия. Если компании доверяют друг другу, если государства доверяют друг другу, то ничто не может им помешать совершать бартерные сделки, быстро и эффективно. Но если доверия не будет, в такой ситуации всё станет очень долгим и очень сложным.

Единая цифровая валюта BRICS – пока неизвестно, когда она будет. Вероятно, она будет базироваться на технологии блокчейн Центробанка BRICS. Но для того, чтобы эта валюта появилась, нужен какой-то регулирующий субъект. Поэтому сейчас единственный выход – регулировать криптовалюту на государственном уровне. Так, чтобы криптовалюту имели возможность купить юридические лица. Это решило бы огромный пул проблем российского бизнеса, - резюмировала Евгения Бурова.

Легализация криптовалют, введение в оборот цифрового рубля, создание единой цифровой валюты BRICS – всё это, по сути, может оказаться бесполезным, если дружественные страны не будут действительно дружественными во всех отношениях. При всех хороших отношениях нашей страны с КНР на высшем уровне на уровне кредитно-финансового бизнеса всё оказывается не так гладко. Проблемы платежей для российских импортеров в адрес китайской стороны актуальны с начала 2024 года, и разрешить их кардинальным образом пока не удается. В итоге в марте 2024 года общий экспорт товаров из КНР в Россию впервые с середины 2022 года стал сокращаться, уменьшившись в долларовом выражении на 14%. В апреле экспорт китайских товаров в РФ в юанях снизился на 10,2% год к году, в долларовом выражении – на 13%.

Нельзя не вспомнить, что Китай сегодня – основной поставщик микропроцессоров в Россию, и китайские дистрибьюторы отправляют в адрес российских покупателей 89% чипов западной разработки. Такими данными оперирует Американский институт предпринимательства. Поэтому любые ограничения платежей в адрес китайских партнеров неизбежно отрицательно сказываются на развитии отечественной ИТ-индустрии.

Артур АВАНЕСЯН (Mandarin):

«Бизнес в любом случае найдет приоткрытые двери, куда еще можно войти и решить свои насущные потребности. Другое дело, что эти двери будут периодически закрываться, и тогда бизнесу придется искать новые пути.

Собственно, в течение двух последних лет мы именно этим и занимаемся. Конечно, это ведет к удорожанию продукта, к увеличению сроков, но в принципе решение так или иначе находится. И вот здесь очень хотелось бы помощи от государства – закон о криптовалютном регулировании запаздывает очень серьезно. А мелкому и среднему бизнесу его наличие помогло бы существенно. Эти компании могли бы прямо со своего расчетного счета перевести средства в криптовалюту и использовать ее, в том числе и для ВЭД.

Хочу отметить, что, по моему мнению, и введение единой цифровой валюты BRICS помогло бы в сложившейся ситуации. Можно вводить какие-то санкции в отношении отдельных компаний и даже целых стран. Но ввести санкции против всех стран BRICS, которые объединяют две трети населения планеты, будет намного сложнее»..

Куда посылать выгоднее?

Нестабильность экономической ситуации, повышение ключевой ставки ЦБ РФ (очередное ожидается по итогам заседания Совета директоров в июле), изменения курса доллара – все эти факторы влияют на стоимость перевода. Но это неполный список.

Стоимость трансграничного перевода из России зависит сегодня от нескольких факторов, комментирует Юлия БОЛАНД (Avosend). В первую очередь от направления. Чем дальше нужно отправлять средства, чем более экзотичное направление выберет клиент, тем больше посредников будет задействовано в цепочке платежа и тем сложнее будет путь для расчетов между кредитно-финансовыми организациями. К тому же партнеры, даже промежуточные, тоже выставляют свои комиссии. Непал, ОАЭ, Филиппины, Камбоджа – всё это сложные направления для переводов, но клиенты, которые заинтересованы в отправке платежей в эти страны, есть. С переводами в Узбекистан, Таджикистан или Киргизию пока каких-то серьезных проблем нет. Соответственно и стоимость переводов будет дешевле.

Второй фактор – курс доллара, который пока еще является основной валютой расчетов и от его курса тоже зависит итоговая стоимость перевода. Чем выше курс доллара, тем дороже обойдется перевод.

Ольга Нещадим, CFO Boxberry International:

«Основная проблема в нашем бизнесе возникла в тот момент, когда зарубежные интернет-магазины перестали принимать к оплате карты, выпущенные российскими банками. И это вынудило нас полностью изменить бизнес-модель. Раньше мы работали исключительно с интернет-магазинами: они были нашими клиентами и мы везли покупки получателям в Россию (B2B2C-модель).

После того как платежи от россиян перестали принимать, нашими клиентами стали именно физические лица. Мы осуществляем помощь с покупкой, общаемся с интернет-магазином и посредством наших компаний-партнеров выкупаем нужные клиенту товары, после чего везем их в РФ. Стоимость транзакций при такой модели бизнеса возросла до 10%.

