IT ManagerИТ в бизнесеЧто хочет бизнес

Цифровизация — не в нацпроектах, а в головах

Александр Селютин | 04.10.2018

Цифровизация — не в нацпроектах, а в головах

Цифровая трансформация широким шагом идет по стране. И во главе этой колонны – само Государство…  Именно со стороны государственной власти год назад вслух начали говорить о необходимости существенных изменений в жизни нашей страны, а ключевым инструментом к этим изменениям должно стать внедрение цифровизации на всех уровнях жизни и деятельности наших граждан, бизнеса и самого государства прежде всего.

Учитывая, что много лет я был CIO (так или иначе), то мне прежде всего захотелось узнать у разных уважаемых мною людей, чем же цифровизация, или цифровая трансформация, отличается от информатизации и «что мы делали не так» все прошлые годы. Иными словами, как профессионалы от ИТ оценивают, что такое они теперь…

Информатизация… Цифровизация…

Чаще всего я получал ответ, что, в отличие от информатизации, цифровизация направлена на изменение ключевых процессов на объекте при внедрении технологий. На что у меня возникал резонный вопрос: при внедрении системы электронного документооборота в РАО ЕЭС были переписаны все без исключения регламенты делопроизводства и делового взаимодействия – так что, это уже была цифровизация? Или в 1998 году (!!!), когда, работая в «Весть-Метатехнологии», наша команда внедрила в одной из крупнейших брокерских компаний систему, позволяющую вести детальный электронный учет всех активов, рассчитывать на лету стоимость портфеля и получать эту информацию через личный кабинет на сайте компании? Ведь это повлекло полное изменение организационных и бизнес-процессов в компании, то есть это тоже уже была цифровизация, а не информатизация, которая в то время вообще называлась (о ужас!) «автоматизацией бизнес-процессов».

К сожалению, ни один из интервьюируемых не смог мне пояснить возникший казус. Как правило, ответ был примерно такой: «Ну это у вас так было. У большинства всё по-другому» …

Второй по частоте ответов был, что цифровая трансформация, в отличие от информатизации, позволяет бизнесу за счет использования новых технологий выйти на новые рынки (новые товары, новые сервисы и пр.), что было невозможно до внедрения технологий. Например, переход от розничной продажи к продаже через Интернет. То есть формирование новой модели получения дохода. Ну тут я тоже удивлялся – а как же банки со своими банками-онлайн и клиент-банками? Помните еще такое: у главного бухгалтера в кабинете стоял непременно черный такой модем, USR Courier, который гордо хрустел-скрипел, разговаривая со своим собратом в банке? Ведь получается, что банки еще в то время, когда современные цифровизаторы в школах учились, открывали себе новые рынки с использованием технологий…

Да, думаю, что в такой трактовке любой ИТ-директор найдет в загашнике своих проектов пару-тройку историй, которые замечательно лягут под такую формулировку.
Ну и, наконец, третий по популярности ответ (а зачастую и итоговая позиция тех, кто не смог меня «убедить» выше) заключается в том, что цифровая трансформация – это трансформация именно государства. То есть власть должна начать жить по-другому, чиновники должны начать жить по-другому, системы государственного управления должны начать действовать по-другому, и тогда мы придем к Цифровому Государству…Дальше шли отсылки к отсутствию взаимодействия с чиновниками после цифровой трансформации государственного управления, к появлению и повсеместному использованию смарт-контрактов, в том числе и при работе с госструктурами, отсутствию бумаги в жизненном цикле отношений с государством и т. п.

Такой ответ меня, естественно, очень заинтересовал, и я решил посмотреть, как себя предполагает трансформировать наше с вами государство.

Что в нацпрограмме тебе моей…

Прежде всего в основе нынешних процессов государственной трансформации лежит Указ Президента «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», в котором наряду с прочими отражены и вопросы цифровой трансформации. В нём определяются ключевые приоритеты развития страны до 2024 года, и, естественно, «обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере» (пункт 1ж). Для достижения поставленных Указом задач в этом же документе  определены 12 приоритетных Нацпроектов  — это и Демография, и Образование, и Наука, и Экология, и Здравоохранение, и Жильё и городская среда и прочие — их все можно в Указе найти, как и ключевые задачи, которые каждый из Нацпроектов должен решить…

Безусловно, меня интересовали все 12 Нацпроектов, но больше всего, разумеется, проект под номером 9 — «Цифровая экономика». Итак, что удалось понять про цифровую трансформацию государства в горизонте до 2024 года.

