IT ManagerИТ в бизнесеЧто хочет бизнес

Огонь вода и медные трубы, или Тернистый путь бизнеса

Олег Гейдаров | 05.02.2018

Огонь вода и медные трубы, или Тернистый путь бизнеса

Признаться, тема данной статьи меня весьма озадачила. Ну и правда, представьте себе тему «вода в океане» или «скалы в горах». Очевидно, что обсуждать ее можно до бесконечности. Поэтому, говоря о ловушках для бизнеса, следует определить, о чем конкретно пойдет речь.

Кто вы, настоящее бизнесмены?

Начать следует с того, что в данном случае будем понимать под бизнесом и введем, так сказать, ограничения. Рассмотрим конкретные примеры. Например, корпорация качает народный газ из недр. Имеет и государственное участие, большой пакет акций принадлежит немецкой компании «Рургаз». В период, начиная с украинского майдана отгрузила туда газа в долг, на три миллиарда евро. Кредитование длилось около двух лет и резко закончилось, когда стало понятно, что политическая ситуация у должника «зависла». Это бизнес или инструмент большой политики? Или вот, кабачок, открытый членами закавказской диаспоры на трассе в середине России. Тусуется публика, похожая на родственников и земляков. Что-то продается проезжающим, платный туалет. Что это, бизнес или форма существования «у котла» с вечным пловом и шашлыком? Еще один вариант. Средняя строительная компания, который, тем не менее, получает большой государственный заказ. Дальше следствие, «Первый канал», поиск украденного. Это был бизнес или приработок у государственной кормушки? Ну и наконец, акционерное общество с пакетом акций у государства, делающее 100%-й оборонный заказ, который нигде, кроме специального и секретного места, не нужен. Тоже вроде бы бизнес по форме, а по сути? Филиал государства в бизнесе?

Предвижу скептические ухмылки читателей. Мне наверняка напомнят такие фамилии, как Хьюз, Эдисон, Вестингауз. Да, в конце концов, и историю 7–9-летней давности со спасением GM (General Motors). Еще можно вспомнить публичные расстрелы коррупционеров в Китае. Они же не сами деньги из госбанка брали. Короче, можно привести множество примеров из разряда «и у них тоже». Это наше любимое. Мы мол не уродливей других.

Ситуация действительно планетарная, с одинаковой сутью событий! Во-первых, очень маленькая предпринимательская деятельность не может явно называться бизнесом. Хотя бы потому, что нельзя одному человеку руководить самим собой... Два-три сотрудника тоже очевидно мало. Таким образом, есть минимальная граница, ниже которой бизнеса не существует. Во-вторых, сильно разросшийся бизнес, уже не может не быть вовлечен в политику, социальные процессы и религию. Методы решения «вопросов пропитания» у него уже фактически феодальные и происходят через глобальное доминирование. Основная работа — создание смыслов, что, впрочем, тема другого разговора. В-третьих, случаи коррупционного, политического или кумовского протекционизма в пояснениях, думаю, не нуждаются. Здесь нет формирования своего поведения на рынке. Да и себестоимость, эффективность процессов, и даже порой заявленный результат, не важны. Ну и наконец, корпорации одного заказчика, да еще со специзделием, вообще отдельная тема. Зачем крупным ФГУП требуется придавать черты корпораций история отдельная, связанная с темой глобальных изменений в мире. Прочие же поставщики одного заказчика — это фактически филиалы головной организации. Есть такой способ повышения эффективности через обособление.

Таким образом, нужно как-то определиться с предметом. На мой взгляд должна быть, ориентация на реально конкурентный рынок, в котором видится своя рыночная ниша. Например, на трассе N есть поток проезжающих, создающий потребность поесть в таком-то объеме. Также требуется, понимание своей продуктовой линейки. Как-то: плов мы не делаем, у нас, в казино, только устрицы. Важно заметить, что установка на зарабатывание прибыли как на целевую тенденцию на рынке, где нет диктата со стороны покупателей и собственного доминирования, а прибыль формируется продвижением продукта массовому потребителю. Обязателен менеджерский тип управления. Иначе говоря, уже наличествует понимание бизнес-функций внутри команды и того, как они распределяются среди сотрудников.