Если криптовалюту в РФ смогут легализовать, мы смогли бы перейти на модель бизнеса B2B, посредников стало бы намного меньше, а сам бизнес – более укрупненным.

К переводам от российских резидентов максимально лояльно относятся страны Персидского залива (Бахрейн, Ирак, Иран, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия. – Прим. ред.). В регионах Юго-Восточной Азии и Латинской Америки многие страны дружелюбно относятся к РФ и горят желанием зарабатывать на российском импорте и экспорте, – считает Евгения БУРОВА (Garantex). И, помимо них, заработать на этом хотят огромное количество стран, которые либо специализируются на зарабатывании денег любыми (почти любыми) способами, либо имеют с Россией интенсивный оборот неподсанкционных товаров. Для таких операций, скорее всего, достаточно недорогие посредники будут находиться без проблем.

Тот же Таиланд сейчас очень дружественно настроен по отношению к России, и переводы в Таилайнд и ОАЭ через криптовалюту – одни из самых недорогих. Огромное количество бизнесов в Европе – Италии, Испании, в Прибалтике – продолжают торговать с Россией, искать способы оплаты. Ведь позиция государства – это необязательно позиция общества. А с КНР, к примеру, мы наблюдаем обратную ситуацию, когда руководители банков Поднебесной империи считают работу с российской стороной зоной высокого риска, в том числе и для своего личного благополучия.

«Действительно, показатель дружественной и недружественной страны не отражает желания бизнеса работать или не работать с Россией. Даже если на государственном уровне страны не дружат по политическим или иным соображениям, то компании из этих стран просто рвутся к сотрудничеству, – добавляет Ольга НЕЩАДИМ (Boxberry International). – К примеру, определенные события очень сильно повлияли на отток клиентов из недружественных стран. Значительная часть клиентов из США сразу заявили, что с Россией работу прекращают. Хотя до этого никаких проблем не было и в числе наших клиентов, продукцию которых мы возили в Россию, были такие гиганты, как iHerb и doTerra. Около 100 контрактов было подписано с корейскими интернет-магазинами. И в один момент они с нами прекратили все отношения».

Пока готовился материал

Иллюстрация создана нейросетью

Буквально через несколько дней после того, как мы в редакции IT World провели круглый стол с нашими приглашенными экспертами, произошло еще одно важное для отечественного рынка финансовых технологий событие. Министерство финансов США опубликовало новый «список решительных мер» в отношении России. Проще говоря, новых санкций, наложенных на Московскую биржу, Национальный клиринговый центр (НКЦ) и Национальный расчетный депозитарий (НРД).

Артур АВАНЕСЯН (Mandarin):

«Проблемы при трансграничных переводах из России за границу и из других стран к нам постоянно усиливаются. Ограничения, наложенные на Московскую биржу и НКЦ, стали еще одним шагом к изоляции нашей страны.

Санкции могут оказать негативное влияние на трансграничные переводы не только в долларах, но в других валютах. Зарубежные банки, в том числе кредитно-финансовые организации Китая, Турции, ОАЭ и иных дружественных стран, стараются избегать сотрудничества не только с подсанкционными юридическими и физическими лицами, но и в принципе с любыми компаниями и физическими лицами из России из-за высоких рисков попасть под вторичные санкции и быть отрезанными от финансовых систем США и ЕС.

Процессы, которые происходят сегодня, приведут к тому, что в международных расчетах возрастет роль криптовалюты и цифровых активов, национальных валют и расчетов через банки и финансовые организации второго и третьего эшелонов, внимание к которым Минфина США не столь пристальное, как к крупнейшим банкам. Их будут использовать всё больше российских и зарубежных компаний, поскольку спрос всегда определяет предложение».

В дополнение к беседе в рамках круглого стола, редакция IT World попросила спикеров прокомментировать, каким образом новые санкции со стороны США на Мосбиржу и НКЦ отразятся на трансграничных переводах из РФ и в РФ?

Евгения БУРОВА (Garantex):

«Курс рубля, укрепившийся сразу после ввода санкций против Мосбиржи и НКЦ и к доллару США, и к юаню, в частности на межбанке, показывает, что возникли определенные сложности с импортом. Можно констатировать, что для существенного числа импортеров уже возникли проблемы с платежами.

В этой ситуации особенно важно предоставить импортерам доступ к инфраструктуре криптовалют для целей ВЭД в сжатые сроки. В настоящий момент в рамках российского регулирования криптовалюта подходит для переводов физических лиц, а юрлица предельно ограничены в возможностях ее использования.

Важно отметить, что импортозамещение возникает не мгновенно, для него нужно импортное оборудование и компоненты на короткой дистанции, поскольку строительство суверенных заводов по производству станков требует месяцев и даже лет».

Опубликовано 25.06.2024

Похожие статьи