В явном виде вопросы цифровой трансформации перед собой поставили следующие нацпроекты.

Образование:
  • создание современной и безопасной цифровой образовательной среды, обеспечивающей высокое качество и доступность образования всех видов и уровней;
  • формирование системы непрерывного обновления работающими гражданами своих профессиональных знаний и приобретения ими новых профессиональных навыков, включая овладение компетенциями в области цифровой экономики всеми желающими.
Безопасные и качественные автомобильные дороги:
  • внедрение новых технических требований и стандартов обустройства автомобильных дорог, в том числе на основе цифровых технологий, направленных на устранение мест концентрации дорожно-транспортных происшествий
Повышение производительности труда и поддержки занятости:
  • формирование системы подготовки кадров, направленной на обучение основам повышения производительности труда, в том числе посредством использования цифровых технологий и платформенных решений.
 Развитие малого и среднего предпринимательства и поддержки индивидуальной предпринимательской инициативы:
  • создание цифровой платформы, ориентированной на поддержку производственной и сбытовой деятельности субъектов малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей.
Я бы не сказал, что богато. Совсем небогато. И пока на стратегическом уровне каких-либо масштабных инструментов, направленных на те самые изменения принципиального взаимодействия, на которое указывали мои коллеги как на цифровую трансформацию, разглядеть непросто… Возможно, они появятся на следующих уровнях – тактических? Но на это сложно рассчитывать, если они не обозначены на верхнем, целевом уровне.

Идём по подсказкам

Вся надежда осталась на основную, профильную, так сказать, нацпрограмму «Цифровая экономика». Поэтому ее стратегические цели и задачи рассмотрю целиком, как они представлены в Указе.

Сначала цели:
«11. Правительству Российской Федерации при реализации совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации национальной программы “Цифровая экономика Российской Федерации” обеспечить в 2024 году:
а) достижение следующих целей и целевых показателей:
  • увеличение внутренних затрат на развитие цифровой экономики за счет всех источников (по доле в валовом внутреннем продукте страны) не менее чем в три раза по сравнению с 2017 годом;
  • создание устойчивой и безопасной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры высокоскоростной передачи, обработки и хранения больших объемов данных, доступной для всех организаций и домохозяйств;
  • использование преимущественно отечественного программного обеспечения государственными органами, органами местного самоуправления и организациями»
Первая цель вообще немного удивляет и пугает – вряд ли она направлена на изменения (по крайней мере в обсуждаемом ранее аспекте) в деятельности государства и чиновников... Странно, как вообще могла появиться такая формулировка. Но, значит, так надо.

Вторая цель известна еще со времен программы «Электронная Россия», и ее вряд ли можно отнести к цифровой трансформации. В нынешнем лексиконе это как раз чистая автоматизация.

Ну а третья цель не дает указания на наличие именно смены парадигмы государственного управления в сторону нового подхода к организации и обеспечению его деятельности. И относится в лучшем случае к информатизации... К тому же измерять достижение цели можно по-разному. Если считать, как отношение количества инсталлированных на рабочем месте чиновника программных продуктов отечественного производства к общему количеству программного обеспечения на рабочем месте, то уже сейчас очевидно использование преимущественно отечественного ПО (хвала касперским, сикретнетам випнетам, яндекс-браузерам и прочим примочкам, стоящим на каждом рабочем месте).