Отдельно следует сказать о масштабе. Он должен позволять существовать всему вышеозначенному в разумных рамках, не становясь непосильной ношей. Фактически, есть нижняя граница по величине доходов, но есть и верхняя. Надо быть не слишком большим, иначе бизнес станет заметный эконмический или политический фигурой и тем самым начнется его перерождение в нечто иное. Это может быть и фактическое сращивание с государством, и приход к состоянию естественной монополии, и транснациональная корпорация и т. п. Те самые Хьюзы и Вестингаузы начинали как чистые бизнесмены, просто выросли в определенный момент до такого масштаба, когда сами стали инструментами государственной политики, а затем и ее ньюсмейкерами…  При соблюдении всего вышесказанного уместно говорить о бизнесе как бизнесе. Исходя из этого, можно оценить, как он будет функционировать и какие ловушки его подстерегают.

Основные факторы

Первый и главный враг любого живого организма (тут бизнес не исключение) — среда обитания. Она и основа бытия, и источник угроз этому бытию. Для бизнеса такой средой обитания является государство. Тут следует оговориться, что мы живем, разумеется, в столь интересное время, когда надгосударственные и транснациональные форматы начинают преобладать во всех сферах жизни. Однако все же строительство «своих» государств или выход из-под контроля существующих — удел World Corporations, а для «простых смертных» пока ничего лучше, да и безопаснее, чем государство, не придумано. Здесь имеется ряд значимых факторов, на которых следует остановиться подробнее:

Правящие элиты. Их статусы: моральный, интеллектуальный, политический. Часто приходится слышать, что государство наше средний класс не любит и гнобит его по-всякому. На самом деле подобное происходит чуть ли не во всем мире. Просто российские реалии таковы, что нет устоявшихся хотя бы за несколько поколений правил игры и, видимо, их уже не успеют создать. От чего и вылезают эксцессы. А началась эта история достаточно давно, еще в времена древнего Рима. Помните? «Хлеба и зрелищ»! Самая простая схема в директивном управлении, когда есть немногочисленная аристократия и каждому пофамильно можно усечь голову. Через них основные посылы управления и осуществляются. Находящемся на низовом уровне подбрасываются подачки. Понятно, что разноуровневый зрелый бизнес и средний класс в эту схему не вписываются. Например, если мы обратим внимание на Западную Европу, то обнаружим крупные акционерные компании, чей контрольный пакет акций часто принадлежит ограниченному кругу лиц, которые еще и родственники. То есть вроде бы демократия и рынок, а на деле — те же патриции, вхожие в правящие круги. Исключением было единственное государство, и это США. Было, потому что достигалось это диким рынком. Правящая элита в начале XX века занималась вопросами гегемонии доллара. А экономика в условиях дикого рынка развивалась как могла. Закончилось все известным образом: наступила великая депрессия.

Что бы ни говорили власть предержащие о выращивании среднего класса, логика управления будет их толкать в сторону «римской» модели. Они бы и рады, может, по-другому. Однако нужны принципиально иные методологии управления, на базе которых контроль и настройка человеческих сообществ осуществлялась бы иначе. Пока нечто подобное не появится — все это демагогия. В тех же США где вроде бы был пример образцово показательного среднего класса, но явился он результатом долларовой эмиссии, обусловившей фактически невозвратное кредитование домохозяйств и бизнеса. Всем остальным достался кнут без пряника. Игнорирование того факта, что ты находишься в состоянии перманентной войны и государство тебе не друг, многим дорого обошлось.

Человеческая популяция потребителей не веселее. Ситуация с «паствой», не менее сложная, чем с элитой. Парадокс заключается в том, что технологизация и автоматизация, делает труд всеобщим, прямо по Марксу. Правда, не обошлось без ложки дегтя, ибо огромные массы высвобождаются из тиражирования продукта. Только вот, «по потребностям», никто пировать не будет. Увы.

Во-первых, просто не хватит природных ресурсов на этот банкет в планетарном масштабе. Во-вторых, даже если бы хватало, народонаселение со временем увеличится. Ресурсов опять не хватит, причем никакой необходимости в этих толпах, кроме, как в резерве генофонда, нет. В наступающей форме цивилизации столько людей точно не нужно. Отсюда идеи золотого миллиарда и даже золотых 100 миллионов. В рамках нашего рассмотрения оба пункта означают, что не будет бурного роста рынков в обозримой перспективе. С помощью новаций появятся новые рынки — там и будет рост, а вернее, перераспределение потребления в их пользу от традиционных рынков. Также, слабая занятость в сочетании с «прикормом» ведет к общему падению воспитательного и образовательного уровня потребителя. Именно поэтому те, кто перерос бизнес, а это прежде всего крупные корпорации, уделяют столько внимания созданию смыслов. Не важно, что эти штаны Armani тиражированы в Китае, а эта новая BMW постоянно ломается, главное — с ними ты крут. Потребление стандартизовывается, уровень стандартов низок, а вот их юзабилити и качество доставки получателю высоки. Выходя на подобный рынок, компания присоединяется к многоголосому хору, в котором и теряется. Это и есть еще одна из ловушек. Работать с низкой прибылью на очень зрелом рынке. Ну и в-четвертых, Интернет все же превратил мир в большую деревню. Потребитель в этой деревне вроде имеет разную социальную, культурную и финансовую историю. Разумеется, для местных или региональных компаний это будет плюсом. Однако следует вспомнить, сколько товаров из Китая приобретается сейчас через сайты, например, россиянами... Тут как раз включается предыдущий фактор. Есть очень зрелое предложение очень дешевого товара, который подавляет мелкие товарные ниши. Проще говоря, дети, которые пьют колу, уже не очень смотрят на бабушкин морс.

Заклятые друзья по цеху — это разумеется коллеги конкуренты. Рекомендую посмотреть циклы передач из жизни животных. Там особенно отличаются голодающие львы и, конечно же, обезьяны. Для всех будет очень поучительно. Реально это поведение любых социальных групп в условиях острой нехватки ресурсов. Для зрелых крупных и средних бизнесов это означает состояние постоянной конкурентной войны. Ведется она всеми методами, включая коррупционное использование ресурсов государства. Выходом может быть встраивание в иерархии наподобие орденов или капитулов орденов. В принципе это один из путей к формированию очередной корпорации. Что поделать…На очень зрелых рынках, скорее всего, останутся корпорации.

А у вас внутри все хорошо, что ли?

Но перейдем к внутренним проблемам. Рассуждать о том, что бизнес делает неправильно сам для себя весело и безопасно, так что здесь есть большое поле для деятельности и академической науки и политиков, и самих бизнесменов. Любая МВА-программа достаточно подробно это разбирает. Так что, полагаю, уместно поделить весь спектр на «стандартизованные» и «прочие» проблемы.

Знания о стандартизованных проблемах вполне можно почерпнуть из любой МВА-программы. «Пробегусь», пожалуй, лишь по главным. Я привожу только численность персонала, поскольку деньги сейчас, так часто меняют свою ценность, что данные устаревают еще в момент публикации). Финансовый кризис (до 10 человек). менеджерский кризис или кризис формализации управления (от 150 до 250 человек). Дальше кризис образа компании и внутренней идеологии (обычно более 700 человек). «фазу четыре» я игнорирую сознательно, поскольку брендинг и образ вовне я бы все же отнес к первой ступени глобальной корпорации. Ну и, диктат поставщиков и потребителей. Хотя проблема и во внешнем окружении, каждый выпускник МВА знает, что связана она с настройкой или перестройкой бизнеса. Если это не случаи работы с естественной монополией или ситуации, когда реально речь идет о филиале, — так быть не должно.

Подобный ряд можно продолжить, однако обо всем этом уже написаны тома специальной литературы. Хотелось бы обратить внимание на гораздо более экстравагантные проблемы, которые часто остаются без внимания. Вот они:

Мания величия. Создана, возможно, не в одиночку, а группой единомышленников успешная бизнес-машина. В ней отцы-основатели заняли руководящие роли. Теперь происходят самолюбование и работа на должностях самими же учредителями созданными. Проблема характерна для не очень крупного бизнеса. Поясню. Компания, прошедшая менеджерский кризис, скорее всего, уже миновала данную фазу. Вместе с тем, вероятно, именно такие причины не будут позволять развиваться дальше.