Итак, в целях ничего толком не нашли. Вероятнее всего, ответ на интересующий нас вопрос про цифровую трансформацию государства мы найдем в задачах, отраженных в Указе? Для удобства последующего обращения к задачам последовательно пронумерую их:
1) создание системы правового регулирования цифровой экономики, основанного на гибком подходе в каждой сфере, а также внедрение гражданского оборота на базе цифровых технологий;
2) создание глобальной конкурентоспособной инфраструктуры передачи, обработки и хранения данных преимущественно на основе отечественных разработок;
3) обеспечение подготовки высококвалифицированных кадров для цифровой экономики;
4) обеспечение информационной безопасности на основе отечественных разработок при передаче, обработке и хранении данных, гарантирующей защиту интересов личности, бизнеса и государства;
5) создание сквозных цифровых технологий преимущественно на основе отечественных разработок;
6) внедрение цифровых технологий и платформенных решений в сферах государственного управления и оказания государственных услуг, в том числе в интересах населения и субъектов малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей;
7) преобразование приоритетных отраслей экономики и социальной сферы, включая здравоохранение, образование, промышленность, сельское хозяйство, строительство, городское хозяйство, транспортную и энергетическую инфраструктуру, финансовые услуги, посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений;
8) создание комплексной системы финансирования проектов по разработке и (или) внедрению цифровых технологий и платформенных решений, включающей в себя венчурное финансирование и иные институты развития;
9) разработка и внедрение национального механизма осуществления согласованной политики государств – членов Евразийского экономического союза при реализации планов в области развития цифровой экономики.

    Задачи 2, 4, 5, 8 и 9, с моей точки зрения, опять нам ничего не говорят именно про цифровую трансформацию. Это вопросы информатизации, автоматизации, обеспечения и пр. Пятую задачу отнес к этой группе именно потому, что ее основное декларирование – это именно применение отечественных решений. Вектор на импортозамещение, а не на цифровую трансформацию как таковую.

В первой задаче я ожидаю к моменту утверждения непосредственно нацпроекта понять фразу «внедрение гражданского оборота на базе цифровых технологий». В ней есть и граждане, и цифровые технологии, но из контекста совершенно непонятно, что же собираются внедрить? И как вообще можно внедрить гражданский оборот?

Ну вот в сухом остатке мы и дошли до сути цифровой трансформации. Это задачи 6 и 7. Именно здесь говорится о необходимости «внедрения цифровых технологий и платформенных решений в сферах государственного управления и оказания государственных услуг» и о «преобразовании приоритетных отраслей экономики... посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений».

И как резюмирующая, с моей точки зрения, — задача № 3, посвященная подготовке высококвалифицированных кадров для цифровой экономики.

Надежда есть?

Кстати, один из очень уважаемых мною коллег на все тот же мой вопрос, чего он ждет от цифровизации и цифровой трансформации, ответил, что как раз с его точки зрения цифровая трансформация должна прежде всего произойти в модели мышления «систем управления», чиновников...В условиях современных вызовов, которые нам бросает и технический прогресс, и социальная модель общества, превратившаяся с распространением социальных сетей, в совершенно новую структуру и организм, они должны понять, что необходимо радикально поменять функцию чиновника с «хозяина» на «помощника» и понять, что именно сейчас есть шанс государство перевести от точки «власть» в точку «качество жизни».

Мне очень понравился этот довод. И я очень надеюсь, что цифровая трансформация не ограничится реализацией этих самых трех «цифровых» задач , что она будет направлена не только на достижение первой цели «Цифровой экономики» — «увеличение внутренних затрат на развитие цифровой экономики не менее чем в три раза», но и именно на те цели и задачи, которые мои коллеги ожидают от цифровой трансформации...

Итак, ждем окончательной редакции Нацпроекта «Цифровая экономика». А в заключение хочется перефразировать высказывание одного из самых любимых моих персонажей — профессора Преображенского: «Цифровизация — не в нацпроектах, а в головах».

цифровая трансформация, Цифровизация

Горячие темы: Бизнес в цифре

Журнал: Журнал IT-Manager [№ 09/2018], Подписка на журналы


Поделиться:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Также по теме

Другие материалы рубрики

Мысли вслух

Можно ли, поняв, что половина информации не доходит до серого вещества, отсеиваемая «вратами сортировки», что-нибудь с этим сделать?
Уже довольно многие согласны с тем, что в крупных организациях необходимо создавать т. н. «службы заказчика», предоставляющие аутсорсинг ИТ-услуг.
На первой встрече по первому проекту, на котором я выступала в роли аналитика, я молчала, хмурила брови и писала что-то в блокнот. В общем-то, я и сейчас на встречах с бизнесом хмурю брови и пишу в блокнот. Но только раньше я это делала от неопытности, а теперь от неожиданности.

Компании сообщают

Мероприятия