Не деньгами едиными. «Бизнес создается не для прямого обогащения». Цель могут быть святыми, вроде того как нести кока-колу людям. Или низменными, из разряда желания большей свободы для себя и большего творчества. Однако не инструмент, «крутизны». Чтобы выглядеть круто, надо иметь работу. По возможности такую, где много денег платят, много всего за казенный счет и еще по возможности ничего не делается. Часто жажда скорого и легкого обогащения толкает именно на приработки всех мастей у государственной или другой кормушки. Занимаясь этим, как ни печально, можно потерять самих себя. Мне, конечно, возразят, что гранды этим занимаются сплошь и рядом. Однако, во-первых, им не с кем нечего делить, кроме государств. Во-вторых, для них откачка ресурсов из государств — это направление диверсифицированного бизнеса. К тому же далеко не все из них и не всегда этим заняты. Риск перерождения особенно велик у молодой и незрелой компании. Разумеется, если конечной целью верхушки управления проекта является домик в Ницце, то все средства хороши.

Кумовство и принцип хорошего парня/девчонки. Думаю, комментарии излишни. Тем не менее, некоторые бизнесы чуть ли не на щит поднимают эту идею. Мы, мол, строим уютное место для жизни хороших людей. Место работы действительно должно стремиться к уюту и семейности. Однако далеко не всем идея «большой семьи» придется по вкусу. По трагической закономерности эти «не все» могут быть профи высокого класса. А «свои ребята», наоборот, оказаться «вечными детками», за которыми постоянно надо исправлять ошибки. Учитывая, что корпорации, начали менять парадигму от найма лояльных в пользу профессиональных, есть над чем подумать.

Глобализация. Могла бы относиться к внешней среде. Хотя этот риск, настолько связан с ведением бизнеса как такового, что я решил упомянуть о нем здесь. Товарная линейка в мире развивается, и очень сильно, в сторону кастомизации. Проще говоря, каждая товарная группа адресуется малому количеству покупателей, разбросанных по всему миру. Насколько портабелен продукт компании? Смартфон можно продавать в любой стране, предлагая множество индивидуальных опций. А вот массовую сборку мебели проводить на другом конце света — просто нерентабельно. Вывод тут оптимистичный: просто нужно производить новаторские конечные решения. Чем больше сумма накопленных себестоимостей и технологичнее продукт, тем меньше доля затрат на обеспечение продаж.

Жадность. Ваш покорный слуга в течение пяти лет наблюдал постепенное умирание бизнеса своего клиента. В компании работало несколько талантливых сотрудников, каждый из них приносил на определенном этапе свое новаторское видение. Однако появление нового партнера, увы, не прельщало учредителей. При такой постановке вопроса специалисты уходили со словами, что рвать «сердце» за спасение чужих и жадных «дядек» они не будут. В итоге сейчас занавес падает. Слияния, поглощения, выкупы доли за честные деньги у ставших лишними партнеров и включение новых — все это надо делать своевременно. Пожалуй, сюда же следует отнести и особый случай — ликвидацию. Уходить тоже надо уметь вовремя.

Как жить-то будем?

Что сказать напоследок? Возможно, читатель разочарован в своих ожиданиях, не получив неких очень практических рецептов. Но я посчитал, что пересказывать тома литературы — смысла особого нет. Разворачивать же историю некой компании N на страницах журнала тоже как-то неправильно. Все же бизнес — вещь интимная, с одной стороны, и очень уникальная в каждом своем проявлении — с другой. Еще, пожалуй, все вышесказанное — это аналитический опыт дня нынешнего. Если учитывать темпы изменений в мировой экономике, завтра все это может стать иначе. Как написал пять лет назад один высокопоставленный автор, «хочется дожить и посмотреть, чем весь этот бардак закончится». Возможно придется писать новые учебники, а на МВА опять не будут брать лиц старше 45 лет. Они ведь помнят, что говорили им те же преподаватели лет 15 назад...

 

Горячие темы:

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 01/2018], Подписка на журналы


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Компании сообщают

Мероприятия

13.12.2019 — 15.12.2019
Конференция «Новый год Рождения Клуба»

Переславль-Залесский

17.12.2019
Кибербезопасность: законы, люди, технологии.

Москва, Конференц-центр Newsroom, зал "Цукерберг", Поклонная ул, д.3, корпус Е4

02.04.2020
HotelCIO Exchange

Москва, Отель Бородино, Русаковская ул., 13, стр. 5

21.04.2020 — 24.04.2020
32-ая международная выставка информационных и коммуникационных услуг «Связь»

Москва, ЦВК «Экспоцентр», Павильоны 2 и 8